Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:58 

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Зачем Штейн завел дневник, или, а на кой хрен козе баян? У Штейна сессия, Штейн закончил свое бессмысленное мини и хочет только одного – спать. Ладно, спать и читать. А читать, мать перемать, нечего. А если и есть чего, то это имеет очень дохлый вид и явно имеет какое-то отношение к университетской библиотеке.
Если подумать, то у Штейна висит еще два незаконченных фика, вопрос только, что заканчивать первым: Некроманта или Мистификацию? Приоритеты, приоритеты…

15:33 

Выполз в город.

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Ох, я словно вернулся в детство и заново поиграл в приставку. Полное погружение.

01:56 

давно не писал, ага.

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Мне уже думается, что сухой асфальт и листва на деревьях – порождение моего больного мозга. Как единороги и Зубная фея.

@музыка: Galneryus - Angel of Salvation

@настроение: с матами

@темы: погода, киев, снег,весна

13:20 

Концерт Мельницы в Киеве 21.04.12

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Вчера Мельница приехала в Киев с новой программой.
Отличный концерт, в прочем, как всегда, но в этот раз еще более душевный.
Возможно потому, что я сидела на первом ряду, не знаю.


@музыка: Мельница – Дороги

@настроение: Волшебное

@темы: Киев, Мельница, восторг, концерт, музыка

19:17 

Радость.

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Поделюсь с Вами радостью)
На одно из моих фан-видео написали позитивный комментарий..сам автор!
Лилит Сэйнткроу ответила на мое видео к ее книгам Данте Валентайн!


16:53 

Непотраченная энергия

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Акт 1.


Действие первое.


Спальня Рокс, в которой та проживала несколько дней, пока ее благоверный был в отъезде по не менее благоверным делам вампирской политики. Сама же Рокс невозмутимо читает отрытую и запасливо стащиную у Генри книгу и уже битый час холоднокровно пытается не обращать внимание на шум, доносящийся снизу. Надежда на то, что это кто-то из клана притащил себе ужин, почти погасла, так как столько времени терпеть столь голосистую жертву может только мазохист. Тяжело вздохнув и горестно подумав о нелегкой вампирьей судьбе, Рокс бесцеремонно швырнула книгу на пол и вышла в коридор. Где-то на первых этажах, явно происходило Взятие Бастилии, или что-то не менее весомое, если судить по грохоту, стуку и победным крикам. Пожав плечами, девушка бодрым шагом направляется к эпицентру этого невразумительного действия. На пороге ее останавливает что-то, откровенно напоминающее кучу хлама.
- Отнеси это Медлен, пожалуйста, - вежливо обращается оно к Рокс и, не дождавшись ответа, взгромоздивши на ее хрупкие плечи половину добра, сваливает, пока ошеломленная вампиресса не послала его куда подальше. Вампиресса не послала, но, зато довольно ощутимо, толкнула дверь ногой, от чего та обидчиво скрипнула.
Холл, или во всяком случае ранее тут находился холл, превратился в декорации к фильмам Тода Броунинга. Все в лучших традициях - паутина, свисавшая с потолка, свечи, неравномерно расставленные по комнате, много какой-то материи и даже несколько летучих мышей, неясно как крепившихся к потолку и делая видимость если не полета, то хотя бы затормозившей левитации.
Медлен: – О, вот оно, спасибо.
Рокс (нахмурившись): – Не за что.
Медлен: – Ты чего такая хмурая?
Рокс (еще сильнее нахмурившись): – Я не хмурая, я в раздумиях.
Медлен (удивленно): – И о чем же эти раздумия?
Рокс (философски): - О смысле бытия!
Медлен (ошарашено смотрит)
Рокс (хмуро): - О смысле бытия тут всех этих вещей и их вложение в общую концепцию с окружающей средой.
Медлен (добродушно): – Готовимся к празднику.
Рокс (так же хмуро): – Профессиональному?
Медлен (так же добродушно): – Нет, кельтскому.
Тут открываются двери в то, что когда-то было холлом, заходит Генри. На нем белая рубашка, которая уже изрядно успела запачкаться и темные джинсы. Генри с интересом всматривается то в улыбчивое лицо Медлен, то в хмурую физиономию Рокс. Потом, все же, оставляет свой выбор на черноволосой вампирессе.
Генри (с улыбкой): – Рокс, репетируешь?
Рокс: – Нет, разыгрываю.
Медлен (к Генри): – Морган уехал, вот она и злится.
Генри (многозначительно): – Ааа, теперь ясно. Непотраченная энергия и все такое…
Медлен (смутившись): – Да я не об этом…
Рокс (весьма демонстративно кашляет, тем самым показывая, что причина их беседы все еще тут и все еще без настроения).
Генри (улыбаясь): - Рокс, плохо быть занудой в твои то года.
Рокс (ответно улыбаясь): – Это я просто еще молода для старческого маразма.
Медлен (фыркнула).
Рокс (обреченно): - Детский сад…
Генри: – А книжки у меня таскать - это не детский сад?
Рокс (ничуть не смутившись): – А чего ж ты раньше молчал?
Генри: – А повода не было.
Рокс (обвинительно): – Интриган!
Рокс разворачивается и чуть не налетает на Роланда, который с весьма удивленным взглядом рассматривает окружающую среду.
Рокс (серьезно): – Розовое платье в рюшках имеется?
Роланд (малось офиигевши): – А зеленое подойдет?
Генри (шопотом, думая что его никто не слышит): – Вот так раскрываются семейные тайны…
Рокс (все так же серьезно): - Нет, не подойдет. А парик? Белый, с кудряками?
Роланд (еще более офигевши): – Зачем?
Рокс: – Для дела.
Рокс уходит, все остальные смотрят ей в след, потом пожимая плечами расходятся, но каждый из вампиров в душе молится Богу, чтобы Морган приехал поскорее и непотраченная энергия вампирессы ушла в верное русло.

Действие второе.


Прошел час.
Генри сменил рубашку и теперь щеголял в простой черной футболке, скорее взятой не из эстетических, а практичных изображений. Медлен полюбовно развешивает по залу паучков, а Роланд пытается сложить декорацию в форме весьма довольного собой скелета, но это выходит у него несовсем удачно. У бедной декорации постоянно отваливается какая-то конечность, а пару раз даже такой жизненно-важный орган, как необходимая челюсть. Тут дверь в холл открывается и в нее, шагая, словно моряк по палубе, заходит что-то. Это что-то, в немыслимом розовом наряде с кучей всяких оборочек, бантиков и складочек, что скорее напоминает фантазию престарелой Золушки, нежели платье, шагало с беспристрастным лицом. Продолжает это безобразие длинный, кудряшестый парик, совершенно желтого цвета, в котором проглядывается несколько бантиков поросячего оттенка. Жертва моды продолжает маршировать в центр зала, ничуть не обращая внимания на полные непонимания взгляды.
Медлен (тихо): - Я с нее балдею!
Генри (так же тихо): – А это точно она?
Роланд (с кистью скелета в руке): – А чем ей зеленое не подолшло?
Розовое недоразумение продолжает созерцать всех с недовольным видом.
Медлен (к Рокс): - Ты что делаешь?
Рокс (пофигистично): – Буду портить праздник.
Роланд (возмущенно – вопросительно): – Наш?
Рокс (все так же пофигистично): – Нет, кельтский.
Роланд (аккуратно): – Рокс, сними ты это..ээ…платье. Ты в нем… неочень.
Медлен (с иронией): – Какие мы честные.
Роланд (напыщенно): – Я вообще честный!
Генри (чуть понизив голос): – Особенно зa игрой в покер.
Роланд уставился на Генри, потом на Рокс.
Роланд (к Рокс, с возмущением): – Это ты ему сказала!
Рокс (пофигистично): – Нет, это былa твоя совесть.
Медлен (фыркая): - Типа такое может быть.
Рокс (все так же пофигистично): – Верно, как может говорить тот, кого не существует.
Роланд (зло): - Ах вы…
Медлен (миролюбиво): – Успокойся, зайчик.
Генри (удивленно): – Зайчик?
Генри и Медлен пытаются прикрыть смех за покашливаньем и похрюкиванием.
Рокс (к Генри): – А тебе завидно, птенчик?
Роланд (посмеиваясь): – Нет, я думаю ему вообще не хватает женского внимания, (душевная пауза) птенчик!
Генри (злобно): – Это ты сейчас мне, (душевная пауза дубль два) зайчик!
На заднем фоне перепалки уже во всю хохочут девушки.
Парни злобно косятся один на другого, потом хмыкают и развернувшись уходят по разным сторонам комнаты - Роланд для доделывания декорации, Генри для симметрии.
Роланд, наконец, успешно цепляет руку и довольный любуется своей работой. Нo тут приближается, уже ставшее угрюмым, розовое недорaзумeние и под возмущенные крики Роланда, отнимает у скелета не только челюсть, но и всю голову.
Рокс (мелaнхолично держа ухмыляющийся череп): – Бедный Роланд.
Несколько минут Рокс грустно смотрит на находящийся в ее руках предмет.
(неопределенный голос откуда-то из поместья): - О, кажется наш граф Дракула вернулся.
Рокс поворачивает голову и смотрит в обсидиановые глаза прeславутого Дракулы.
Рокс (мысленно): – Может и правда…непотраченная энергия…

22:10 

Бездна Челленджера 10

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я измучена этими длинными днями
Без заботы, без цели, всегда в полумгле...
Можно тени любить, но живут ли тенями
Восемнадцати лет на земле?

Марина Цветаева

Что нам до Адама и Евы? Что нам до того, как живет земля? (с) Мельница

Музыка: Katie Knight-Adams - Riding on the rocks

В последние дни мое состояние улучшилось, хотя о полноценной жизни вампира думать было ещё рано. Возможно, этому послужила кровь Моргана, а возможно, некоторые перемены в моей жизни, но я уже не ощущала себя такой слабой и неполноценной, как в последнее время. Силы возвращались, и можно было даже подумать о тех новых возможностях, которые откроются после того, как все это кончится. Если учесть, что даже не в самой лучшей форме я очень быстро регенерировала после ожогов, то можно предоставить, что я получу в конечном результате.
Но у каждой положительной стороны есть отрицательная, и я не исключение. Чувство вины не покидало меня, и я понимала, что с этим придётся жить столько, сколько мне отпущено судьбой. Чем дольше живешь, тем сложнее держать свою совесть незапятнанной, а когда впереди вечность, то надеешься хотя бы на несколько светлых пятен.
Морган уладил всё, что касается моего вопроса о Ральфе, и теперь у меня на полке красуется его книга в чёрном переплёте и серебряными буквами на обложке. Жаль что без автографа… Жаль, что мой дорогой брат так никогда и не увидит своих собственных изданий. Он не узнает о своём успехе и о том, как лестно отзывались критики о его творчестве. «После множества совершенно пустяковой литературы, наконец, появилось нечто серьёзное и стоящее внимания» - писали в одной из газет. «Шедевр, классика готического романа в современном мире» - продолжает хвалебную речь какой-то очередной глянец. Я лишь улыбаюсь и думаю о парне, по которому так скучаю и перед которым так виновата. И еще Иви… Дейреде окончательно потеряла рассудок и девочка осталась сиротой, так как её мать забрали в лечебницу, и на сколько я знаю, она уже никогда не выйдет оттуда. Во всяком случае тут говорят врачи, к которым Морган посылал своих людей. Мы отправили малышку учиться в частную школу-интернат, а также перечисляем на её счёт все деньги от продаж книг её брата, да и не только от них… Я не питаю к этой девочке никаких особых чувств, я не буду себя обманывать, но я просто хочу, чтобы она жила достойно. Чувство вины? Вполне возможно, но какой смысл выяснять причину действий? Главное результат. А результат меня устраивал, так как Иви великолепно училась и проявляла способности в живописи и литературе, как и её старший брат. Кто знает, возможно, скоро на моей полке будут и мои книги?
- Это твоя ветвь. Та ветвь, которая будет нести твою кровь столетиями, меняя обличия и характеры. Это – твоя линия, и ты не должна допустить, чтобы она прерывалась, – как-то сказал мне Морган.
И мне было очень приятно, что он понимает меня, поддерживает, помогает. Он опекает меня, словно я не его супруга, а дочь, хотя, возможно, так и должно быть? Я не могу покинуть дом Моргана без него или его доверенных лиц, так же, как и поместье, в котором теперь я бываю не так часто. Супруг уверяет, что эти нормы предосторожности исключительно на время моего шаткого состояния, и я очень надеюсь, что это правда. Я ощущаю себя довольно сковано, немного подавлено, но это стимулирует меня развивать и восстанавливать саму себя. Держаться и набираться сил. Я снова хочу дышать полной грудью, снова иметь власть над своей жизнью. Но что-то внутри меня тихо шепчет, что всё изменилось, что никогда не будет как прежде.
Я стояла на балконе дома Моргана, или можно сказать, нашего дома? Хотя меняет ли это суть? Имею ли я право заменять «я» или «он» на «мы»? Реально ли это «мы»?
- И о чём ты думаешь? – услышала я шепот у самого уха, когда Морган обнял меня сзади за талию.
Я расслабилась в его руках и улыбнулась. Ощущение полного спокойствия было таким неправильным, но я позволила себе окунуться в него с головой, закрывая глаза и чувствуя себя в полной безопасности.
- Ни о чём, - вяло проговорила я, предпочитая оставить свои помыслы при себе.
Морган лишь сильнее прижал меня к себе, и мне казалось, что я смогу уснуть, будучи в таком умиротворённом состоянии.
- Скажи мне, что ты будешь делать с Иви, когда она подрастёт?
Этот вопрос застал меня врасплох. Я не ожидала, что мы будем говорить об этом сейчас. Я бы предпочла молчание, но, тем не менее, я хотела бы обсудить этот вопрос с Князем.
- Ничего такого, что бы как-то затронула её судьбу. Думаю я и так сделала достаточно. Просто хочу быть спокойна за неё и знать, что она получает всё, что ей необходимо.
- Ты хочешь воплотить в себе Махарет, проследив свой род, создав тем самым самую мощную линию крови? – поинтересовался Морган, и в его голове не было ничего, что бы выдавало его эмоции.
В голове всплыл образ женщины с огненными волосами, так прекрасно описанной леди Райс. Будучи в прошлом ведьмой, Махарет, одна из рыжеволосых близнецов, стала одним из самых старейших созданий на этой планете, оставаясь в полном уме и здравии на протяжении шести тысяч лет только благодаря своей линии крови, за которой неустанно следила. Но хотела ли я подобного? Могла ли в действительности воплотить в себе образ, так тщательно продуманный человеческим разумом?
- Ты считаешь, что я могу взять на себя подобную ношу? - наконец спросила я.
- Я не знаю, - изрёк Морган, - это должно быть твоим решением, независимо от мнений остальных. Ты можешь оставить её, или смотреть за ней, это твоё право. Но ты также знаешь, что ты можешь обратить её в нашу веру.
- Стать ее сиром? Матерью? Сильный шаг, очень сильный. Не думаю, что даже через несколько лет, я буду готова к этому.
- Пару лет могут изменить многое, ты сама это знаешь. – Князь коснулся губами моей шеи. Касания, такие невинные, заставляли меня терять нить рассуждений и окунаться в забвение.
- О да, как же мне об этом не знать, - совсем тихо проговорила я.
Прикосновения становились все настойчивее и откровеннее, заставляя совершенно забыть о сути нашего разговора. Хотелось лишь прижаться сильнее и, наконец, потерять голову…

Она – проклятое создание. Она – одна из проклятых.
Её жизнь – чья-то смерть.
Создание мрака, ребёнок ночи.
Эпитеты бесконечны, черны…
Но для неё они не имеют смысла.
Кто ты, если ты – пуст внутри? И кто ты, если зверь находится в твоём теле?
Прими это, живи с этим…
В твоём мире.


КОНЕЦ

22:09 

Бездна Челленджера 9

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
"Я не прошу о многом: просто не нарушайте моего одиночества и не оставляйте меня одного."

(с)

Какую власть имеет человек,
Который даже нежности не просит...
Я не могу поднять усталых век,
Когда моё он имя произносит...

Анна Ахматова

Музыка: Nickelback - Never Gonna Be Alone

Я, не глядя, шла вперёд, к своему автомобилю, когда ощутила что-то ужасное. Вокруг словно всё озарило белой вспышкой, глаза начало ужасно печь, и мне казалось, что я ослепла. Сильная боль обожгла меня, левая сторона лица пылала огнём. Восход! Солнце только начинало подниматься, но даже слабые лучи, коснувшиеся моего тела, были пыткой. Как я могла забыть? Господи, но я же не могу вернуться… Думать было некогда, и я хотела рвануть, как можно быстре, к машине, зная, что в ней тонированные стёкла. Правда, не будучи уверенной, что мне это поможет. Скорее всего, нет. Тем не менее, я не могла вернуться в тот чёртов дом. Я готова просидеть весь день в машине, скрутившись на заднем сидении, где то в лесу, но только не тут, не с ними рядом…
Мгновение ока - и кто-то схватил меня сзади. Я уже не могла соображать нормально - боль охватила меня с невероятной силой. Мне казалось, что я горю заживо. Но, разумеется, это были только мои ощущения. Для вампиров в нормальном состоянии солнце не представляет опасности, а вот для меня - это был настоящий ад. Тем не менее, я попыталась вырваться, хотя, любое дополнительное движение ещё больше усугубляло положение, но попытки были тщетны. Ощущение такое, будто ты борешься с чем-то нерушимым, с чем-то неестественным, нереальным. Хотя, возможно, вся причина в моём состоянии - сейчас я не в самой лучшей форме.
Меня втащили в дом. Это я не столь поняла, сколько ощутила, так как жжение стало слабее, и глаза перестало резать. Боль была еще очень сильной, но уже немного отпускала. Не знаю, что точно происходит вокруг - глаза мои ещё ничего не видели. В голове мелькнула мысль, что они не смогут восстановиться. Я слышала звук открывающейся и закрывающейся двери, и вот, наконец, меня выпустили из рук и достаточно резко посадили (как я поняла) на кровать, а, возможно, диван или что-то подобное. Хотя это сейчас меня вообще не интересовало, так как я поняла, что не ощущаю того, кто принёс меня сюда, а значит…
- Попробуй посмотреть на меня, - сказал Морган и, хотя он говорил спокойно, я слышала гнев в его голосе.
Я вздохнула и медленно начала открывать глаза. Я видела лишь темноту. Это напомнило мне недавнюю потерю зрения, но потом я начала замечать очертания и тени. Комната была ещё мрачнее моей - если такое вообще возможно - и, возможно, поэтому тут мне было уютно. Затем мой взгляд сфокусировался передо мной, и я увидела вампира, что принёс меня сюда. Морган стоял напротив, прислонившись к стене и сложив руки на груди.
- Хорошо, - в своей жесткой манере продолжил Князь, - глаза ты не повредила.
Он замолчал, а потом резко оказался рядом и сжал мои плечи:
- Чем ты думала? Ты вообще думала!? Что ты вообще делала? Куда?! Куда, скажи на милость, тебе ехать понадобилось? Тем более, что ты знала – я запретил куда-либо тебе уезжать!
- Ты не мне запретил, ты сказал, чтобы меня не выпускали, - возразила я, ощущая, как больно мне говорить.
Морган зарычал, и с ним произошли те перемены, что заставили меня как можно дальше отодвинуться от него. Что-то происходило внутри вампира, в его глазах что-то необъяснимо менялось. Xотя, что именно, я понять не могла. Эти перемены пугали меня. Cловно я наконeц поняла, что за чудовище находится передо мной и какой силой на самом деле оно обладает. Смотря на Моргана, я ощущалa себя человеком, а не вампиром, что ещё больше обезоруживало меня.
- Хватит! Хватит, чёрт побери! Чего ты хочешь? Снова сбежать?! Нет. Я дал тебе возможность сделать это в прошлый раз, но сейчас у меня нет настроения играть в твои игры. Пора взрослеть, Рокс, и, если ты этого не понимаешь, то мне прийдётся тебя заставить. Ты только что, сама лично, чуть не убила себя и чудом не осталась слепой! Ты понимаешь, что делаешь, или нет? Я запру тебя в подвале и буду держать там, если ты не прекратишь все это!
Морган каждое слово выговаривал чётко, но сквозь зубы. С каждым словом он придвигался всё ближе, и, в конечном счёте, был так близко, что я могла ощутить его прерывистое дыхание, ещё больше подтверждающее его взвинченное состояние.
А в следующее мгновение я ощутила его руку на своей шее и касание моих губ его губами. Морган целовал грубо, властно, подавляюще. Своеобразная демонстрация власти, если хотите, но было в этом так же много чего-то такого, что заставляло меня потерять голову. Кожу жгло, но вампр не касался обожжённых участков, при этом - наоборот, заставляя меня забыть о боли. Да не только о боли, а и обо всём. Словно ничего не было: ни пропажи Князя, ни слов Роланда, ни Лоры.
- Ну почему ты это делаешь? Почему уходишь, сбегаешь? Почему не устраиваешь вместо этого сцен, не доказываешь ничего, не пытаешься выяснить или понять, а просто сбегаешь? Не делай этого… Я же мог тебя потерять… - шептал Морган, чуть отстранившись от меня, но так, что наши лбы соприкасались.
- Я не люблю быть навязчивой. Я чувствую когда нужно уйти и не создавать проблем. – так же шёпотом ответила я. - Почему ты не сказал мне, что это я виновата в их смерти?
- Потому что ты - не виновата, - ответил Князь.
- Но Роланд…
- Роланд может говорить всё что угодно, но он толком ничего не знает. Да, ты должна была знать всё, но даже без этого ты никому ничего не говорила. Про Джеральда узнать толком уже ничего нельзя, о таких вещах информация не хранится. А Ральф… - не ты причина его смерти, а его графоманство. Не знал парень, что мать его дневник читает. Хорошо, хоть он твоё имя не написал. В общем, Дейреде поняла, что это уже не фантазии мальчика, а что-то более существенное. В итоге она подняла шум, заявила, что её сын ешкается с Дьяволом и что это - её проклятье. Сама понимаешь, такое не могло остаться не замеченным, тем более… - Морган замолчал.
- „Тем более“ что? – не выдержала я.
- Тем более, что не только Роланд наблюдал за ней. Совет знал о Дейреде, Виктор, скорее, все это делал для самой Нэнси, чтобы они думали, что им ничего не грозит. На самом же деле, твой отец просто взял попечительство над Дейреде; заверил, что онa ничего не скажет. В общем…
- Очередной спектакль. - закончила я за супруга и тот кивнул головой. - A Ральф…?
- А Ральф не был ни под чьим попечительством, и из-за своей мамаши был убит. Не подними она шума… Глупая.
- Господи… - я даже не знала, что сказать. Нет, моя вина не уменьшилась, но…
- Рокс, всё хорошо. Пожалуйста, брось всё это. Отпусти. Слышишь? – прошептал Морган и снова поцеловал меня. На этот раз всё было куда мягче, но только первые мгновения. Поцелуй становился всё более страстным; мои руки уже обнимали Моргана за спину, тем самым ещё ближе прижимая его к себе. Боли я уже почти не ощущала. Bампиры регенерируютcя с завидной скоростью, но даже на то остаточное явление, я не обращала особого внимания. Рука Князя медленно проникла под рубашку, когда дверь отворилась.
- Морган, куда ты…
Лора застыла на пороге. Я думала, Морган сразу же отстранится, но он даже не убрал руку с моего живота.
- Лора, мне придётся сказать Bашему „отцу“, что Вы совершенно не знакомы с правилами этикета, и не только из-за того, что ослушались меня и не покинули территорию моих владений в срок, но и потому, что просто не научились стучать прежде, чем войти. Неужели даже Ваше чутьё не подсказало Вам, что я не один? В таком случае, я думаю, Вы совершенно не готовы, чтобы вступить во Внутренний Круг. Штормовое предупреждение уже отменено, так что - самолёт ждёт Вас. Желаю Вам как можно скорее добраться домой, - совершенно спокойно, с нотками сладкого, сказал Морган.
Я cделала усилие над собой, чтобы не засмеяться, и, как только тирада Моргана закончилась, я повернула его голову к себе и резко впилась в его губы. Князь моментально забыл, что где-то там стояла златовласа, и вернулся к своему первоначальному занятию.
- Что это было? – спустя некоторое время спросил Морган, при этом, не сдерживая плотоядной улыбки.
- Ты о чём? – с наигранным удивлением протянула я, целуя его подбородок.
- Перестань, ты никогда не целовала меня первая, да ещё и так…
- Ну, не правда - целовала, тогда… перед…
- Перед тем, как уехать в Ирландию, - закончил за меня Князь, хотя я хотела сказать про Сход, - но это было не то, совсем не то…
Потом Морган резко сощурился, и улыбка на его лице стала ещё шире.
- Ты ревнуешь, - победоносно заявил он.
- О, да-а! Конечно! Только и делаю, что ревную тебя. Всю жизнь только этим и занимаюсь, - протянула я, уже сама улыбаясь.
- Ты ревнуешь!
- Нет, не…, - я не успела договорить, как Морган схватил меня и прижал к себе, уже откровенно смеясь.
- Не спорь, - сказал мне он на ухо, попутно поцеловав кожу.
Я прижалась к его груди и закрыла глаза. Всё? Вот и всё? Всё хорошо?
- Мне нужно договориться с издательством о книге Ральфа. И вообще, всё это необходимо организовать, а я теперь к Дейреде на километр подойти боюсь. Вообще к смертным…
- Я займусь этим, - спокойно сказал мне Морган, целуя в макушку, - я смогу все сделать так, чтобы Совету не к чему было придраться.
- Для этого просто достаточно, чтобы ты сказал, что это касается тебя? - с улыбкой спросила я.
Морган был очень влиятельным вампиром, так что ему достаточно было слова для того, что бы уладить подобные проблемы.
-Да, - шепнул мне на ухо Князь.
- Зачем это тебе? – спросила я.
- Потому что я тебя люблю.
Я напряглась всем телом. Резко повернув к нему голову, я всматривалась в его глаза, словно пытаясь в них прочесть, правда это или нет. Улыбка ушла с лица Моргана, он смотрел на меня со всей свойственной ему серьёзностью. Его тело тоже было напряжено, словно он ждал чего-то. Он ждёт… Ждёт ответа. Сказать? Сказать, что тоже его люблю? Просто. Слишком просто.
Резко обняв за шею Князя, я потянулась к его губам. За миллиметр до касания, я скользнула языком по своим зубам и, когда наши губы соприкоснулись, Морган вкусил моей крови.
Я раскрылась, открыв свои эмоции для него, даже не пытаясь что-то скрыть. Я хотела, чтобы Морган знал, что я люблю его. Люблю, а не просто отвечаю на его слова. Я хочу, что бы он знал, насколько он важен для меня. Но через мгновение меня накрыло другое чувство. Оно было схожим с моим, вот только я не отдавала его, а принимала. Вкус на губах стал чуть другим, и я поняла – Морган сделал ответное движение. Князь дал мне свою кровь, не сдерживая своих эмоций. Он любил меня. Действительно любил. Он испытывал смешанные чувства нежности и чувства собственности. Я утопала в осознании того, что нужна ему, что дорога ему. Это было столь удивительно, что не поддавалoсь описанию. Сливаясь в кровавом поцелуе, мы обрели друг друга.
- Ты будешь моей женой? – отрываясь на мгновение, спросил Морган.
- Но я уже... – непонимающе сказала я.
- Нет, скажи то, что хочешь ответить именно ты, - шепнул он.
Я смотрела в чёрные бездонные глаза и думала, что сделала в своей жизни очень много ошибок - из-за меня погибали люди, я заставляла других возиться с собой, многое делала не подумав, оступалась с завидной частотой и при этом всегда чувствовала себя слабой и неполноценной. И я очень хорошо понимала, что сейчас стою на пути к ещё одной ошибке. Возможно, самой большой в жизни. И я не хочу, чтобы она была в моём списке. Я не сделаю её, не оступлюсь ещё раз.
- Да, - чётко сказала я, и в этот момент что-то скользнуло по моим пальцам. Кольца. Кольца, оставленные мною в моей же комнате.
- Я… - мне хотелось оправдаться, как-то пояснить причину, но Морган прижал палец к моим губам.
- Теперь не снимай их, - прошептал он мне.
- Не буду, - кивнула я, - я ими очень дорожу. Просто - эмоциональная очень.
- Я знаю, - Морган поцеловал меня в лоб.
- Я люблю тебя.

22:07 

Бездна Челленджера 8

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я просто хочу быть кому-то нужным.
Нужным и необходимым.
Мне нужен кто-то, кому я мог бы отдать всего себя — все свое свободное время, все свое внимание и заботу.
Кто-то, зависимый от меня.
Обоюдная зависимость

(с) Чак Паланик. Удушье

Когда даёшь себя приручить, потом случается и плакать.

(с) Антуан де Сент Экзюпери "Маленький принц"

Музыка: Evanescence - Away From Me

- Скорее всего, они сделали аварийную посадку, ещё не покинув воздушное пространство Германии. Я думаю, они выйдут на связь, как только смогут, но пока остаётся лишь догадываться. Мы понятия не имеем, где их искать. Hикакой информации нам не поступало ни о незапланированных посадках, ни о каких-либо авиакрушениях…
Одно и то же, одно и то же…
Я слышу одни и те же фразы на протяжении целого дня, и ничего не меняется. После того, как объявили штормовое предупреждение по всей стране, связаться с кем-либо стало предельно сложно, так как сеть была перегружена. Циклон направлялся к нам с востока, и хотя этот эпицентр находился ещё за пределами Германии, мы уже ощущали его последствия.
Я куталась в плед, хотя холодно мне не было, и ждала, что услышу хоть что-то новое. Все остальные вопросы и проблемы отошли на второй план, сейчас мне нужно было знать, что Морган жив. Самолеты один из тех видов транспорта, при крушении которого вампир почти так же смертен, как и человек. Падение с такой высоты и мощный взрыв – что ещё нужно, чтобы прикончить даже самого сильного Сородича? Огонь попадёт в разломы кожи и сожжёт тебя изнутри, сделав из тебя что-то похожее на обожжённый глиняный кувшин: хрупкий и такой же пустой внутри.
- Кэролайн, - я не оборачивалась, зная, что это Генри. Он не меньше меня волнуется за Князя, но при этом искренне уверен, что ничего ужасного не произошло, в отличие от меня, - с ним все хорошо, не…
- Ты не можешь утверждать это со стопроцентной уверенностью, Генри. Я буду спокойна только тогда, когда Морган перешагнёт порог этого дома, и я увижу его воочию, - мой голос был достаточно спокоен, чтобы моя внутренняя паника оставалась скрытой для чужих глаз, но я знала, что им не нужны доказательства моего состояния.
- Уверенна, Владу сейчас ещё хуже. Его сын должен был прилететь уже несколько часов назад, а вместо этого, нет ни сына, ни возможности с ним связаться.
Генри ничего не сказал и вернулся к остальным в холл.

Ничего не происходило. СМИ говорили о многочисленных жертвах и новой опасности или даже возможной эвакуации некоторых районов, но во Франкфурте мы не ощущали всего этого столь сильно, и скорее всего на нашей территории ситуация не ухудшится.
Закрыв глаза, я подумала о том, что не смогу увидиться с Дейреде и Иви, как бы мне этого не хотелось, и дело тут даже не в обрушившихся на нас погодных условиях. Я просто не смогу посмотреть им в глаза, зная, что уже двое из моих родственников-смертных умерло после встречи со мной. Конечно, это звучит нереально, но если всё-же есть что-то свыше, и, догадываясь об этом, я поеду к ним, это будет более чем мерзко. Но если я смогу попросить забрать бумаги у Дейреде кого-то другого, то как я смогу узнать, почему Нэнси никогда не говорила о своей сестре. Нет, я не думала спрашивать об этом мать Иви, но моих способностей к чтению мыслей было бы вполне достаточно…
- Ничего нового, - устало сказала Медлен, когда я вошла в холл. Тут было несколько вампиров, которых я не знала, Генри, о чём-то говоривший с одним из незнакомцев, и Роланд, обнимавший за плечи Медлен. Она явно давно не получала крови и от этого выглядела уставшей и слабой. Я подумала, что можно было бы просто воспользоваться донорской кровью для временного улучшения состояния, но покосившись на стол, поняла, что этот способ питания уже использован.
- Знаю, - тихо сказала я.
Честно, мне бы очень хотелось поговорить с Роландом, но сейчас просить его оставить Медлен было равно пытке. Нет, я подожду, все равно время уже ничего не изменит.
Но спустя мгновение, Роланд что-то шепнул Медлен и направился ко мне. Удивлённая, я смотрела на брата.
- Рокс, могу я с тобой поговорить? – обратился он ко мне, и я кивнула. Мы вышли из помещения и направились в комнату, в которой я находилась ранее.
- Я знаю, ты осведомлена о Ральфе и о том, кто он. Я догадываюсь, что ты хочешь сделать, но давай договоримся – я рассказываю тебе то, что знаю сам, а ты больше не возвращаешься к этой теме, хорошо? Я имею ввиду - ты не будешь встречаться с Дейреде, ты не будешь ничего говорить ни Нэнси, ни Виктору, вообще больше ни кому.
Что-то в его тоне пугало меня, что-то столь жесткое было там, что внутри что-то предательски заболело. Я всегда привыкла видеть Роланда добрым и ласковым по отношению ко мне, а сейчас брат выглядел более чем сурово.
- Хорошо, - сказала я, хотя причин такого строгого решения я не понимала.
Роланд внимательно посмотрел на меня, словно что-то решая, а после вздохнул и начал говорить:
- Этo случилось в то время, когда Виктор встретил Нэнси, и они уже некоторое время были вместе. Твоя мать уже знала, кто Виктор на самом деле, но это никогда её не пугало, и твой отец очень это ценил. Он очень любит твою мать, а она намного смелее, чем ты думаешь. Ей пришлось принимать сложные решения, и принятие вечной жизни только одно из них.
Виктор всегда был уверен в своих силах и умел великолепно контролировать себя, даже когда испытывал сильное чувство голода. Тем не менее, он всегда охотился до встречи с Нэнси, даже если был сыт. Он переживал, правда переживал, что что-то случится с ней, так как сама понимаешь, он хотел её как женщину, и в такие моменты вампиры за себя не отвечают.
И вот в одно из таких кормлений, недалеко от места, где жила твоя мать, Виктор ощутил, что не один. С ним рядом был человек. Ясное дело, что это не проблема, одной жертвой больше, другой меньше, но этот человек… Это была Дейреде, старшая сестра Нэнси. Она стояла и во все глаза смотрела, как Виктор пьёт кровь из своей жертвы.
Можешь себе представить, в какое положение попал Виктор. Подобные оплошности не то, что не характерны для него, он вообще не помнил, чтобы на его практике было подобное. Тем не менее, убить девушку он не мог, так как знал, что Нэнси безумно любит сестру и причинять такую боль своей возлюбленной он не хотел.
Я не знаю, как Виктор все это сделал, но факт остаётся фактом – Дейреде нужно было увезти из этого места, и он это организовал. По документам Дейреде Кроули уехала учиться за границу, а на самом деле её… на самом деле она должна была жить в Дублине, на обеспечении Виктора. Разумеется, все это должно было быть скрыто, чтобы никто не проследил связь между вампиром и смeртным. Но Дейреде… я не знаю, как она не сошла с ума, но ты можешь себе представить, что чувствует человек, который познаёт что-то ужасное и невиданное и осознаёт, что его близкий вскоре станет таким же. Таким же монстром. Дейреде думала, что Нэнси не знает о том, кто есть Виктор, но когда осознала, что её сестра почти с самого начала знала о своём возлюбленном, то была шокирована. Её родная сестра, маленькая Нэнси, любит чудовище и более того, хочет стать таким же созданием.
В общем, Дейреде сбежала из Дублина и уехала в какую-то деревушку. Она не хотела принимать тот факт, что жизнь имеет тёмную сторону, темнее, чем убийцы, воры и насильники. Темнее, чем коррупция, денежные махинации и воровство. И она не хотела видеть, как её сестра становится частью ночного мира. Она не принимала денег, не принимала помощи… Она вышла замуж за религиозного фанатика, который через шесть лет после свадьбы покончил жизнь самоубийством во имя Иисуса.
Я знаю всё это, так как лично наблюдал за ней, это была моя обязанность, назначенная Виктором.
Роланд замолчал, хотя мне не казалось, что рассказ завершён. Я забыла, что не дышу и, чтобы что-то сказать, мне пришлось глубоко вдохнуть:
- Почему нужно было, чтобы Дейреде покинула свой дом и уехала? Почему так много сокрытий? – и на последних словах я ощутила, что сама знаю ответ. Но мне стало так не по себе, что я вздрогнула. Нет, не может быть…
- Керолайн, - вздохнул Роланд, - люди не должны знать о нас. И есть те, кто следит за этим.
- Боже… - я поняла. Вот теперь я поняла всё. Господи…
- Но почему… почему я ничего не знала?! Почему ни ты, ни кто-либо другой не сказал мне. После смерти Кроули ты должен был мне сказать! Хоть кто-то должен был! Я не просила говорить мне о Дейреде, но о том, что кто-то будет убивать из-за меня…
- Рокс, я не знаю. Виктор всегда держал тебя в изоляции и давал тебе лишь то, что считал нужным. После смерти Джерольда мы думали, что ты… мертва, и когда это оказалось не так, никто не хотел поднимать эту тему…
- Откуда?! Скажи мне, откуда Джерольд знал, кто я?
Роланд покачал головой, показывая тем самым, что не знает ответа.
- А Ральф… чёртов идиот, зачем он пришёл тогда? Он был бы жив! Он был бы жив, если бы не я! Рaльф и Джерольд были бы живы, если бы меня не было! – я кричала. Кричала, как последняя истеричка, и мне было уже плевать, что меня кто-то мог слышать. Я потеряла контроль над собой, я потеряла остатки спокойствия. Роланд хотел схватить меня за руки, но у него ничего не вышло, я не понимала, почему не даюсь, но мне не хотелось ощущать прикосновений. Никаких прикосновений, слов или взглядов. Я не хочу ничего. Я не имею право на это.
- Рокс, успокойся, пожалуйста, перестань! Ты никому не говорила, кто ты, ты не приходила домой к Ральфу и не называлась. А Джеральд… скорее всего его убили ошибочно, считая, что он осведомлён о том, кто его внучка. Рокс, прекрати, в конце концов ты убивала своими руками и тоже чьих то дочерей, матерей, отцов, сестёр… Ты была, есть и будешь убийцей!
Я отшатнулась от его слов. Словно до меня наконец дошло, кто я и что я. Словно меня показали со стороны, давая понять, что чувствуют те, чьих родных мы забираем.
- Почему никто не сказал… ни ты, ни Морган, ни Медлен… - шептала я монотонно, шептала в пустоту, шептала туда, где сейчас находится моё сознание.
- Не хотели лишних потрясений, чувства вины… Никто не знал, что ты встретишь в этом огромном мире именно своего кузена и, более того, что он узнает, кто ты…
- Но вы могли предупредить! Вы же знали, чёрт побери. Знали, что такое возможно! Возможно, что я доверюсь кому-то, раскроюсь… и его прикончат только по этой причине? Почему?! Кто поверит одному человеку? Скажи мне, почему я не ощутила ни в единой мысли, ни в единой эмоции намёка на то, что люди гибнут от нас не только чтобы поддерживать нашу жизнь, но и нашу тайну?
Роланд не знал ответа. Или делал вид, что не знал. Я впервые ощущала себя такой беспомощной, глупой и наивной дурой. Мне нужно было проглотить это всё, но я все ещё не могла; и осознавала далеко не всё, чтобы оценить весь масштаб вранья, своей глупости и наивности.
Но поток моих мыслей перебило восторженное ощущение. Не моё, но множества других. Я прислушалась ко звукам из холла быстрее, чем сообразила, что делаю, моё сознание скользнуло в мысли сидящих там вампиров.
Морган! Морган был тут! Совершенно спокойный, даже улыбающийся, он был явно удивлён тем, насколько волновались за него окружающие. Еще бы! Князь! Потерять Князя равно убийству клана, так как это обеспечивает множество конфликтов и войну за власть.
Я была рада его видеть, мне хотелось подойти к нему и обнять… Но тут все ощущения сбились в кучу. Новая волна боли прокатилась по телу, задевая сердце. Рядом… рядом с моим супругом находилась Лора! Та самая девушка – ангел! Порочный ангел! Он нежно обнимал её за талию, и все улыбались им, словно… они пара. Я и вернулась в своё сознание. Роланда уже не было, он был со всеми в холле и встречал Князя.

Это было похоже на хлопок. Раз, и ты уже ничего не ощущаешь, кроме пустоты собственного я. Мне нужно покинуть этот дом. Сейчас.
Я помню комнату, в которой жила и собрала некоторые вещи. Я помню, как ушла, выпрыгнув через окно. Никто не остановил меня, никого не было вокруг территории, все были в холле. Там был Князь и настоящая Миледи. Там не место мне. Теперь он сможет сделать её официально своей женой. Я оставила кольца. Я свободна. Снова.

22:06 

Бездна Челленджера 7

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Не привыкай ко всем этим людям. Они не насовсем. ©

С судьбой можно бороться, но ее нельзя победить...

Музыка - Placebо - Running Up That Hill

Я все ещё держала телефон возле уха, хотя мы с Дейреде попрощались уже несколько минут назад. Джерольд Кроули не был рок-звездой, но был известным историком, своего рода легендой в своих кругах, и Дейреде особо не удивило, что я акцентировала внимание на её отце, который умер более трёх лет назад. Но я знала Джеральда не как историка, а как собственного деда, отца моей матери Нэнси. Я гостила у него в США, но мы почти сразу расстались, так как он уехал на очередные раскопки. Короткая встреча была последней, так как когда я впала в забвенье, Джерольд был убит. И не просто убит, а прикончен вампиром. Ничего особого – очередная жертва голода. Никаких привилегий для твоих человеческих родственников. Противная мысль скользнула у меня в голове, когда в дверь постучали:
- Рокс, могу я войти? – услышала я голос Моргана.
- Конечно, - ответила я, и дверь отворилась.
- С каких это пор ты стучишься? - улыбнулась я, пытаясь выбросить из головы неприятные мысли. Честно сказать, Морган этому отлично способствовал. Почему-то мне казалось, что что-то изменилось между нами. И я надеялась, что эти изменения к лучшему.
- Как ты? – с улыбкой на губах произнёс Князь, подходя ближе. Возможно, всё это лишь мое воображение, но Морган выглядел впервые таким расслабленным рядом со мной.
На этот вопрос я не знала, что толком ответить, поэтому опустила глаза. Нахмурившись, встала с кровати и сделала пару шагов вперёд.
- Даже не знаю, что тебе сказать, - вздохнула я, вспомнив о телефонном разговоре с Дейреде.
Я не ожидала, но Морган подошёл ко мне вплотную и обнял. Я смутилась из-за его действий, но отстраняться не стала, скорее даже наоборот, прижалась к нему.
- Оказывается, Ральф был моим кузеном, - как-то слишком просто произнесла я.
Мой подбородок достаточно резко вздёрнули вверх, и я встретилась с пронзительным взглядом чёрных глаз.
- Я говорила с Дейреде, матерью Ральфа. Мне нужно было узнать её личные данные, и когда она назвала свою фамилию, - я замолчала, обдумывая дальнейшие слова, - Кроули. Её фамилия Кроули. В моей голове не было сомнений, но я все же уточнила и не ошиблась. Джерольд Кроули – её отец, а значит, она – сестра Нэнси.
Морган продолжал смотреть мне в глаза, явно требуя продолжения. Но проблема в том, что мне нечего ему сказать.
- На этом история заканчивается. Я не имела ни малейшего представления о том, что у моей матери есть сестра или еще какие-то родственники. Не могу сказать, что меня это интересовало, но я даже не задумывалась об этом.
- Ты жалеешь, что не знала об этом раньше, до смерти Ральфа? – спросил Морган, отпуская мой подбородок, тем самым позволив мне снова уткнуться ему в грудь.
Я старалась не думать о том, что между нами сейчас происходит, и стоит ли нам об этом говорить. Все это было одновременно естественно и в тоже время странно – только вчера мы ругались в пух и прах, а сейчас обнимаем друг друга, при этом обсуждая что-то совершенно не касающееся нас двоих.
- Не думаю, что это что-либо изменило, - наконец сказал я, ощущая как он играет с моими волосами, – дело не в том, кто он был, а в том, как я к нему относилась. Но меня волнует нечто другое…
Я замолчала, думая, верно ли будет сказать Моргану о своих подозрениях, или он сочтёт меня обезумевшей.
- Что именно? – спокойно спросил он.
- Джеральд умер почти сразу после нашего с ним знакомства, теперь то же произошло с Ральфом, я не знаю…

- Ты хочешь сказать, что видишь связь между убийством историка от рук вампира на раскопках, которое произошло более трёх лет назад и убийством молодого парня от рук наркоманов, произошедшее несколько дней назад, при этом этим самым связующим, в твоих глазах, являешься сама ты?
- Довольно запутанно, но… да. Я не имею ввиду, что кто-то делает это, но возможно, это… не знаю… судьба? Я думаю, возможно, мне лучше держаться подальше от людей, а в особенности своих родственников, которые, как оказалось, у меня есть.
- Судьба? Хорошо, а почему ты не думаешь, что, возможно, судьба хочет познакомить тебя с твоими родными хотя бы перед их смертью?
- Слишком просто.
- А нужно, что бы все было сложно? – спросил меня вампир, и мне почему-то показалось, что этот вопрос касается не только текущей темы рaзговора.
- Нет, но ничего не бывает просто так, - ответила я, - ничто не происходит случайно.
- Да, но тем не менее, на одну и ту же ситуацию можно смотреть по-разному, и от нас зависит, как мы видим разыгравшуюся перед нами сцену, - спокойно заключил вампир.
Я подумала, что, возможно, пора заканчивать играть в эту странную игру, правила которой известны мне не до конца, но как только Морган понял моё желание отстраниться от него, его губы накрыли мои. Это был лёгкий, нежный поцелуй, смысл которого мне ещё нужно будет понять, и объяснить самой себе его уместность и практичность. Сейчас же я просто отдалась этому ощущению, которое не нуждалось в логических объяснениях.
- Когда я вернусь, - произнёс, наконец, Морган, - мы об этом поговорим, а сейчас я настоятельно тебя прошу выбросить все это из головы.
Вампир коснулся губами моего лба и направился к двери.
- Кстати, - уже в дверном проёме заметил он, - сегодня я забираю тебя к себе.
- Что ты имеешь ввиду? – опешила я.
- Я думаю, что моему дому нужна хозяйка, - совершенно спокойно ответил Морган, и покинул комнату, попутно закрыв за собой дверь.
Хозяйка? Я знала, что хотя у каждого вампира тут было своё место обитания, помимо этого каждый из нас имел своё собственное жилье, можно сказать, место сокрытия и уединения от других. Не сомневалась и я, что у Князя есть тоже такой же укромный уголок, a может и не один, и совсем не это меня удивило. Морган хочет… хочет, чтобы мы жили вместе? Это что, шутка? Я… я не совсем понимаю, что его не устраивает на данный момент, но играть пару столь натурально, это более чем нужно. Или… или мы уже не играем? Что происходило между нами только что? Ведь не было свидетелей, не было практичного смысла, не было ничего, что бы могло как-то логически объяснить наши действия.
Улыбка невольно коснулась моего лица. Эта часть моей жизни, как мне кажется, приняла новый, приятный оборот. Но это была лишь часть. Весомая, важная, но лишь часть, а во всём остальном царил полный бардак. Я не знала ничего о том, почему ни Джеральд, ни Нэнси не говорили мне о Дейреде, и что произошло в их семье, так как я отлично помню фамилию Ральфа, и она никак не была связана с Кроули. Развод? Неудачный брак?
И ещё эти смерти. Прав ли Морган, говоря, что всё это – лишь совпадение? Да, действительно, я довольно мнительна, но подобные вещи всё равно вызывают подозрения.
Приняв душ и надев черные слаксы и рубашку, которую можно было назвать скорее мужской, чем женской, я направилась на некую прогулку по окрестностям поместья, так как за его пределы меня никто не намеревался выпускать. Я так и не поговорила с Морганом на эту тему, честно сказать, она вылетела у меня из головы, но в чём-то я была даже рада этому, так как скорее всего беседа бы закончилась скандалом, а я сама устала от этого. К тому же, я всё равно никуда не собиралась уезжать, так что можно было и повременить с решением этой проблемы.
Не знаю, хотелось ли мне кого-то встретить, или нет, но когда рядом со мной оказалась Медлен, я была действительно рада её видеть.
- Как ты себя чувствуешь? Морган действительно помог тебе, я даже не сомневалась в этом, но это лишь кровь, во всем остальном… его лучше не подпускать к тебе. Прости, что я ушла, но я не могу уйти от его прямых приказов, - говорила девушка, когда мы шли по одной из вымощенных камнем дорожек.
- Я все понимаю, ты и так сделала более чем достаточно. Ты дала мне свою кровь. Это несказанно много. Возможно, тебе будет спокойнее, если я скажу, что не помню даже, что пила от тебя, - произнесла я.
- Я знала, что ты ничего не будешь помнить и, признаться, это было решающим фактором. Я не наш любимый Князь, я не умею так хорошо контролировать себя, а открывать свою душу… у каждого свои скелеты. Но я бы все равно это сделала, знаю, что от этого зависит твоя жизнь.
- Потому что мой брат устроил тебе взбучку? - шутливо поинтересовалась я, желая сменить тон разговора, который уже начинал сквозить пафосом и признаниями в вечной дружбе. Не то чтобы я не верила Медлен, она сделала для меня очень много, но слова стали столь пошлыми в наше время, что портили любую истину, делая её смешной и сомнительной.
Медлен, кажется, поняв меня, в чём я несколько сомневаюсь, лишь покачала головой.
- На самом деле с Морганом прошло всё не так уж плохо, - просто сказала я, не осознавая, что становлюсь на скользкую тропу между просто беседой, и откровенным разговором.
- Я заметила, - как-то по особому усмехнулась Медлен, - он был как никогда доволен сегодня, с его лица наконец ушло это хмурое выражение. Хотя это заметно лишь близким, уверенна, другие не заметили в нём этих перемен.
- Он заявил мне, что сегодня я переезжаю к нему, - выпалила я, понимая, что мне нужно поговорить об этом. Забавно, я говорю с Морганом о моей человеческой родне, а с Медлен о Моргане. Интересно, если мне нужно будет поговорить о Медлен, я пойду к Генри или Роланду?
- Наконец-то, - совершенно спокойно ответила на сказанное мною Медлен, продолжая идти вперёд.
- Ты знаешь, твоя фраза заводит меня в ещё больший тупик, чем слова Князя, - честно призналась я.
- Все нормальные пары должны жить вместе. Разумеется, что большую часть времени мы проводим тут, в нашем общем доме, но это условлено традициями и не для кого не секрет, что у каждого из нас есть свое, отдельное, место жительства. Ничего странного нет в том, что муж хочет, что бы жена была рядом с ним.
- Но мы не нормальная пара, ты прекрасно это знаешь, и…
- Рокс, перестань, ты будто специально ограждаешь себя от очевидного. Господи, да Морган с самого начала делал все это только ради того, что бы вы были вместе.
Я смотрела на девушку не понимающим взглядом. Да, возможно некоторые вещи я стараюсь не замечать, но лишь для того, что бы заранее не обретать надежду. А вот о том. О чем она говорит сейчас, я не имею ни малейшего понятия.
- Я не знаю, имею ли право на то, что хочк сказать, но в конце концов, мне надоело что вы ходите вокруг до окола. Со своей способностью с легкостью проникать в чужое сознание, вы, кажется, перестали воспринимать все остальное, даже столь очевидное, - Медлен замолчала, а после посмотрела на меня.
- Вот скажи мне, зачем налаживать отношения с кланом, Князь которого называет твоего отца братом, а сам ты с ним в прекрасных, дружеских отношениях? Если бы Моргана интересовал политический аспект его своей женитьбы, Англия стояла бы последней в списке, ну разве что перед Восточно-Европейским кланом, так как его Князь, сама знаешь кто, -Медлен выдохнула, - Просто Морган воспользовался твоим не знанием всех дел твоего отца и сыграл на этом. Начал с обратного, так сказать. Главное для него на тот момент, как я думаю, было привязать тебя к нему, а уж об отношениях он решил подумать потом. Честно сказать, я думала это его прихоть. Ну, знаешь, он привык добиваться своих целей, а тут ты, и явно выбиваешься из его системы. Но сейчас…сейчас я изменила мнение по этому поводу. Вас ничего не держит, кроме Вас самих, а вы этого упорно не хотите признавать. Вы просто упрямые, гордые олухи, которые со своим чтением мыслей разучились видеть вещи, даже когда они находятся у вас перед носом!
Медлен хотела сказать что-то еще, но не успела. К нам подбежал незнакомый мне вампир, и с серьезным выражением лица попросил Медлен пройти с ним.
- Что случилось? Вы не можете сказать это тут? Я думаю, Миледи должна быть в курсе всех событий…
Но я уже была в курсе. Руки непроизвольно потянулись ко рту. Мысли вампира хаотично кружили в его сознании, и четко я поняла лишь одно: Морган должен был сегодня лететь к своему отцу... они не увидятся сегодня... связь с экипажем отсутствует уже более часа.

23:46 

Бездна Челленджера 6

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Чтоб не плакать и не скорбить,
И любых избежать потерь,
Никогда никого не люби,
Никогда никому не верь.

(с) Flёur

Люди получают то, что получают, и это не имеет ничего общего с тем, что они заслуживают

© HOUSE M.D.

The Rasmus - Ten Black Roses

Как только за моей спиной захлопнулась дверь, я поняла, что больше не могу, а точнее нe имею никакого права находиться в этом доме. Более того, я соврала Моргану. Соврала, так как не считала этот мой поступок ошибкой, болеe того, я дорожила этой связью и не только потому, что питала к Князю тёплые чувства. Я никогда не надеялась на взаимность, хотя некоторые события заставляют меня почувствовать некую надежду на интерес с его стороны. Тем не менее, то, что произошло сейчас, полностью рушит тот шаткий, и, возможно, видимый лишь мне, мостик между нами. И от этого было ещё хуже, особенно из-за понимания, что тут исключительно моя вина. Я могла бы не говорить этой фразы, или хотя бы не хлопать дверью. Возможно, еще пару мгновений назад я надеялась, что Морган войдёт в мою комнату и продолжит гневную тираду. Честно, мне было бы легче, если бы мы продолжали этот бессмысленный диалог. Если это единственный способ быть рядом с ним, если это единственная возможность…
И в тоже время я злилась. Злилась на его упрёк по поводу меня и Генри. Возможно, мне было стыдно за свою слабость перед ним, но что сделано, то сделано, и не Моргану судить меня за это. Его отношения с Лорой далеки от дружеских, во всяком случае, на это похоже, и он не скрывает это от остальных. В любом случае я считала все это обидным. Не думаю, что тут дело в ревности, скорее в несправедливости со стороны Князя.
Я выдохнула. Мне не нужно было собираться для того, чтобы осуществить задуманное. Моя сумка с документами и самым необходимым была еще не разобрана с моего прибытия, а остальное мне было не нужно. Единственное, что моя машина находилась в подземном гараже пентхауса, и скорее всего мне нужно будет просить подать машину, дабы сразу отвезти меня в аэропорт. Я могу заниматься делами Ральфа и его семьи в Англии, рядом с Виктором и Нэнси, которых очень давно не видела.
Я сменила одежду, достала из шкафа короткую чёрную пуховую куртку и набрала нужный номер по внутренней сети дома.
- Слушаю вас, Миледи, - послышался голос на том конце аппарата.
Обращение «Миледи» я слышала в свой адрес впервые, хотя теперь это был мой официальный титул, как жены Первого лица клана - Князя. У вампиров была своя система распределения титулов и с человеческой она имела мало общего.
- Мне нужна машина, - пробормотала я, все же решив проверить документы в сумке.
- Эм… - голос по ту сторону замолчал, - прошу прощения, нет, я не могу выполнить Ваше поручение, Миледи.
- Я не понимаю, - обратилась я к говорящему, уже закрыв сумку, - почему не можете?
- У нас есть ясные распоряжения от хозяина на этот счёт, а мы не имеем права их нарушать.
- Да? Я ничего не знала об этом. Почему запрещён выезд за пределы поместья?
- Боюсь, Вы меня не правильно поняли, Миледи. Выезд за пределы поместья запрещён именно Вам.
- Когда было дано такое распоряжение? – сухо спросила я.
- Как только Вы вернулись от Князя Виктора и Миледи Нэнси, - послышалось в ответ.
Что? Причём тут мои родителями? Господи, что Морган наговорил тут? Хотя… хотя как ещё он мог пояснить мое исчезновение сразу после свадьбы? Но… но какого чёрта он себе позволяет? Закрыв меня тут, он считает, что сможет привязать меня и выпускать только тогда, когда это ему заблагорассудится?
- Большое спасибо, - я положила трубку, не дожидаясь ответа.
Я вылетела из комнаты, но даже не прошла и половину пути до кабинета Моргана, как наткнулась на Медлен и Роланда, мило беседующих о чём-то. Их счастье должно было бы меня радовать, но вместо этого я лишь ощутила раздражение.
- Рокс! Куда это ты? – с улыбкой на губах обратилась ко мне Медлен.
- Ты знала, что меня не выпускают за пределы поместья? – сходу спросила я, остановившись напротив парочки.
Медлен потупила взгляд, и улыбка саползла с её лица.
- Да, я знала.
- И ничего не сказала мне? - я кивнула сама себе и посмотрела перед собой. - Мило. Ну и хорошо, ты ни чем мне не обязана. Хорошо провести время.
- Рокс...
Я проигнорировала своё имя, направляясь к пункту назначения.
- Рокс, куда ты?
- Мне нужен Морган, - огрызнулась я, давая понять, что не была настроена на светскую беседу.
- Он уехал, - сказал Роланд, - они с Лорой уехали не более десяти минут назад.
Я закрыла глаза. Кажется, прошло несколько мгновений, прежде, чем я поняла, что смеюсь. Тихий, скупой смех сотрясал меня. Уехал. Конечно, он уехал! А на кой чёрт он должен быть тут? На кой чёрт ему все это, если у него есть Лора? Я возненавидела в этот момент себя. Я возненавидела себя за всё: за чувства к нему, за то, что поддалась на его уговоры и вернулась, за то, что сломалась у Генри на плече… Гнев и злость. Обида и ощущение собственной ничтожности. Чувства и эмоции сжимали меня, заставляли чувствовать, как моя душа, если она у меня есть, выворачивается наизнанку. Дрожь в теле усиливалась; боль начала касаться кончиков пальцев и распространяться по телу, подниматься выше и выше и, наконец, остановилась в районе груди.
А потом мир погрузился во тьму.

Свет. Свет был таким ярким, что я захотела отвернуться, но не смогла. Я не ощущала своего тела, тем не менее, понимая, что оно у меня есть и оно находится в горизонтальном положении. Постепенно свечение становилось слабее, но я ничего не могла разобрать. Всё было тёмным за исключением яркого пятна света, пока я не наткнулась на очертания девушки. Волосы цвета светлой меди, глаза излучали тревогу.
- Кто ты? – прозвучал чей-то низкий и очень слабый голос. Мне потребовалось время, чтобы понять, что этот голос принадлежит мне.
На сколько я могла доверять своему зрению, в данный момент я не знала, но мне показалось, что девушка вздрогнула и судорожно вздохнула.
- Медлен, - её голос был неровный, сжатый, даже глухой, - меня зовут Медлен.
Медлен? Ах, да… Как только она произнесла это имя, в моей голове что-то щёлкнуло, и я будто получила доступ к своей памяти. Никаких образов перед глазами, никаких видений - просто очень резко все стало на свои места. Вместе с этим пришло осознание всего, что произошло, вплоть до самого момента моего падения на пол перед моим братом и его дамой сердца.
- Когда же это кончится, - тихо взмолилась я.
- Ты помнишь как тебя… - начала было Медлен, но я перебила ее.
- Да-да, я все помню. Теперь помню. Ты не скажешь, почему я вижу все так… мутно? Я понимаю, что ты стоишь близко, но я вижу только силуэт и некоторые очертания, нe более.
- Это пройдёт. Ты восcтaновишься, не волнуйся. Совсем скоро ты…
- И это произойдёт еще быстрее, если я дам ей свою кровь, - совсем близко раздался голос, и я съёжилась. Видно Медлен заметила это, так как встала в оборонительную позу. Моргана я не видела, наверное он был не настолько близко ко мне, чтобы мое изувеченное зрение хоть что-то заметило.
- Не подходи к ней. Я дала ей свою кровь. Kонечно, её не сравнить с твоей, но это будет лучше, чем твоё присутствие рядом! – с угрозой произнесла Медлен, тем самым очень удивив меня.
- Ты прекрасно знаешь, что твоей помощи не достаточно. Ты вредишь ей, пытаясь оградить её от меня, - спокойно продолжил Морган, словно то, о чем они говорили, не находилось тут и не слышало их пререканий друг с другом.
- Мне бы не пришлось, как ты говоришь, вредить ей, если бы ты действительно делал то, за что взялся! Я не хочу сейчас поднимать эту темы, но единственный, кто навредил ей за последнее время - это ты. Твои действия заставляют меня очень сильно сомневаться в том, о чём мы с тобой недавно говорили. Я думаю, что тебе лучше пойти к Лоре. Tы же очень печёшься о ней, как я посмотрю.
Я испытывала благодарность к Медлен за её слова, ибо она произнесла именно то, что я так хотела сказать Моргану, но не считала, что имею на это право. Но если подобные вещи говорит кто-то третий - это еще лучше; так как это означает, что мои обиды хотя бы имеют под собой некую основу, заметную так же и другим.
- Керолайн, я могу тебе помочь, - игнорируя выпад Медлен, соизволил наконец обратиться ко мне Князь.
- Я думаю, у тебя есть дела поважнее, - произнесла я, при этом не зная куда смотреть, так как Морган не был в поле видимости моего зрения. И хотела ли я его видеть?
Послышался глубокий вздох.
- Медлен, оставь нас наедине, - прозвучал наконец мужской голос. И когда в нём скользнули некоторые иные нотки, я поняла - положение Моргана не терпело прерeканий, и, что бы там между ними ни было - дружба, любовь, просто хорошие отношения, никто не имел права противиться прямым приказам Князя.
Медлен еще на мгновение задержалась, а потом вышла из комнаты.
Мне стало не по себе. Тот факт, что сейчас я просто никак не могу защитить саму себя, вызывал неприятные ощущения, а когда Медлен оставила меня один на один с тем, с кем я бы не хотела находиться даже в одном доме, то меня невольно сжало в комок.
Когда Морган присел рядом, я смогла увидеть его очертания, но ничего более. K тому же, его любовь к чёрному цвету делала мою задачу - разглядеть его - почти невозможной. Он молча снял пиджак, а затем расстегнул несколько верхних пуговиц своей рубашки.
Я нахмурилась, когда его руки приподняли меня за талию и притянули к себе таким образом, что моя голова находилась на уровне его плеча. Одной рукой все ещё поддерживая меня, второй Морган коснулся моего затылка и очень аккуратно надавил на него, тем самым давая понять, чего от меня ожидают. Я запротестовала настолько, насколько была на это способна. Существовало множество других способов кормления, и в нашем случае самым оптимальным было бы делать это через запястье. Почему сейчас Морган выбрал такой, который усугублял и без того интимный процесс, мне было не понятно. Более того, если прошлый раз ранка для меня была уже готова, то сейчас мне придётся делать все… самой. Рука, которая все ещё находилась на моем затылке, давала понять, что отступать некуда. Я попыталась хоть как-то отстраниться, но меня только крепче прижали к себе.
Морган молчал, и, возможно, это было связано с тем, что он был максимально сконцентрирован на защите своего разума, чтобы не дать мне возможности прочесть что-то через его кровь. Я вздохнула и погрузила клыки в гладкую кожу у основания шеи вампира.
Я услышала, как Морган судорожно выдохнул, при этом его руки еще крепче прижали меня к себе. Признаться, любая кровь туманила рассудок, но его… Я лишь смутно осознала, что обвила спину Моргана руками, уже сама прижимаясь к любимому телу. Я ощущала, как его рука, которая все так же прижимала мою голову к его шее, зарылась в мои волосы, и это приводило меня в настоящий восторг. Не отрываясь от источника, я провела языком по ранкам, оставленным моими клыками, и услышала гортанное рычание, столь тихое, что будь я чуть дальше, оно осталось бы для меня не замеченным. Я позволила себе еще одну дерзость - легко поцеловав место укуса, я с новой силой вонзилась в бледную плоть. Не знаю, что дальше происходило в том месте, где осталось мое тело, но мое сознание оказалось рядом с Морганом и Лорой, которые выходили из машины.
- Почему ты не хочешь, чтобы я осталась? - обижено произнесла она, и я ощутила новую волну раздражения. Но она не была моей - эти эмоции принадлежали тому, чью кровь я пила.
- Мы закончили оговаривать все вопросы. Я думаю, тебя ждут дома, - сдержанно говорил Морган, хотя сам он был сильно взвинчен, и причиной тому была не Лора. Что-то беспокоило вампира, и он хотел как можно быстрее покончить с этим, чтобы вернуться в поместье.
- Но… - начала была беловолосая девушка, но закончить ей не дали.
- Нет никаких «но», мы все решили, а те вопросы, которые интересуют лично тебя, меня не касаются. Мне нужно возвращаться к жене, по которой я очень скучал и с которой хочу провести как можно больше времени.
Его слова… да, таким образом Морган давал понять Лоре, что все её попытки обратить на себя его внимание потерпели, и в дальнейшем потерпят, фиаско, но в них… в них не было лжи. Я не чувствовала этого. Он действительно хотел быть рядом со мной и он… он действительно скучал! Более того, он действительно не чувствовал к Лоре ничего, кроме раздражения и усталости. Ему не нравилось её присутствие рядом. Морган осознавал, что Норвегия прислала к нему Лору совершенно не как посла по решению политических проблем. Tем не менее, сыграл свою роль правильно - относился к ней со всей серьёзностью. И как только дискуссия на деловую тему была окончена, отправлял её обратно.
Лора все ещё поднималась по трапу в небольшой частный самолет, а Морган уже отдал распоряжения водителю, и они выезжали за территорию аэропорта.
Звонок моего мобильного был неожиданной весточкой из реальности. Зрение вернулось, и я поняла, что всё это время находилась в своей комнате. Тем не менее, сейчас я была одна и, дотянувшись до сотового, взяла трубку:
- Слушаю, - хрипло проговорила я, перевернувшись на кровати.
- Здравствуйте, моё имя Дейреде. Я мать Ральфа, - женский голос по ту сторону дрогнул, произнося имя сына. Вы хотели получить… некую информацию?
- Да, я говорила Вашей дочери, о том, что хотела бы получить больше материала для публикации книги, о которой мы договаривались с Ральфом.
- Дело в том, что большая часть материала находится в виде рукописей. Я, конечно, могу отослать их почтой …
- Нет, не стоит! Я заберу их лично, если Вы не против.
- Я только за, но Иви говорила, что у Вас проблемы со здоровьем, - женщина замолчала, явно чувствуя себя неловко.
- Да, но сейчас мне уже лучше, и, возможно, в скором времени я смогу приехать к вам и Иви. Так мы сможем обсудить дальнейшую работу над книгой Ральфа, - одобрительно сказала я, хотя понимала, что помимо моего состояния здоровья есть еще Морган и его запрет на мой выезд за пределы поместья.
- Конечно, с удовольствием, мы будем Вас ждать.
- Простите, а не могли бы Вы назвать своё полное имя. Mне необходимо для документации. - попросила я, думая, что именно на счёт женщины отправлю деньги.
- Дейреде Кроули.
- Кроули? – у меня дрогнули руки.
- Да, Вы, наверное, слышали о Джерольде Кроули. Он был моим отцом.

22:47 

Бездна Челленджера 5

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
ты самое дорогое, чего у меня нет.(с)

то, что он не мой принц, было ясно с самого начала,
но то, что я для него не та единственная - как-то адски больно.
(с)

String Quartet - Between Angels And Insects

Моя рука медленно сползала вниз, но я не обращала на это внимания.
Ральф. Ральф мертв. Мой Ральф мертв.
Я не знала, какие эмоции мне хотелось выразить: боль, ужас, непонимание… или надежду? Люди же ошибаются. Правда?
Мне нужно… Мне нужно узнать. Возможно, они спутали… или…
Я хотела сделать шаг вперёд, но забыв, что Морган все ещё прижимает меня к себе, не сдвинулась с места.
- Пусти меня, – тихо прошептала я, держа внутри себя бурю эмоций.
- Нет, - коротко прозвучало в ответ.
- Морган, пожалуйста, отпусти меня, - повторила я попытку, но ничего не произошло, и я начала вырываться. Разумеется, ничего не вышло, но после нескольких попыток Морган ловко повернул меня лицом к себе и схватил за руки так, чтобы я не смогла отвернуться.
- Чего ты хочешь? – спросил он достаточно резко, чтобы я смогла понять угрозу и настороженность с его стороны.
- Уехать. Вернуться в Ирландию. Возможно…
- Ты никуда не поедешь. Никакой Ирландии, ты меня слышишь?
- Ты не имеешь права держать меня тут! – не выдержала я и повысила голос, но разве это могло чем-то помочь?
- Я имею право на все, что захочу, ясно? Но дело не в моей прихоти, а в тебе. Куда ты поедешь в таком состоянии? Чёрт, даже если ты сможешь остаться в сознании, ты не забыла, как выглядишь? Очки уже не смогут тебе помочь!
Его слова походили на удар в самое сердце. Это было неуместно сейчас, это было незначительно, это не то, о чём ты должна думать, но… «ты не забыла, как выглядишь?». Морган был прав. Мне нельзя ехать. К тому же, что я хочу увидеть? Могилу я смогу найти позже, а сами похороны… Люди не хоронят ночью, а сейчас выход на солнце для меня подобен самоубийству. «Ты не забыла, как выглядишь?». Конечно, не забыла! Разве я могу забыть, что я - урод? Боль прошла сквозь тело и задержалась на уровне груди. Ральфу было все равно, как я выгляжу. Ральфа больше нет…

- Я отлично помню, как я выгляжу, но спасибо, что потрудился напомнить об этом ещё раз. Ты совершенно прав, и я полностью с тобой согласна, хотя этот факт тебя явно не интересует. Большое спасибо за заботу, но сейчас я бы предпочла остаться одна, - тихим голосом и с неприкрытой монотонностью сказала я.
Морган закрыл глаза, словно осознал какую-то ошибку, но его руки все еще сжимали мои запястья. Потом он выдохнул, и через мгновение его не было в комнате.
Я пошатнулась и упала на кровать. Мне стало хуже не только в моральном, но и физическом плане. Слабость возвращалась с новой силой, и я почти ощущала близость нового припадка.
Близкие уходят - Кан, Ральф… Джина, которую я убила своими же руками. Я их теряю. Я лежала достаточно долго, чтобы эмоции немного спали. Близкие… сейчас я сделала все, что бы потерять еще одного. Боже, зачем я так… Он совершенно непричастен ко всему этому. Это мои проблемы, если мне что-то кажется. Я же прекрасно понимала, что без Моргана, без его поддержки я не смогу. Ни морально, ни физически. Морган ни чем не заслужил такое отношение, мне должно быть стыдно за свое поведение.
Я поднялась, и твёрдо решила найти его и извиниться. Возможно, сейчас мне больно, возможно, я в смятении и панике, но это не повод хамить человеку, которого… любишь.

Направляясь в кабинет к собственному мужу, я даже не думала, что он может быть не один, но ситуация повторилась почти с предательской точностью. Я была достаточно близко, когда ощутила, что за дверью находится Лора и кто-то из слуг. Я резко остановилась и прежде, чем решить, что делать, проникла в сознание прислужника. Да, все выглядело так же, как и в первый раз: улыбающаяся Лора, сидящий рядом с ней Морган и разливающий по бокалам кровь слуга. Я ухмыльнулась. Как я вообще могла подумать, что Могла как-то зацепить Князя? Зацепить может тот, кто хотя бы тебя интересует. Все действия с его стороны направлены лишь на то, чтобы я была рядом, чтобы поддерживать статус пары. Странно только, что его так заботит мое окружение и место пребывания, а вот такое совершенно нескромное общение с Лорой его вполне устраивает. Нет, кривить душой не буду, он ни разу, во всяком случае на мох глазах, не проявил к ней интереса, но зато её «интереса» хватает на них двоих.
Покачав головой и все еще размышляя о своей некой наивности и даже глупости, я вышла на улицу. Несмотря на сильный дождь, я вышла во двор и, выбрав одну из извилистых дорожек, выложенных тёмными камнями, направилась куда-то вперёд. Мысли путались, смешивались, не хотели принимать чётких форм. Ральф. Я не могла поверить в то, что этого человека больше нет. Я вспомнила, как звонила ему, a он не брал трубку. Возможно, именно тогда… Мне нужно было узнать, что произошло. Единственное, что у меня было - это номер его мобильного. Возможно, телефон отдали его родственникам, и я смогу узнать что-то.
Я набрала номер, не особо надеясь на удачу, но трубку подняли:
- Алло, - сиплый, почти детский голос ответил на той стороне.
- Здравствуйте, я хотела бы…
- Да, я знаю, Вы подруга Ральфа. Он много о вас говорил в последнее время. Ральф… Вы же знаете… да? Полицейские позвонили Вам первой, так как в списке последних звонков в его мобильном вы были первой.
- Так значит это правда, - прошептала я, и мой голос дрогнул.
- Правда, мисс, правда. Его… его нашли мёртвым вместе с еще одним его сотрудником. Они ехали на скорой… у них всегда есть обезболивающие… почти наркотические вещества… или что-то такое, в общем… вызов был ложный. Лекарства украли, а они… их… убили.

- Господи… - люди! Чёртовы люди! Невозможные уроды, которым не чуждо отнять жизнь за дозу. Самые низкие убийцы, которые убивают самих себя и своих собратьев.

- Сегодня будут похороны… вы прийдете?
- Нет, я не смогу приехать сейчас. Я в Германии и мое состояние здоровья пока не позволяет выходить куда-то далее двадцати метров приусадебного участка. Но… послушай, как тебя зовут?
- Иви…
- Послушай Иви, мы с твоим братом собирались опубликовать его рассказы, книгу…
- Да? Вот почему он был так счастлив все эти дни.
- Угу, - выдавила я из себя, хотя к горлу подходил ком, и глаза защипало, - я продиктую тебе адрес, а ты не смогла бы выслать мне его файлы? И еще, попроси свою маму перезвонить мне, Ральф должен был получить первый гонорар авансом, но теперь его получите вы.
- Спасибо Вам большое, конечно я все сделаю.
Договорившись обо всем, я положила трубку. Я знала, что Ральф пытался обеспечить свою семью, так как отец ушёл от них, а мать больна. Хотя денег от работы в клинике хватало лишь на самое необходимое, но это было хоть что-то, а про его обучение в литературном университете и речи не шло. Ему пришлось отказаться от своей мечты - стать писателем. Я почти с первой нашей встречи собиралась помочь ему как материально, так и с публикацией, но думала сделать это, когда более или менее приду в себя и смогу лично всем заняться. Опоздала… Но сейчас я хотя бы смогу помочь его матери и сестре.
Ральф все же мёртв. Простая случайность, на его месте мог оказаться любой другой медработник.

Я промокла насквозь и решила вернуться в свою комнату. Но, когда я вошла внутрь и оказалась в холле, меня поймал Генри.
- Ты решила поплавать? – улыбнулся он мне. Его белая рубашка с чёрным принтом, напоминающем татуировки, и тёмные джинсы смотрелись на нём так гармонично, что казалось, передо мной не древний вампир, а парень не старше двадцати трёх лет.
- Да, готовлюсь к следующей Олимпиаде, - пробормотала я.
- Я слышал о том смертном… твоём… твоём друге. Мне жаль.
Я подняла глаза на Генри и обняла его. Этот вампир действительно понимал, что мне больно. Что я потеряла друга. Что Ральф действительно был мне близок.
- Спасибо тебе, - прошептала я. Слова Генри были ничем в сравнении с его эмоциями, которыми он демонстрировал свою поддержку мне, свое понимание. Мне так не хваталo того, чтобы меня просто поняли. И это растрогало до глубины души.
- Малыш, - прошептал Генри мне на ухо и потянул меня за собой, присаживаясь в кресло и мягко усаживая меня себе на колени. Я все ещё скрывала своё лицо у него на груди.
Одной рукой он прижимал меня к себе, а другой гладил по волосам. Мне казалось, что я могу довериться ему, что он поймёт все на свете, что я, наконец, поделюсь с кем-то своей болью, которую больше не могу хранить внутри себя. И это была не только боль от потери моего смертного друга, но и обида, и мои невзаимные чувства к Моргану, и три года жизни в склепе… В этих кровавых слезах было все. Я просто не выдержала. Кто бы мог подумать, что меня сломают несколько слов и искреннее понимание и сочувствие. Чуть ли не впервые мое умение читать мысли принесло мне утешение. Я могла держаться и терпеть любые удары, но когда кто-то вот так был готов принять и разделить мои переживания…
- Смертные всегда уходят от нас. – перебил поток моих мыслей Генри, - Рано или поздно. Заводить с ними близкие отношения больно, вот почему мы стараемся этого не делать. Kонечно, если не хотим обратить их в нашу веру. Я потерял своего друга – человека, когда мне было сто пятьдесят четыре. Я уехал, а когда вернулся в город, мне сообщили, что ему перерезали глотку в переулке. Тогда, за копейки в твоём кошелке, делались и более зверские вещи. И я, как и ты сейчас, винил себя в его смерти. Вот только подумай, хотел бы он такой жизни? Стать вечным? Вечным убийцей? Стать грешным и не иметь возможности попасть в рай? Мы прокляты и Богом, и Дьяволом, а если даже их нет, готов был он видеть смерть своих близких и того, что его окружает? Смотреть на наш мир со сторороны и стать его частью – разные вещи. Ты живешь очень мало, ты не была человеком, но я знаю – ты понимаешь, о чём я.
Я понимала. Понимала и благодарила Генри за его слова. Возможно, это было подло и низко, но я хваталась за каждое слово. Но… но если действительно Ральф не захотел бы стать таким как я? Если бы очнувшись, упал в панику? Такое бывает очень часто, становятся Сирами только для тех, в ком уверенны, за которыми проводится тщательная проверка. И разве я была готова стать сиром для вампира?
- Я трезво мыслю или пытаюсь себя оправдать? – подумала я, но оказалось, что сказала это вслух.
- Ты делаешь и то и другое, и в этом нет ничего страшного.
- Ты тоже умеешь читать мысли? – с удивлением спросила я.
- Нет, я просто долго живу на этом свете, - я не видела лица Генри, но он точно улыбался.
Я не хотела отстраняться от него. Мне было уютно и спокойно, и если бы я могла, я бы заснула. Но тем не менее, я выбралась из рук Генри, которому, как мне на мгновение показалось, это не очень понравилось.
- Хватит эксплуатировать тебя, - со слабой улыбкой сказала я ему, и он ответил тем же, хотя его взгляд оставался серьезным.
- Всегда рад, - ответил он мне.
Я поднималась по лестнице. Думая обо всём, что произошло, я уже не знала что чувствую. Возможно, я бы могла спасти ему жизнь, и, возможно, за это он бы возненавидел меня. А может быть, был бы благодарен. Вероятно, Генри прав, наверное, в моем случае все было бы иначе. Неужели Генри так хорошо меня понимает? Или все написано на моем лице? А вероятно мои эмоции ужасно стандартны. Я глубоко вздохнула.
Увидела я Моргана, когда уже почти прошла мимо. Он стоял возле прохода в коридор и тут же преградил мне путь рукой.
Я на мгновение закрыла глаза, а потом повернулась к Князю лицом. Я уже устала от его внезапных появлений и неминуемых стычек.
- Интересный способ побыть одной, - сказал он мне, смотря куда-то перед собой.
- Что ж, пользуйся, - бросила я ему. Меня удивило это его поведение. Он видел меня с Генри или имеет ввиду что-то другое? И вообще, разве это касается его?
- Ты могла бы хоть как-то держать дистанцию, все же официально ты - замужняя женщина, - его голос сквозил гневом, хотя внешне он оставался невозмутимым.
- Да? – протянула я, - кто бы мне говорил об этом, как не ты?
- Что ты имеешь вви…, - начал был он, но я прервала его, вскинув руку.
- Боже, Морган, перестань. Никто никому ничего не должен. Более того, все тут прекрасно знают, какие у нас с тобой взаимоотношения, так что хватит, хорошо? Меня твоя личная жизнь не интересует, а тебя не интересует моя, так что прекрати ломать комедию, у нас все равно нет зрителей.
Я не видела в данный момент лица Моргана, но когда я попыталась убрать его руку, которая опиралась о дверной проём, та безвольно упала вниз. Я направилась вперёд по коридору, и хотя не слышала шагов, знала, что Князь идёт за мной.
- Ты расстроенна из-за гибели этого смертного… - слышала я сзади его голос.
- Этот смертный помог мне пережить те дни, – фыркнула я, вспоминая пакеты донорской крови и общение, которое доставляло мне такое удовольствие.
- Ему бы не пришлось этого делать, если бы ты не совершила очередной глупый поступок и не сбежала от меня! – повысил голос Морган, и я резко обернулась.
- Да, чёрт побери, у меня есть целый список глупых поступков и этот, - я подняла руку, на которой находились кольца, свидетельствующие о моём статусе, - занимает первое место в нём.
Я зашла в свою комнату и с силой захлопнула дверь.

Что значит жить в чьем-то сердце?...Мне кажется, ничего. Ведь на самом деле тебя там нет...
(с)Энн Райс. Вампир Лестат

17:44 

Глава 4

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
для слез ей не хватало темноты,
для света не хватало... может быть, улыбки?
быть может тень внутри от пустоты?
от осени чумной и чувств избытка?


Rasmus The - Open My Eyes

Нас ждали. Три чёрных автомобиля создавали собой дугу, которая явно преграждала путь. Тем не менее, это былa лишь видимость, так как радостная улыбка на лице Роланда, который уже спешил ко мне, говорила, что все это лишь воплощение моей бурной фантазии. Была глубокая ночь, но я смотрела на окружающих сквозь солнцезащитные очки с круглыми стеклами. Возможно, в таком виде я напоминала Оззи Озборна, но это лучше, чем сверкать чем-то, что напоминало кошачий глаз.
- Рокс! – обнял меня брат, и я невольно подумала о том, что все же это замечательно, что мне не нужен воздух.
- Приветcтвенное удушие? – спросила я его, когда мои ноги коснулись земли.
- Ты, как всегда, невероятно мила, - покачал головой Роланд и направился куда-то вперёд. Я хотела проследить его направление, но не успела, так как меня перехватил Генри.
- Привет, юная беглянка, - улыбнулся он мне.
Я скривилась, а потом подошла ближе и обняла вампира. Тот явно этого не ожидал, но через мгновение его руки уже покоились на моей талии. Я скучала по Генри, так же как и по своему брату. Генри и Роланд были похожи и оба были мне дороги.
- Рад, что ты снова тут, - прошептал мне на ухо Генри и я съежилась.
Повернув голову, я застыла: Роланд довольно двусмысленно обнимал Медлен, а та очень даже двусмысленно улыбалась. Оба были явно очень довольны собой и не особо волновались об окружающих. Мои брови поползли вверх, и я медленно повернула голову обратно.
- Э-э-э, - я хотела что-то сказать, точнее, спросить, но Генри все понял.
- Угу, - многозначительно кивнул он мне, и на его губах заиграла хитрая усмешка.
- Нет, - протянула я, отрицательно качнув головой.
- Да, - заговорческим тоном сообщил мне Генри.
Не знаю, что такого во мне было, но Генри не выдержал и засмеялся.
- Ты бы видела сейчас свое лицо, - все еще улыбаясь, сказал он, - кстати…
Его пальцы потянулись к моим очкам, но я увернулась.
- Если ты не хочешь, чтобы по Германии распространились слухи о Чупакабрe в аэрoпорту Франкфурта, лучше не трогай это, - сказала я Генри, и тот, хоть и одарил меня непонимающим взглядом, оставил свои попытки стереть с меня образ известной рок-звезды на пенсии.
Я вздохнула.
- Я могу поехать с тобой? – спросила я Генри, так как прежде надеялась поехать в машине с Роландом, но теперь поняла, что у него есть кандидатура посерьёзней.
- Конечно, - кивнул мне вампир.
Он отошёл от меня, и когда я уже садилась в автомобиль, то краем глаза заметила Моргана, а рядом с ним беловолосую красавицу, которую я сразу узнала. Что-то внутри предательски щелкнуло, я и чуть сильнее, чем требовалось, захлопнула дверцу автомобиля.
- Господи, когда же, наконец, эта дамочка угомонится?! – фыркнул Генри, когда мы выезжали за территорию аэропорта.
- Ты о ком?
- О Лоре – блондинке, что стояла рядом с Морганом, - с немалой долей призрения выдал вампир, - она ходит за ним по пятам, словно одна из этих сумасшедших фанатов.
- Если это так раздражает, почему бы не покончить с этим? – спросила я.
- Хех, я бы не прочь, но это меня касается только косвенно, сама понимаешь, а Морган, - Генри замялся, переводя взгляд на меня.
- Брось, наш брак – фикция, ты же знаешь, - я говорила как можно спокойнее, но внутри меня все сжалось. Я старалась держать дыхание ровным, а тело расслабленным, но это давалось с большим трудом.
- Нет, чёрт, я не это имел ввиду, она ему совершенно не нужна, но он не хочет портить отношений с Норвегией.
- А, так это, - начала было я, но Генри не дал договорить.
- Да, это «дочь» главы Норвежского клана. Конечно, ни о каких тесных отношениях речи идти уж не может, - Генри слегка кивнул в сторону моей руки, на которой находилoсь кольцo, свидетельствующее о моем статусе, - и все было бы нормально, если бы она не испытывала тёплых чувств к Kнязю. Ему это надоедает.
- Что-то не видно, - буркнула я, и сразу же пожалела, но Генри эти слова не показались чем-то особенным.
- Он редко показывает, что ощущает, а что бы вывести его из себя, - Генри повернулся ко мне, - пока это выходит лишь у тебя.
- Я польщена, - фыркнув, я отвернулась к окну. Тем не менее, злая улыбка искривила мои губы, и Генри это заметил.
Когда мы приехали, я поблагодарила Генри и направилась в свою комнату. Я была рада, что тут ничего не изменилось, потому что боялась найти ее пустой. Боялась не найти в ней оставленных мною вещей, или найти чужие… Хотя нет, чужим вещам быть тут бессмысленно, они бы были в его спальне. Хватит! Слышишь, хватит! Я с силой швырнула очки на кровать и посмотрела на себя в зеркало: болезненного вида создание, в черной коже и с распущенными волосами цвета вороньего крыла. Единственное, что было ярким, это глаза. Ярко-зелёные, с вертикальными зрачками и почти отсутствующими белками.
Я закрыла глаза. Не хочу видеть себя больше. Не хочу.
Упав на кровать, я думала о том, что зря вернулась. Я почувствовала резкую нехватку человека, который впервые увидел меня именно такой и которому было безразлично, кто я и как выгляжу. Ральф. Кто бы мне сказал, что приехав в окружение дорогих мне созданий, я буду думать о человеке?
Я достала из кармана куртки сотовый и набрала номер парня. Телефон не отвечал. Я повторила попытку, но ничего не произошло. Наверное, он занят или не слышит. Я решила, что попробую позже. Странное чувство родилось внутри. Оно было глупым и постыдным, но я ощущала обиду. Странно, но это чувство ненужности, которое вечно обитает вокруг меня, загорелось с новой силой. Причин тому я не наблюдала, тем не менее, от этого не становилось легче. Я резко поднялась и направилась в душ. После, переодевшись в удобные черные джинсы и майку, я подошла к прикроватной тумбочке и достала оттуда оружие. Пистолеты для убийства оборотней изрядно отличаются от тех, что использует человек, хотя схожесть определенно имеется. Наше оружие лучше по многим характеристикам и значительно тяжелее, но главное отличие – это, конечно, магазин, так как вряд ли вы найдёте в человеческом арсенале пули из серебра или того интересней, пули-капсулы, снабженные жидким составом, содержащим смертоносный металл. Прихватив необходимое, а также очки, я вышла из своего убежища. Мне нужно было выплеснуть свои эмоции, которые уже начали принимать форму злости или даже гнева. Я направилась в тир. Тир находился в подвале поместья, и мне пришлось спускаться через главную лестницу. Уже оказавшись в холле, я краем глаза заметила Моргана и Лору, которая с идиотской улыбкой что-то говорила ему и все время норовила дотронуться до руки Князя. Я сдержалась, чтобы не издать смешок, и сделала вид, что не заметила их. Господи, ну она же должна знать о способностях Моргана, неужели ей не стыдно?
Я покачала головой и открыла дверь в тир. Раньше тут всегда можно было найти Кана… Кан. Великолепный вампир, Делец Смерти. Мощный, уверенный, опытный. А так же прекрасный друг. Я тяжело вздохнула и нажала на курок. С каждым выстрелом я ощущала, что мне становится легче, но это происходило так медленно, что я начала раздражаться с новой силой. Мне нужно было что-то сильнее, мне нужно было убийство. Убить человека или оборотня не мело значения, мне просто было нужно выплеснуть все это… К чёрту!
Не знаю, сколько времени я провела в тире, но легче мне особо не стало. Навязчивая мысль об убийстве не отступала, но я осознавала, что мое теперешнее состояние не позволяет свободную охоту. Я выдохнула. Если бы не кровь Моргана, я бы могла надеяться на припадок в ближайшее время, но теперь я вообще не знаю, когда это случится. Глупость, но я бы предпочла пару часов без сознания, чем находиться в состоянии бомбы замедленного действия.
Проделав прежний путь, я открыла дверь своей комнаты и наткнулась на взгляд чёрных глаз.
- И тебе привет, - пробормотала я, ожидая, когда меня пустят внутрь.
Морган еще некоторое время просто смотрел на меня, а потом учтиво освободил дверной проём.
- Ты не в самой лучшей форме, что бы заниматься этим, - Морган кивнул на оружие в моей руке.
- Жаль, что ты сказал это так поздно, меня чуть не съели красные кружочки на целях, - тихо сказала я, понимая, что несу околесицу, но настроение ушло под ноль.
- Мне не нужно было приезжать, - бросила ему я, подходя к окну.
- Глупости, - услышала я над самым ухом и ощутила дрожь. Он стоял ужасно близко, но только я подумала о том, чтобы отойти в сторону, сильные руки обхватили мою талию.
Мои глаза округлились, и я сжалась.
Мне нравилось чувствовать его, но стоило только закрыть глаза, как в памяти всплывали воспоминания о нём и Лоре. Чёрт.
- Морган, пожалуй…, - я ощутила его дыхание на своей шее, и мое сознание предательски затуманилось. Дышать стало тяжело, здравый смысл уходил на задний план. Я ощутила, что меня еще крепче прижимают к стоящему сзади телу. Потом одна его рука скользнула вверх и дотронувшись к моему подбородку…
Звонок мобильного телефона отрезвил мое сознание, и я быстрым движением достала телефон из кармана джинсов.
- Слушаю, - как можно спокойнее ответила я, хотя дышалось мне с трудом. Руки Моргана все еще находились на моей талии и, по-видимому, его это устраивало.
- Вы Рокс?
- Да, это я, – в лёгком недоумении подтвердила я.
- Вы знаете человека по имени Ральф МакКарди?
Ральф? Мой Ральф?
- Знаю, он мой друг, а что случ…,-
- Примите мои соболезнования, его нашли мёртвым около получаса назад.

12:08 

3 глава

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
От меня до тебя Расстояние,
равное лучшей повести Бунина;
равное речи в поиске Формулы;
равное ночи в поезде
От Киевского до Пiвденного вокзала.
Расстояние, равное "главного не сказала".


музыка RayMusic - Life

Сигарета пускала тоненькую струйку дыма, которая ловко вилась, а после раcсеивалась в пространстве. Я смотрела куда-то перед собой, облокотившись на перила, ограждающие крыльцо дома.
Несмотря на то, что вампиры более устойчивы к холоду нежели люди, резкий ветер не приносил мне приятных ощущений, но, почему-то, я не могла заставить себя войти в здание и взять куртку, поэтому я терпела прихоть природы, стоя на улице в майке и рваных джинсах. Хотя, если быть действительно откровенной, меня не волновало то, что находилось вокруг. Гораздо больше меня волновало нечто иное, и я все прокручивала и прокручивала в своей голове события, произошедшие, наверное, не более часа назад.
Морган… Морган дал мне свою кровь, и я приняла ее. Сам процесс питья в подобных ситуациях - а не таких, в которых я это делала с Джиной - довольно интимный процесс, который можно сравнить лишь с телесной близостью. И дело тут не только в непосредственном соприкосновении одного вампира с другим, а в чем-то большем - духовном. Когда вы отдаете свою кровь, вы отдаете частичку себя, своей души, своих желаний и воспоминаний. Подобное откровение требует большого доверия, уверенности или, даже, любви. Говорить о том, что Морган мог испытывать ко мне хотя бы тень подобных чувств, было бы глупо. Тем не менее я пила его… Но было кое-что еще, что смущало меня куда сильнее, чем сам факт принятия крови от другого вампира. Воспоминания, мысли и чувства Моргана, которые я впитывала через него, были… Я не знаю, чего я ожидала от него, от его эмоций, от его сознания, но мне казалось, что я должна была ощутить что-то еще, кроме его уверенности и спокойствия. Эти два чувства, словно каменная стена оградили все сознаниe Моргана, а, возможно, я просто видела в этом своего рода защиту. Почему я так боялась и так хотела увидеть что-то еще, кроме этого? Картинки из его воспоминаний почти не сохранились в моей голове, но я точно помню, что это были какие-то пейзажи, причем, я уверенна, сейчас эти места выглядят совершенно иначе.
Я затянулась. Несмотря на то, что сильная кровь наполнила меня, я ощущала внутреннее опустошение и неудовлетворение. Кровь… Столь ли силен Морган, что бы управлять своим сознанием в такой момент и оградить себя? Если да, то есть ли в этом смысл? Ему есть, что скрывать от меня? Глупости, никто бы не захотел делиться своими воспоминаниями и переживаниями, особенно с чужим человеком. А я была именно чужим человеком.
Я с силой треснула по деревянной перекладине, от чего та жалобно отозвалась. Я не знала, чего хотела от всего этого, чего боялась. Не знаю, чем я недовольна, ибо не думаю, что плескалась бы в счастье, если бы увидела моего мужа в обнимку с этой белокурой девушкой или что-то в этом роде. Но я определенно чего-то ждала, чего-то другого… Надеялась ли я на то, в чем сама не признаюсь себе? Возможно да. Возможно, это породило во мне это ощущение неудовлетворенности. Черт, да лучше бы я увидела его в постели с кем-то - это была бы уже хоть какая-то определенность, а так это лишь невольные подозрения, дающее надежду…
Мои мысли спутались в тугой комок, и одно предположение тянуло другое, полностью противоположное. Я еще раз стукнула по перекладине и дерево треснуло.
- Зачем ты рушишь дом? - послышался голос сзади, а через мгновение мне на плечи упало что-то теплое.
Морган смотрел на меня, чуть склонив голову.Было ли ему действительно интересно, что я делаю? Или мне только показалось?
- Ты же знаешь, мне не холодно, - сказала я ему, осмотрев себя и увидев, что на моих плечах покоиться его черное пальто.
- Да, но тебе не нравиться этот ветер, - тихо ответил Князь, доставая из кармана брюк сигареты. Я уже как-то отметила, что мы курим одни и те же, что, почему-то, мне нравилось. Морган взял одну и, зажав ее между зубами, потянулся за зажигалкой, но я ловким движением поднесла свою к его губам, почти повторив ту же ситуацию, которая произошла в моем доме, когда я согласилась на предложение Князя.
Вампир смотрел на меня, и в его глазах мелькнуло некое озорство, которое меня удивило. Возможно, он тоже вспомнил о дне, когда мы заключили тот негласный договор.
- Спасибо, - сказал Морган, когда я уже убирала свою зажигалку.
- Тебе спасибо, - ответила я, плотнее закутываясь в его пальто. Оно пахло дорогим мужским парфюмом „Treasurer“ и чем-то еще, что я не могла идентифицировать. Этот запах слегка затуманил мое сознание, и я уткнулась носом в воротник, чтобы ощущать его еще лучше.
- Я хочу забрать тебя, - сказал Морган, смотря в ночное небо.
- Но я не хочу, - словно эхом отозвалась я.
- Ты же видишь, к чему привело твое упрямство. Ты умерла бы, ты можешь это понять?
- Я очень тебе благодарна, что ты в очередной раз спас мою никчемную жизнь, но…
Морган схватил меня за руку и заставил посмотреть в его глаза.
- Я не об этом говорю! Причем тут благодарности? Ты понимаешь, что ты не справляешься сама? Ты преднамеренно обрекаешь себя на смерть.
- Но ты же справился!
- Я - это я, а ты – это ты. Я проходил все это будучи старше, и даже несколько лет играют не малую роль. К тому же, я до этого не вкалывал себе яд и не находился в коматозном состоянии на протяжении трех лет. Я был значительно сильнее тебя. У меня были силы, чтобы выдержать все это самостоятельно, но если бы кто-то мог предложить мне помощь, я бы не отказался.
Я знала, что Морган прав, что я веду себя как глупый маленький ребенок.
- Я не хочу быть обузой, Морган. Я не люблю, когда со мной носятся. За последнее время я создаю много проблем, вечно ощущаю себя слабой и…неполноценной. Мне надоело чувствовать жалость окружающих. Я прекрасно понимаю, что ты прав, но само осознание этого дается мне с болью. Мне надоело ущемлять свою гордость, правда.
Вампир всматривался в мои глаза, словно пытался там что-то увидеть, а потом провел тыльной стороной ладони по моей щеке. Я застыла, потупив взгляд. Ощущения, что охватили меня, были столь сильными, что я вздрогнула. Почему я не могу это контролировать?
- Это не зависит от тебя, - сказал Морган, продолжая смотреть мне в глаза, и, хоть я и понимала к чему относятся его слова, для меня они имели двойной смысл, - ты это понимаешь. Считай это тем, что нужно перетерпеть. Ты не являешься обузой ни для меня, ни для кого-то другого. У тебя есть те, кто любит тебя, тебе лишь нужно это понять.
Его пальцы скользнули ниже и прикоснулись к моей нижней губе.
- Как я его понимаю, - еле слышно прошептал Морган, а потом резко убрал руку и ушел. Я, словно завороженная, так и осталась стоять, смотря перед собой. Но я не успела даже толком прийти в себя, как ощутила, что к дому приближается Ральф. Морган должен был почувствовать его раньше, верно? И тогда…
- Не знал, что вы мерзнете, - весело бросил мне парень, перепрыгивая через перекладину, - рад, что тебе лучше.
Ральф окинул меня взглядом.
- Не твой размеpчик, - заключил он, косaясь пальто, - оно принадлежит тому грозному парню, которого позвала Медлен?
Я расхохоталась. «Грозный парень». Да, определенно подходило для описания Моргана. Правда знал ли Ральф, что этому «парню» перевалило за пятьсот?
- Да, это его, - с улыбкой ответила я.
- Он помог тебе?
- Морган помогает мне с тех пор, как мы познакомились, - мой голос звучал спокойно, хотя внутри еще все пылало от прикосновений Князя.
- Давно вы знакомы? – с опаской продолжал расспрос Ральф. Я ощущала, что он волнуется, не хочет злить меня, но не может сдержать свое любопытство. Он знал кто такая Медлен и кто Морган. Этот новый мир для него был чем-то сказочным и непостижимым.
- Недолго, даже по человеческим меркам, - сказала я. - но за это время он успел не единожды спасти мою жизнь. Хотя мы почти чужие друг-другу…
- А мне казалось, что вы…хм…неплохо общаетесь, - тихо сказал смертный.
- Ну…у нас есть нечто общее.
- Кольца, например, - подметил Ральф и я удивленно подняла на него глаза.
- Да, и это тоже, - согласилась я, - мы женаты.
- Что?
- Ну ты же сам сказал о кольцах, - я пожала плечами, - у нас они значат тоже, что и у людей.
- Но ты же сказала, что вы практически чужие друг-другу!
- Одно другому не помеха, Ральф. Морган - мой супруг и я этим очень дорожу.
Это было правдой. Даже, несмотря на то, что наш брак был фиктивен, я дорожила самой этой связью.
- Я тебя не понимаю, - покачал головой Ральф.
- И не нужно, - я подмигнула, - я очень благодарна за то, что ты сделал для меня. Я бы хотела иметь возможность связаться с тобой в дальнейшем.
- Да, конечно, - Ральф озадаченно смотрел на меня, когда я доставала из карманa брюк свой мобильный.
Он продиктовал мне свой номер телефона, а так же e-мейл. Я сдела то же самое для него.
- Рокс,…ты уезжаешь?
- Да. Я не очень этого хочу, но если я хочу благополучно пережить все это, мне нужно уехать с Морганом.
Ральф молчал. Мне было неприятно видеть его таким грустным, он действительно не хотел, чтобы я уезжала. Но так же он понимал, что как только приехал Морган, мое состояние резко улучшилось и, что только этот вампир может мне помочь.
- Когда это закончиться, я приеду, обещаю, - сказала я парню, - а пока, я буду тебе звонить.
- Ты его любишь? - вдруг спросил меня Ральф.
Я застыла. Когда-то Генри задал мне точно такой же вопрос. Тогда я на него не ответила, но сейчас…
- Очень, - прошептала я и вошла в дом.

23:17 

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Сжала руки под темной вуалью...
"Отчего ты сегодня бледна?"
- Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.
Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот...
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.
Задыхаясь, я крикнула: "Шутка
Все, что было.Уйдешь, я умру".
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: "Не стой на ветру".

Анна Ахматова

музыка: Deftones - Change

Трель сотового не вывела меня из задумчивого состояния, я подняла трубку, все еще бессмысленно, смотря в пространство перед собой.
- Алло, - пробормотала я.
- Скажи мне, почему я все еще не вижу тебя у меня дома? – голос Моргана не стал для меня чем-то неожиданным. Скорее наоборот, я ждала, что он позвонит, или надеялась. Разуметься, я не относилась серьезно к его требованиям по поводу моего возвращения домой, и соглашаться на его прихоть была не намерена. Тем не менее, это была скорее некая детская обида, чем обдуманное решение, потому что мое состояние ухудшалось с каждым днем, а мой муж был единственным, кто мог помочь.
- А что я, позволь спросить, забыла у тебя дома? – монотонно проговорила я.
- Керолайн, перестань играть в свои детские игры. Ты прекрасно понимаешь, что с тобой сейчас происходит, и что это не то, с чем можно шутить.
- Я в полном по…, - и тут словно издеваясь, боль волной прошлась по телу, я судорожно втянула воздух сквозь зубы, что не осталось незамеченным.
- Я слышу, в каком ты порядке! Все, я больше не намерен терпеть эти выходки. Ты будешь во Франкфурте так скоро, насколько это возможно. Я тебе гарантирую, можешь не сомневаться.
- И что? Ты свяжешь меня и притащишь обратно? Хотелось бы мне на это посмотреть. Но мне кажется, у тебя есть более важные дела…, - я не договорила, так как в трубке послышался высокий, приторный, женский голосок.
- Морган, дорогой, машина уже ждет! – прокричали издалека.
- Ну, как я и говорила – у тебя есть куда более важные дела.
Я опустила мобильный телефон на пол и закрыла глаза.
«Дорогой». «Дорогой»?! Я невольно засмеялась. Осознание того, кому принадлежали эти слова, пришло мгновенно – белокурая красавица, златовласый ангел. Тогда я могла прочесть ее мысли, и хотя там ее внутренний голос звучал менее сладко, ошибиться было невозможно.
Злость и обида подкрадывались ко мне, словно только и ожидали повода захватить, поработить остальные чувства, но злиться можно было только на саму себя. Злиться за то, что меня сильно задевает происходящее.
-Меня не должно касаться, кто и по какому праву называет моего мужа «дорогим», - бросила я в пустоту, но прозвучало ли это как утверждение или как вопрос, я так и не определила. Зато с уверенностью могу сказать, что со стороны эта фраза звучит крайне странно, потому что само слово «муж» в словосочетании с прилагательным «мой» означает, что тебя касается все, что относится к этому самому «мужу».
Я опустила голову себе на колени и вздохнула. Но вместо того, чтобы немного прийти в себя, я задрожала от боли, потеряв контроль, сильно ударилась головой о стену: тело перестало слушаться, и мышцы непроизвольно сокращались. Ситуация была хуже, чем в предыдущий раз, и признаться, меня одолел страх. Я не хотела умирать, особенно так. И хотя, изначально я еще колебалась, но когда тело начало поддаваться слабости и страх того, что я не очнусь на этот раз, нарастал, набирая обороты. Последнее усилие – нажала на клавишу вызова, услышав ответ, прошептала адрес своего места пребывания.
Открыв глаза, я поняла, что лежу на кровати. Тело ныло, но не было той острой боли, от которой я билась в судорогах, что несказанно радовало. Я не помнила, как оказалась здесь, но сейчас это не имело значения. Я попыталась встать, опираясь на руки, но меня резко остановили:
- Даже не думай об этом! – грозно отозвался женский голос.
Я с удивлением подняла глаза на девушку с платиновыми волосами, мгновенно вспомнив, что произошло до того, как сознание отключилось. Медлен! Я позвонила Медлен! Я не ожидала, что она приедет так быстро. Я вообще не ожидала, что она приедет, откровенно говоря, но наделась.
-Глаза стали хуже выглядеть. - Уже спокойно сказала она, несмотря на то, что лицо выражало тревогу.
- Я знаю, - ответила я, - и не только глаза. Как ты добралась сюда так быстро? – я жила в глубинке, до ближайшего аэропорта сотни километров, кроме того, сам перелет занимал немало. Даже если бы Медлен выехала сразу, ей бы понадобилось не менее восьми часов на дорогу.
- Я добралась сюда так быстро, как только смогла. И провела тут уже четыре дня.
- Что?!
- Ты была без сознания четыре дня, Рокс. - в комнату вошел Ральф. Он был взволнован, его сердце учащенно билось, но не от страха. Скорее его тревожило что-то.
Я перевела взгляд на Медлен, и та утвердительно кивнула.
-Боже… - простонала я, проводя руками по волосам.
Четыре дня… Такое было впервые, но главное, судя по ощущениям, я была в коматозном состоянии не более часа.
- Ральф, спасибо тебе большое. Ты бы не мог оставить нас с Керолайн наедине? – улыбнулась парню Медлен, и я не могла не заметить, что ее улыбка была искренней.
Ральф на мгновение задался вопросом о том, кто такая Керолайн. Кивнув, он развернулся к двери, и я сказала:
- Керолайн - имя, которое мне дали родители, а Рокс - то, что я дала себе сама, и друзья предпочитают называть меня, именно, так, - сказала Ральфу, и улыбка заиграла на его лице. Ему было приятно, я только что назвала его другом. Вывод, сделанный им, не был поспешным, несмотря на то, что мы знакомы совсем недолго, Ральф много помогал мне. К тому же, с нашей первой встречи я начала питать к нему симпатию, и совершенно не хотела, что бы этот молодой смертный подумал, что я скрывала от него свое настоящее имя.
- Не уходи далеко, хорошо? – сказала Медлен.
Ральф кивнул и вышел за дверь, плотно закрыв ее.
- Необычный парень, - Медлен подошла ко мне и села на край кровати.
- Не могу не согласиться, - кивнула я, - он нашел меня в одном из таких припадков, и даже догадавшись о том, кто я, остался помогать.
- Знаю, он рассказал. Удивительный смертный, давно не встречала таких, - задумчиво протянула моя собеседница.
- Он приносил меня донорскую кровь, это спасало меня. Хотя, в то же время, его присутствие было пыткой. Он бы сбежал, узнав, чего мне стоит держать себя в руках и не впиться клыками в его шею.
-Не думаю, - отвергла мое предположение Медлен, - может я и не способна читать мысли, но достаточно долго живу на свете, чтобы научиться разбираться в людях. Он бы предпочел дать тебе свою кровь, чем уйти.
- Фанатик? – с насмешкой спросила я.
Улыбка быстро сползла с моего лица, когда словно лезвием меча, пронзила новый приступ боли. Изрядно поднадоевшие спазмы охватили тело, представлявшееся мне сплошной, кровоточащей раной.
- Когда же это кончится, - простонала я, но ответ мне был не нужен.
Понимая, что дальше будет только хуже, я скрутилась калачиком, протянула руку Медлен и сжала ее кисть.
- Рокс, позволь мне… Позволь мне позвонить ему. Он поможет. Тебе не нужно столько терпеть…
Станет легче, - шептала мне Медлен, желая унять мои мучения.
Мне не хотелось сдаваться. Детское упорство, не более того. Он смог пережить это сам, почему не могу я? Я не слабее его, не хуже… К тому же, Морган сейчас не один, и я не хочу быть для него обузой, больной, слабой. Я хочу вернуться сильной, уверенной и достойной занять свое место, принадлежавшее мне по праву.
Я поняла, что отключилась снова, когда открыла глаза. В комнате был только Ральф. Острое желание взорвалось во мне, но я только улыбнулась, увидев его встревоженный взгляд.
- Ты хоть знаешь, кому сопереживаешь, парень? – хрипло прошептала я.
- Девушке, которой сейчас очень больно, - спокойно ответил смертный, а после, слегка помедлив, провел кончиками пальцев по моей шее. Я вздрогнула, не успев уловить это движение в его мыслях. Для Ральфа это был эмоциональный порыв, он не ожидал от себя такого и испугался такого интимного движения, считая, что это может разозлить меня.
- Прикасаешься словно к трупу, правда? – слабо улыбнулась я, наслаждаясь ощущением теплоты на своей коже. Я никогда не обращала внимания на то, какие люди теплые.
- Н-нет, - дрогнувшим голосом ответил Ральф, - скорее, словно к шелку…
Его пальцы скользнули вверх, прикоснулись щеки, а потом, совершенно нерешительно дотронулись губ…
Громкие шаги, доносившиеся из-за двери, были слышны даже для смертного, и Ральф, сожалея, поспешно отдернул руку.
Дверь отворилась, я задержала дыхание: весь в черном, с отсутствующим выражение лица, на пороге стоял Морган. Его взгляд был направлен на Ральфа. В следующее мгновение Морган сделал шаг вперед, и Ральф покинул комнату. Когда дверь за ним плотно закрылась, Морган перевел глаза на меня.
- Что это было? – без единой эмоции в голосе спросил он.
- Что именно? – вопросом на вопрос ответила я, повернув голову так, чтобы он не видел моих глаз. Медлен… Она все таки позвонила Моргану. Черт, я не должна была звать ее сюда.
- Ты думаешь, что я не уловил мыслей этого смертного? – злость начала пробиваться сквозь маску спокойствия.
- И чего же такого было в его мыслях? – фыркнула я, продолжая смотреть в сторону, прикрывала лицо волосами.
Он оказался рядом так быстро, что я вздрогнула. Сжав мой подбородок, Морган резко повернул мое лицо и приподнял его так, чтобы наши глаза встретились. На мгновение он замер от увиденного. Мой вид поразил его настолько сильно, что он потерял контроль.
-Впечатляет, правда? – криво усмехнулась я,представляя как сейчас выглядят мои глаза, но Морган никак не отреагировал на эту реплику.
- Я не хочу, что бы он к тебе прикасался, - чеканил, выговаривая сквозь зубы каждое слово, - я не хочу, чтобы кто-нибудь прикасался к тебе.
От удивления мои брови поползли вверх, но неудобное положение отозвалось болью в измученном теле, и я поморщилась.
- Я не твоя собственность, - огрызнулась я, когда снова открыла глаза.
- Ты моя жена.
Морган выдохнул, и, отпустив меня, присел рядом. Было видно, что он старается успокоиться, но это давалось у него с трудом. Я проследила за тем, как его тонкие, бледные пальцы прошлись по его черным волосам и они темным шелком упали, обрамляя точеные скулы. Мои глаза отдыхали, впитывая красоту и изысканность вампира.
Потом Морган резко поднес свое запястье к губам, а через секунду я ощутила непередаваемый восхитительный запах. Ощущения, достигшие предела, заставили сжать простынь в кулаке.
- Пей, - тихо сказал Морган, поднося окровавленное запястье к моим губам.
- Нет… - прошептала я, хотя все мое естество страстно желало крови, именно его крови…
- Пей! – уже более настойчиво сказал он, и я сдалась.
Аккуратно сжав пальцами руку мужа, я нежно накрыла ранку губами.

@темы: Бездна Челленджера

15:30 

Бездна Челленджера 1

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Музыка: Within Temptation - It's The Fear.

Сколько раз мертвое сердце может умереть?

Вспышка света поглотила мрак лишь на мгновение, чтобы вернуть его с новой умопомрачительной силой; тьма оповестила о себе раскатистым рычанием, заполнившим все вокруг, сотрясая и вырывая наружу все тайное, что было в пространстве и времени. Содрогание в собственном теле вызвало боль, которая стала такой привычной за это недолгое время. Словно все было специально; словно мое собственное проклятое тело ждало, когда я перешагну порог этого дома. И как только входная дверь за мной мягко закрылась - моя телесная оболочка искривилась под спазмами, заставив меня повалится на ничем не прикрытые доски. Я ощущала щекой шершавую поверхность дерева и вдыхала пыль, но не могла заставить себя подняться. Скованная и обремененная невидимыми демонами, я впала в забвение пока не ощутила себя смотрящей куда-то. Приходить в себя было так же неожиданно, как и впадать в состояние комы. Несколько дней я так и провела, между болью и слабостью, которая была немногим лучше, чем те адские мучения, что чередовались с ней. Все то во мне, что могло думать и осознавать, было благодарно толстым, бархатным портьерам, плотно скрывающим меня от солнца, которое стало для меня невыносимой пыткой. Страдание кожи были ужасны, но они не сравнятся с теми, что испытывали глаза, которые сейчас напоминали очи дикого зверя загнанного в угол.
Но даже к аду можно привыкнуть, особенно если хочется выжить. А мне хотелось. И, черт побери, я собиралась выбраться из всего этого. Не знаю почему мне вечно приходится играть роль слабого звена, но продолжение подобного я не выдержу. Разумеется, все могло бы быть иначе. Я могла остаться в Германии, позволять им облегчать мои страдания и получать благоговение как наследница трона и жена Князя. Вот только не забылось мне то время, когда меня считали низшим сортом, дампиром без рода и чести. И в любых, совершенно любых состраданиях я не нуждаюсь. Я уехала ради того, чтобы моих мук и моей слабости никто не видел. Да, признаю, все могло бы быть легче, проще, безопасней, но ценой было бы… что? Честь? Свобода? Гордость? Все это было не тем решающим очком в пользу самобичевания наедине. Оставаться в таком состоянии на его глазах я не могла себе позволить, даже если из поместья пришлось бы выползать; и даже зная, что он в силах мне помочь, я не подпустила б его к себе. Да и он бы не подошел. Черт, знай я, чем все это обернется - никогда бы не согласилась на этот чертов брак. Признаться, я стараюсь забыть все, что связано с вампиром, который стал мне законным супругом. Потому что нет худшего для меня, чем видеть кольца на своей руке и понимать, что они ничего не значат. Не думаю, что он знал когда я уехала, но уверена - он испытал облегчение. Да и что бы изменилось, если бы он даже увидел мою машину, выезжающую за ворота? Признайся себе, произнеси это, давай же. Ничего. Верно - ничего.
О том, где именно я нахожусь, не знал никто, хоть я и не делала из этого тайны. Просто не хотела, чтобы кто-то приезжал, хоть и не особо верила, что кто-то приедет. Я никогда не тешила себя тем, что кому-то нужна; даже если были те, кто любили меня или делали вид что любили. Я предпочитаю быть реалистом в этом плане. Никто никому ничем не обязан. И как бы мне не хотелось поверить, пускай обманутся в том, что кто-то действительно питает ко мне что-то теплое - я не могла. Я не была столь самовлюбленна, чтобы думать о себе так высоко. Поэтому сообщив Роланду о своих планах на ближайшее будущее и выслушав, казалось, нескончаемую тираду о неуместности моего решения, я попросила его иногда звонить мне. Он замолчал сразу же, как до него дошел смысл моих слов.
- Нет, если ты не... - я уже пожалела о своей слабости, но он прервал меня. - Неужели ты и правда считаешь, что ничего не значишь для меня, Керолайн? Ты никогда не воспринимала мои слова или поступки так, как мне бы хотелось, но чтобы так... Господи, неужели за все это время я не показал тебе, что люблю и ценю тебя?
- Я не хотела тебя обидеть, брат. Правда. И дело тут не в тебе, просто я не считаю себя...
- Знаю, черт побери, знаю! И иногда мне кажется, что ничто не избавит тебя от этой твоей убежденности, будто все просто терпят тебя и ждут, пока ты избавишь их от себя. Но, знаешь, принято считать, что каждый судит по себе. Не значит ли это...
- Дьявол, нет! Конечно, нет, Роланд. Прости.
Я не знала, что сказать. Впервые кто-то указал мой же недостаток на меня саму.
- Я буду тебе звонить, писать, приходить... Все, что угодно, но все же, тебе лучше вернутся. Морган прошел через все это, он поможет тебе. Никто не сможет позаботиться о тебе лучше, чем он.
- Мне не нужна его забота. И ничего мне от него не нужно. Два кольца, что я приняла от него – необходимость, и то, за которую я хочу отплатить: начиная от выполнения своих обязательств перед ним, заканчивая деньгами за работу ювелира.
- Ты не справедлива к нему...
- Несправедлива? – я сорвалась. - Это я несправедлива? Это я несправедлива, когда он отстранил меня от работы, что помогала мне не чувствовать себя паразитом? Это я не справедлива, когда он ни разу не пришел ко мне, пока я восстанавливалась? Это я несправедлива, когда он был с женщиной? Тогда да, ты прав, я чертовски к нему не справедлива.
Я отключила телефон и швырнула его на сиденье автомобиля. Тогда я впервые ощутила отголосок грядущих мук, но это было не так важно. Важно было то, что я наговорила кучу ерунды. Потому что Морган сделал для меня очень много и потому что ничем мне не был обязан. И мне было ужасно стыдно за те слова, что я только что прокричала в трубку сотового. Наверное, поэтому я не включала этот злосчастный телефон с тех самых пор.
Сколько я сейчас здесь, в этом здании? Старый, переживший не одно столетие дом, который был в достаточно ветхом состоянии, но в котором было все, что мне требовалось: спальня с красивой, резной кроватью, на которой я провожу большую часть времени, библиотека с множеством книг, позабытых хозяевами, старинная ванная комната и еще несколько помещений, в которых я бываю крайне редко. Во всем доме, кроме прихожей, висят портьеры, которые скрывают меня от солнца. На данный момент моя чувствительность к нему выросла столь многократно, что малейшие солнечные лучи приносят с собой сильную боль и ожоги. Но ночью я сажусь на пол в прихожей и смотрю сквозь ничем не прикрытые окна на ночное небо.
Нужно включить мобильный телефон, иначе получится то же, что и три года назад, а мне это не нужно. Даже мысль о таком вызывает тошноту. Я не собиралась пропадать или сбегать, я хотела вернутся с новыми силами. Серебряное яблоко показалось на экране. Но не успел мобильный толком прийти в себя после долгой отключки, как на экране высветилось невероятно огромное количество звонков и сообщений. Я не смотрела все это, лишь убрала окошко с экрана и нашла номер Роланда. В моей голове появилось подозрение, что моего звонка ожидали, так как трубку сняли мгновенно.
- Где ты?
Твою мать!
- Какого черта у тебя делает телефон моего брата, Морган?
- Я еще раз повторяю, где ты? – голос по ту сторону срывался на рык, и я мысленно посочувствовала тем, кто находится в радиусе ста метров от Князя.
Я молчала. Логически, я должна положить трубку даже потому, что по телефонному звонку можно вычислить место нахождения, но вместо этого я просто молчала. Меня поразила эмоциональность моего собеседника.
- Рокс, - Морган вздохнул, стараясь, успокоится и придать голосу более человеческое звучание, - прошу, скажи мне, где ты.
- В этом нет необходимости. Когда будет нужно, я приеду, я помню про свою часть договора. Но и ты не забывай про свою, ты обещал мне волю в моих желаниях.
- Я помню, что обещал тебе максимальную свободу, а максимум определяется мной. Ты не имела права уезжать, не сообщив об этом мне. Ты вообще не имеешь права покидать поместье, пока я не дам на это согласие! – похоже все попытки успокоится у Князя провалились. - Я жду, Керолайн. Не заставляй меня вычислять тебя и забирать силой.
От подобных заявлений внутри меня все начало кипеть. Ярость подымалась с самых глубин тела и разливалась волнами.
- У меня есть права на все, что я хочу. И если мне захочется вернуться - я вернусь, если нет – то нет. Ты можешь делать, что тебе вздумается, но на меня это влияния не имеет. И ты не будешь приезжать сюда, чтобы забрать меня, потому что в этом нет ни капли смысла.
Выключив телефон, я закинула голову назад, ударившись о стену. Что телефон Роланда делает у этого...? Я вскинула руку и провела по волосам. Он злится. Черт, он всего лишь злится, ибо я сделала что-то без его ведома; он привык, что перед ним кланяются и выполняют любое поручение безприкословно.
Выдохнув, я поднялась и ощутила что-то: некто знакомый приближается к дому. Ральф. Ральф – это одна из тех аномалий человеческого мира, которую не принимают, но зачастую после смерти именуют гениями и величают в бронзовых статуях.
Молодой парень, не старше девятнадцати лет, со светлыми волосами и изучающим взглядом. Он приходил сюда каждый день, несмотря на то, что с первой нашей встречи знал кто я. Ральф нашел меня в одном из этих припадочных состояний и, когда я очнулась, то увидела обеспокоенный взгляд голубых глаз. Не знаю, почему я тут же не впилась в его шею клыками - ведь голод одолевал меня с безумной силой. Вместо этого я спросила:
- Что ты тут делаешь?
Парень молча продолжал наблюдать за мной, и его глаза еще больше расширились, когда я заговорила. Разумеется, я была не в том состоянии, чтобы думать о сокрытии своих нечеловеческих начал, в данном случае которыми выступали клыки.
Мысли в голове парня потеряли какой-либо порядок и начали хаотический бег в его сознании. Тем не менее, внешне молодой человек держался очень даже неплохо.
- Парень, тебе лучше начать говорить, иначе я использую то, чего ты так сильно испугался по истинному назначению.
Иногда страх – единственный двигатель прогресса. Я ожидала чего-то стандартного, типа: «Ты ва-ва-вампир!!!» или «О Боже, ты...». Ну или что там еще говорят люди в таких случаях по ТВ? Я давно заметила, что человек реже верит своим глазам, чем словам. Но парень меня удивил. Он вздохнул и протянул мне руку:
- Ральф. - деловито представился он мне. На мгновение я впилась в него взглядом, а потом, усмехнувшись, ответила рукопожатием. Он слегка вздрогнул от моего прикосновения, но в остальном держался словно ничего из ряда вон выходящего не происходит.
- Рокс. - ответила я. - Так что ты тут делаешь?
- Я довольно часто бываю в этой местности; не знал, что кто-то здесь поселился.
- Да я и не рассчитывала, чтобы кто-то об этом знал. Скорее наоборот.. - протянула я, а потом решила, что хватит ломать комедию. - Послушай, Ральф. Ты прекрасно понимаешь, кто перед тобой, и мне нравится то, как ты себя ведешь в данной ситуации. Признаться, если бы ты попытался сбежать или что-то тому подобное, я бы уже вкушала то, что течет по твоим венам. Но ты меня удивил и даже протянул мне руку, а это было, кстати, крайне не разумно.
- Я знал кто ты еще до того, как увидел твои.. Э-э-э.. Зубы. - спокойно ответил смертный, хотя в его голове была полная каша.
- И ты остался тут... Зачем? – откровенно говоря - я была слишком измучена и голодна, чтобы бороться с нарастающим раздражением, но интерес к молодому человеку не угасал.
- Я.. Я не знаю.. Ты не дышала, а твои глаза... И в тот момент я понял, что ты не.. - нервы Ральфа начали сдавать, но мне было не до этого. Глаза.. Что с моими глазами?!..
Глупо и говорить - я помчалась в поисках хоть чего-то отзеркаливающего и нашла разбитое зеркало в одной из комнат. Смотря на себя в один из осколков отражающей поверхности, меня охватила паника: ярко зеленая радужка ужасно контрастировала с черным, нечеловеческим зрачком.
- Боже... - я опустилась на пол, совершенно забыв про ночного гостя. Да, я ждала этого. Я знала, что так будет и что ничего особо ужасного в этом нет; к тому же это временно, а потом я научусь маскировать взгляд. Но одно дело понимать это разумом, а другое... Я не знаю, что повергло меня в такой шок, но я понимала, что нужно взять себя в руки.
Тогда Ральф пробыл со мной всю ночь. Я не помню, как это было, просто в один момент поняла, что этот человеческий мальчик сидит напротив меня и что-то тихо говорит. Он просто что-то рассказывал, тем самым пытаясь меня успокоить. И это откровение так сильно поразило меня, что я не проронила ни слова. Ральф действительно был необычным. Необычным во всем. Он писал что-то в своей собственной манере, что можно поставить в один ряд с По и Лафкрафтом, и рисовал своеобразные картины, изображающие мистических созданий. Сказать честно - в глазах молодого человека я представлялась чудом, знаком свыше, чуть ли не божеством, что очень меня огорчало. Тем не менее, я получала от Ральфа не только моральную поддержку - ведь он приходил ко мне каждую ночь - но и кое-что другое. Во второй раз своего визита он принес с собой несколько пакетов донорской крови. Я ощутила что-то у него в сумке еще до того, как он переступил порог дома.
- Решил себя обезопасить? - фыркнула я.
- Нет, я просто думаю, что ты не в состоянии сейчас охотится.
Господи, он говорил это так спокойно, приходя в логово чудовища, которое само не знает, сможет ли оно контролировать себя в следующий момент.
Мне хотелось заорать на него, отрезвить, выгнать. Мне хотелось, чтобы он убежал в ужасе, чтобы кричал о демонах и в последствии сошел с ума. Но вместо этого я лишь взяла протянутый им пакет.
- Ну как? – поинтересовался он.
- Все равно, что сочное мясо заменили соей. Гадко, но жить можно. - прокомментировала я между глотками холодной жидкости. - А откуда такое богатство?
Ральф улыбнулся.
- Я работаю в больнице, так что в этом нет проблемы.
- И тебя совершенно не смущает эта ситуация? – поинтересовалась я.
- Нет, я безумно рад, что могу быть полезным. - он провел рукой по шее. - И не только одним способом.
Он еще и шутит!
- Господи, это ненормально. - прошептала я.
- Я никогда не славился своей нормальностью, Рокс. Я думал, тебе это нравится. - он подмигнул мне.
- Эй, что за неуважительное отношение к старшим? – я угрожающе сверкнула клыками.
Парень вздрогнул - явно вспомнил, что мы не стареем и перед ним может находится личность, которая плясала на балах у Екатерины Второй. В его глазах вспыхнула тревога, и, что меня более чем удивило, она была вызвана предположением, что он мог меня обидеть. Ральф действительно переживал, будто его слова или действия могли зацепить меня! Стараясь не выдать своего удивления, я улыбнулась.
- Да ладно, чего уж там. Думаю, что мы с тобой ровесники на самом деле. - беззаботно сообщила я, продолжая попивать кровь из пластикового пакета.
- Сколько тебе лет? – дрогнувшим голосом спросил смертный.
- О, не заставляй меня говорить - это нехорошо интересоваться возрастом леди. Но, поскольку я не леди, то так уж и быть, скажу – мне 19.
- И как долго тебе 19?
- Долго. Очень долго. - заговорочным тоном начала я. - Месяцев восемь, примерно.
Ральф смотрел на меня глазами, полными удивления и непонимания.
- Черти адовы, парень! Вампиры не рождаются сразу двухсотлетними! – фыркнула я, а когда до меня полностью дошло, что я сказала, то голос мой пошел на убыль. - Вампиры вообще не должны рождаться...
Ральф явно требовал продолжения этого разговора. Этот смертный был любопытен, смел и безрассуден. Неужели не понимает, что мне стоит сделать лишь мимолетное движение, чтобы его кровь потекла по моим жилам? Чертов любитель мистики считал, что я – самое великолепное происшествие в его жизни. И дело не во мне, а в том, кто я.

@темы: Бездна Челленджера

18:03 

Трейлер к 3 части.

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]

12:18 

[my last autumn]#10

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Die - die immer bei mir warn
Drehn sich einfach um
Warum
Und die die fur mich wichtig warn
Glotzen nur noch stumm
Warum


Я быстро нашла нужный адрес. Это оказался один из многочисленных, однотипных двухэтажных построек, которых было множество в этой части города. Милые, современные домики, которые столь недолговечны и невзрачны, как и те, кто в них обитает. Я была немного удивлена, что Джина выбрала это место для своего, пусть и временного, пребывания. Зная ее, я бы не удивилась увидеть что-то грандиозное, даже если бы ей нужно пробыть там не белее пяти минут. Джина любила роскошь во всех ее проявлениях. Тем не менее, я не посчитала данную измену ее привычкам чем-то очень серьезным. Дверь была открыта и я вошла в здание. Внутри все было, так же как и снаружи: постельные тона, всеобщая направленность на умиление и никаких четких линий.
- Ты пришла, - прошептал женский голос, но я даже не обернулась.
- Я же сказала, что встречусь с тобой. Но встреча не будет долгой, - бросила я ей.
Меня несколько смутили мысли девушки. Джина достаточно молодой и слабый вампир, без каких либо особых талантов, так что ее возможности сопротивляться моим способностям весьма слабы. Тем не менее, она отчаянно скрывала от меня свои помыслы, причем столь хаотично, что это вызвало неприятные ощущения в моем собственном сознании, вызывая раздражение. То, закрывая, то открывая от меня свой разум, вызывая совершенно нелепые картинки в своей голове, Джина незамедлительно вызвала во мне мутные подозрения.
- Зачем ты это делаешь? - обратилась я к девушке, эмоции которой веяли паникой.
- Что делаю? - спросила Джина, но сама поняла, что прикинуться идиоткой было ужасно глупой затеей.
- Перестань, - фыркнула я, - твой разум мигает, как испорченая лампочка. Это ужасно раздражает и заставляет думать, что ты что-то скрываешь.
Мои слова ударили ее, словно кнутом. Мне показалось, что этой фразы она боялась больше всего. Тут я заметила в ее руке телефон и когда Джина, вдобавок ко всему, проследила мой взгляд, ее ничтожная защита не выдержала. В мгновении ока я увидела столь интересные образы в своей голове, что они повергли меня в некое оцепенение. Все еще не веря в то, что я видела, я сделала шаг вперед.
- Джина, что это? - я знала, что она понимает меня. Ее руки задрожали, но она продолжала молчать, снова восстанавливая эту идиотскую манеру защищать свой разум. Но некие последние нотки в ее голове заставили меня предпринять отчаянное действие. Я знала, что если не сделаю этого, упущу кое-что невероятно важное. Ее голова хранила ответы на вопросы, которыми задаются сейчас Князья.
- Джина, если ты не перестанешь, я приму меры, - с угрозой в голосе процедила я сквозь зубы. Но вместо согласия девушка сделала некий порыв, что бы нажать клавишу вызова на мобильном. Но она не попала по кнопке, а мне хватило времени, что бы принять верное решение. Вырвав телефон из ее рук, я сделала над собой усилие, что бы ни розбить его, и кинула на кресло. Глухой звук о мягкую обивку соединился с криком Джины, ибо моим следующим действием было прижатие ее к стене. Она была слабее, чем я ожидала, что удивило меня, но лишь где то глубоко внутри меня. А большая моя часть уже ощущала кровь Джины в себе. Я впилась в горло девушки и как только первые капли упали в мой рот, картина произошедшего полностью раскрылась передо мной. Боже, какая же Джина дрянь! Нет, дрань это даже не одна сотая того, кем она являлась. Картинки ее разума сменялись одна за другой, но мне нужны были только самые последние. И когда я их нашла... Темное помещение, камин. Джина боится и она согласна на все, что бы избежать смерти. Перед ней мужчина с белыми, словно снег, волосами и жестким выражением лица. Губы мужчины, которому можно дать не более 36 лет, скривились в кривой улыбке. То, что он говорил, тяжелым грузом опустилось на мои плечи. Беловолосый вампир говорил медленно, расслаблено и чуточку лениво. Его слова тянулись и тянулись, словно нескончаемый поток, который уносил меня в ужас понимания и осознания. Чем дольше я поглощала кровь Джины, тем больше гнев наполнял меня. Я не была в состоянии оценивать свои действия. Девушка в моих руках уже не сопротивлялась. Ее сознание покинуло ее, как и ее кровь. Я понимала, что в дальнейших моих действиях не было необходимости, но всепоглощающий гнев переполнял меня и когда последние капли крови были мною поглощены, я обхватила руками голову Джины и одним рывком оторвала от тела. Звук, напоминающий крушение камня, наполнил комнату. Я кинула голову в пылающий камин в гостиной, который, будто специально, был разведен Джиной. Тем не мене я не собиралась останавливаться, изливая все свою горечь и обиду на извечное тело. Только когда в моих руках остались лишь клочья одежды, я начала приходить в более вменяемое состояние. Нет, я не начала сожалеть о содеянном, нет. Я лишь осознала, что у меня очень мало времени. Из разговора вампира с Джиной, я уловила многие детали их совместного плана. Все было столь просто, и столь глупо одновременно. С помощью мобильного Джина должна был скинуть звонок на телефон кого-то из шайки блондина, что бы они приехали за мной. Изначально глупая затея – легче было бы выставить наблюдателя за домом. Даже не вампира, а человека. То что беловолосый вампир из воспоминаний Джины сотрудничал со смертными у меня не вызывало сомнений. Но нет, они посчитали такой метод опасным, так как я могла ощутить присутствие кого-то или даже прочесть в их сознании. Тогда, если был продуман такой вариант, почему никто не поддал сомнениям способности Вирджинии к сокрытию своих мыслей? Она убедила их что справится, но верить на слово? Глупцы. Они выудили о ней всю информацию обо мне, которую она могла знать. Вопрос только зачем им нужен такой персонаж, как я, был мне не ясен. Параллель между Грегором, Каном и Мной не проводилась. Но мыслить об этом нет времени. Если звонка не будет, они приеду сами через полчаса от назначенного Джиной мне времени. У меня всего 15 минут, возможно, меньше.
Я выбежала из дома. Направившись к машине, я не думая, будет ли быстрей, села за руль и рванула вперед. Схватив свой сотовый, я набрала первого в списке и им оказался Генри.
- Рокс, твою мать, где ты? – о, кажется о моем отсутствии уже известно...
- Слушай и не перебивай, у меня мало времени.
Генри покорно замолчал.
- Я знаю, кто причастен к убийствам и всему этому безумству. Скажу сразу, к Джихаду это не относится совершенно. Как мы и думали, это группа молодняка. Под руководством сильного вампира. Не знаю, кто он, могу описать, так как это все, что я знаю. На вид не более 35-36 лет, белые волосы, грубые черты лица. Ах, да, кольцо на пальце…
Я замерла. Кольцо, такое же, как у Моргана. Такое, как сейчас было на мне, только женское. Что за…
- Где ты? – голос Генри звучал глухо.
- Я была на Шридрихшрассе, а сейчас не имею не…
Машину кинуло в сторону. Кинуло с такой силой, что я потеряла управление и авто полетело в кювет. Я успела сделать рывок и вылезти до того, как она рванула и ярко алое пламя озарило темноту. Не мне не нужен был свет, что бы понять что, а точнее кто был причиной аварии. Как я и думала, у меня было менее пятнадцати минут. Но я успела сказать все, что знала. Это уже хорошо.
Вокруг было тихо, лес словно вымер, и лишь пламя играло на остатках моего автомобиля. Но тишина не обманет меня. Они были тут, и их было много. Много диких, необузданных вампиров. Молодняк под руководством старого безумца.
Я ждала нападения, но его все не было. Верно, когда говорят, что ожидание страшнее любого боя. Я понимала, что даже с кровью вампира внутри себя не смогут преодолеть их всех. Даже в своем лучшем состоянии, я бы не смогла уничтожить такое количество вампиров. Я сама – молодняк. Молодой вампир, пусть и не совсем ординарный, но ослабленный и не опытный. Если они убили Кана, то, что им стоит уничтожить меня? Паника и страх внутри меня бушевали так сильно, что хотелось кричать. Но мне казалось, что внешне увидеть внутреннюю борьбу было не возможно. Я наделась на это.
Ощущение того, что ко мне приближается кто-то сильный, вывело из размышлений. Я знала кто это, просто догадалась.
Тот же вампир, что сидел перед Джиной теперь находился передо мной. И словно поддерживаемые им, начали выползать его прислужники. Глаза молодых и диких упырей бешено блестели алым. Наверно это чем-то походило на Ад и демонов в нем, но Сатана для меня был другим.
- То, как ты поступила с Вирджинией, меня впечатлило, но не удивило. Лишь доказало, то что все вы – моральные и физические уроды, которым ничто не чуждо,- с некой насмешкой в голосе выдал беловолосый вампир.
- Безумно глупой затеей было верить ей на слово. Если конечно вы не ждали подобных результатов, - стараясь как можно ровно, ответила я.
- Это не важно. Главное что ты тут, - продолжил свою издевательскую манеру вампир.
Он замолчал, а потом сделал шаг вперед.
- Я – Грифин. Мое имя не столь значимо, но я бы предпочел, что бы его знала.
- Мне оно не о чем не говорит.
- Я не сомневался. Думаю, твой дорогой жених ни разу не обмолвился обо мне. Как и вся его свита.
Грифин, как он себя назвал, говорил последние слова с таким пренебрежением, что невольно захотелось задать ему вопрос о причинах такого отношения.
- Я не особо распыляюсь перед теми, кому суждено умереть, но я хочу, что бы поняла оду вещь. Убить тебя, для меня, это не просто месть Моргану, это своеобразное удовлетворение. Вы – выродки. Уроды в системе. Вас быть не должно и те привилегии и обличье Бога, на которого слепо молятся общины наши, лишь образ, который был создан для вас. Вы пусты и нет в вас ни грамма того, чего мнят о таких как вы. И ты, и Морган и те, о которых мы не знаем и те, кто были до вас – ошибка маразматичной Фауны.
Я доставлю себе двойное удовольствие, лишив мир уродства в твоем обличии и возможности видеть боль моего брата, когда он узнает о смерти его дорогой и любимой. Но, жаль, его боль не будет вечна на моих глазах, ибо смерть его постигнет в скором времени от рук моих.
Я слишком многое хотела сказать на эту тираду. И о том, что выродок – это он сам, а так же, что он – полный идиот, раз думает, что моя смерть будет большим огорчением для Моргана. Где-то там, на фоне всеобщего возмущения, маячил вопрос, кого это он назвал братом, и если именно того, о ком я думаю, то у нашего почтенного князя явно проблемы с родственниками. Но, ни на вопросы, ни на едкие замечания времени не было. Как только Грифин закончил свою витиеватую речь, я ощутила, что ко мне приближаются сзади. Разумеется, в такой ситуации рассчитывать на победу было бессмысленно, но и вот так просто подарить им свою жизнь я не могла. Последнее развлечение перед окончательным упокоением? Почему бы и нет. Мой страх отступил. Ощущение безысходности и пустоты заполонило внутренности, тем самым прекращая панику. Бояться было уже даже глупо. Боятся неизбежного всегда глупо.
Бой не был равным, да и боем это назвать нельзя. Я рвала на части одного, но на его место тут же приходил другой. Это ублюки брали не качеством, а количеством. Но и меня мастером в бою назвать было нельзя. Сказывались годы и неопытность. Нет, на фоне этих «бойцов», как в прочем и на фоне людей, все было более чем прекрасно, но я знаю уровень тех, кто был убит до меня, а это значит, что даже одной тысячной доли шанса на выживание у меня нет. Я уставала. Я ощущала, что сил все меньше, а нападающих все больше. Да и как один молодой вампир сможет уничтожить целую свору взбесившихся, голодных упырей? Это совершенно не возможно. Я была готова к тому, что меня разорвут на части. И когда я уже ощущала руки на своей шее и думала, что мне скрутят голову, я ощутила столь сильную боль, что была готова сама себя разорвать на куски. Последнее что я поняла, что моя голова все еще находится на прежнем месте, иначе я бы не смогла увидеть бледную руку, держащую пустой шприц.


Вообще хорошо бы на этом все и закончилось.
Но если бы все было так просто…


Я не помню своих последних мыслей, как не помню первых. Я не знаю, пришла ли я в себя, или так выглядит ощущение пустоты. Я не открывала веки, если конечно они у меня были. Я не знала где я и ничего не ощущала вокруг. Я была способна лишь на осознание того, что могу осознавать себя. Запутанное выражение, но оно отлично подходит для описания моих собственных чувств. А еще ощущение дежавю. Жесткое ощущение, что нечто подобное у меня уже было. Но вот сознание того, кто я именно такая, не приходило. Я не знала, почему нахожусь в таком положении и не знала, была ли я в каком-либо другом положение, когда либо. Я даже не ощущала каких-либо осознанных мыслей. Странное, неописуемое ни какими словами ощущение. Казалось потерять себя саму в этом безумном мире пустоты так просто и так легко. Таким заманчивым казалось перестать терзать себя этими глупыми прообразами слов. И не будет ничего. Совершенно…
«-Останься со мной»
Голос. Чей это голос? Такой знакомый… Его тон, не терпящий возражений, заставляет меня держаться на тонкой поверхности сознания. Я начала барахтается в отголосках собственной памяти, будто у меня она была. Я ощущала очертания собственного сознания. Чем больше я пыталась узнать о голосе, что лишь на мгновение разорвал саван тишины над моим разумом, тем больше ощущала. Теперь я чувствовала тяжесть собственного тела и очертания ткани под собой. Я снова попала в ловушку, в которой была несколько лет назад, но теперь точно знала, что происходит и как из этого выбраться. Или же мне казалось, что я знала.
Момент, когда я открыла глаза, был пропущен. Я просто осознала, что что-то вижу. А именно – темноту потолка. Попытка повернуть голову не увенчалась успехом, но хвала богам, это хотя бы пришло мне в голову.
- Керолайн?
- Папа?
Вообще-то это было странно. Я смутно помню, когда последний раз называла Виктора так..папа. Но больше меня поразил мой голос. До ужаса сиплый и тихий. Так говорят, если в горле пересохло до невозможности, а сам говорящий находится в состоянии тяжелой болезни.
- Молчи. Молчи, моя дорогая. Тебе не стоит говорить. Я так рад, что ты пришла в себя.
Я не верила своим ушам. Та теплота в голосе, с которой говорил Виктор, была ему столь несвойственна, что я даже засомневалась, действительно ли я пришла в себя.
«Я не хочу молчать» хотелось сказать мне, но вышло что-то столь нечленораздельное, что я запнулась на середине фразы.
- Ты пролежала тут более недели, и это большое чудо, что ты жива. Многие обстоятельства сыграли в твою пользу. Тщеславие Грифина было на руку – он решил, что самым жестоким для нас будет видеть тебя целую и невредимую телесно, но мертвую внутри. И он был бы прав, не будь у тебя такой воли к жизни.
Мои глаза округлились, и я попробовала что-то спросить, но получилось лишь что-то среднее между мычанием и шипением.
- Грифин был братом Моргана, таким же, каким тебе является Роланд. Но братская любовь не сыграла своей роли, и Грифин решил стать на противоположную сторону. А все из-за банальной ревности и пониманию, что все почести уйдут настоявшему сыну Влада. Это было не первым конфликтом между сыновьями Влада, но на этот раз все закончилось основательно. Морган убил Грифина.
При этих словах я вспомнила, что сделал сама. Я убила Джину. Мне нужно было сказать это. Я почувствовала жесткую необходимость донести это Виктору.
- Я…Джи..ну...уби..л..а, - почти по буквам выговорила я, но выговорила все же! Я ожидала резкой реакции, но Виктор лишь коснулся рукой моей щеки.
- Я знаю. Мы ощутили только твой запах в том чертовом доме. А потом, когда все сложили вместе… Ты не должно судить себя, если делаешь это, ибо нет тут твоей вины. Джина скрыла нечто такое, за что ее ждал Суд и Смертный приговор. За то, что она приговорила тебя к верной гибели, я бы сам уничтожил ее. Но то, что ты убила ее лично, спасло тебе жизнь. Да, Кэролайн, да. Не будь в тебе ее крови, крови вампира, ты бы сейчас не была тут. Яд, который ты принимала для приостановки неизбежных изменений, был вколот тебе в смертельном количестве.
Виктор замолчал, а потом внимательно посмотрел мне в глаза.
- И скорее всего, ты спасла жизнь Генри. Если бы не ваша с Морганом помолвка, и последующие действия, он бы был их следующей целью. Грифин хотел нанести жесткий удар и убрать самого близкого у своего «брата». Да, я понимаю, что это все косвенно, но может от этой мысли тебе станет чуточку лучше. Благодаря тебе все кончено сейчас. Ты сделала глупость, покинув поместье, и я мог потерять тебя, но ты сделала все, что бы мы смогли принять меры. Выжала некий, доступный тебе максимум из сложившейся ситуации. И этим ты доказала мне, что…
Виктор улыбнулся. Его улыбка была редкой.
- Я очень тебя люблю, Кэролайн, и очень хочу, что бы ты это знала.
Я приоткрыла рот что бы ответить отцу, но он приложил палец к своим губам и погладив меня по голове, вышел.
- Отдыхай, - были его слова, перед тем как он покинул комнату.
Поместье не было пустым. Я ощущала эмоции и мысли тех, кто был внизу. Удивительно, что полностью беспомощна физически, я была достаточно сильна в своих талантах. Мысленно, глазами молодых членов клана, я наблюдала за тем, что происходило внизу. И все казалось спокойным, пока мое тело не вздрогнуло, и от столь резкого движения по нему не пронеслась волна судорог. Причина подобной, совершенно не здоровой реакции, был кабинет Моргана, в которого зашел один из прислужников, чьими глазами я вела наблюдение.
Они о чем-то говорили, но я не обращала внимания. Я смотрела лишь на то, что рука моего будущего супруга обнимала молодую особу, вампиршу с золотыми волосами и кукольным лицом. Она больше походила на ангела, чем на создание ночи. Ее алые глаза, которые являлись единственным свидетельством ее порочной участи, были устремлены на Моргана и взор девушки был же столь красноречив, как и ее мылили. То, что для нее в этом мире существовал лишь один мужчина и этот мужчина - мой будущий супруг, невозможно было оспорить. Нет, я не знала, что к ней испытывал Морган, но разве их положение не было красноречивым? Я мысленно усмехнулась и ускользнула из головы прислужника.
Это что, карма у меня такая, что я получаю удары именно в таком положении? Хотя стоп, какие удары? Дорогая моя, ты все знала. Тебе никто не обещал любви до гробовой доски, которая, боюсь, вас никогда и не увидит. Так что не стоит строить обиженную невесту, тебе это не идет. То, что ты чувствуешь, волнует только тебя.
Я поправлюсь. Стану на ноги. Я выполню свою часть договора – вступлю в брак. А потом уже ничто не будет важно. Я скроюсь, но только ради того, что бы возродится, словно феникс. Переживу свое уродство, и когда тело скроет его внешние проявления, вернусь, что бы занять свое место. И никто не посмеет что-то потребовать у меня или возразить. Я уничтожу свои слабости. Я не буду прятаться от себя самой, а приму то, что принадлежит мне по праву.
Может жизнь и идет по спирали, но на этот раз я сделаю другой выбор.


Мне страшно и никогда так не будет уже,
Я - раненное сердце на рваной душе.
Изломаная жизнь - бесполезный сюжет.

@темы: [my last autumn]

22:52 

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я все еще жив!
Был на концерте Флер.
Дописал 10 главу, но бета жуть как занята, так что...
В общем, я жив.

09:37 

my last autumn 9

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Вампиров не может хватать озноб. Но если бы кто-то сейчас поменялся со мной телом, он бы засомневался в данном факте. Меня трусило. Нет, я все так же ровно стояла перед зеркалом , но внутри меня всю колотило до потери сознания, хотя это тоже было маловероятно. Я всматривалась в свое отражение и пыталась увидеть хотя бы отголоски своего состояния и по возможности скрыть их. Но нет, все было нормально. Из зеркала на меня смотрела молодая особа с собранными, черными волосами и бледным лицом, которое не выражало эмоций. Черный, строгий костюм сидел достаточно хорошо, что бы придать мне чуть больше уверенности для сегодняшнего мероприятия. Рубашка была застегнута на все пуговицы и под горлом закреплена брошью. Я стала немного выше за счет туфлей на каблуках. Мой внешний вид напомнил мне то время, когда я жила в Англии. Тогда подобная форма одежды была обязательной в нашем доме. Такие предпочтения были у Виктора. Я поспешно отогнала от себя воспоминания о прошлом. Совсем скоро нужно будет спуститься вниз, где соберется вся элита ночного мира. Сказать по правде, кажется, я еще никогда так не нервничала. Стараясь держать себя в руках, я понимала, что меня пугает и раздражает то, что происходит. Я не хочу быть среди такого количества сородичей. Я никогда не любила подобного рода сборища с самого детства, когда на меня смотрели, как на диковинное животное в зоопарке. Когда отец выводил меня за руку и важно спускался с главной лестницы, он упивался ощущениями окружающих, когда я сжимала кулаки и старалась не смотреть в глаза стоящим вокруг.
Я тряхнула головой. Хватит. Сейчас я не ребенок, а рядом будет совсем не Виктор. Я должна изображать счастливую невесту, будущую жену. Морган обещал мне максимальную свободу. Я уверена в том, что он сдержит слово, а сейчас мне следует сдержать свое. Стоит быть готовой к повышенному вниманию. Дочь Виктора. Невеста Моргана. А, собственно, саму меня никто и не видел. Это будет мой первый настоящий «выход в свет». Раньше я была лишь на торжественных встречах только внутри нашего клана в Англии. Нельзя сказать, что Виктор скрывал меня но, фактически, так оно и получилось.
Возможно, забавно, но есть еще кое-что, что меня волнует. Родители Моргана: Влад и Илона. Под их руководством находится вся Восточная Европа. Влад, я думаю, такой же древний, как и мой отец, а Илона, если подумать логически, не на много старше своего сына. Думаю на лет двадцать – двадцать три, если судить, сколько лет Моргану. И как я буду врать таким древним созданиям что я – люблю их сына и очень рада грядущей свадьбе? Я опустилась на кровать и зажала голову руками. Я смогу. Я все смогу. Все будет хорошо. Я надеюсь.
- Нам пора, - услышала я за спиной. Мой будущий муж.
Я поднялась и как-то невольно подумала, что мы будет довольно мило смотреться – пара в черном. Морган тоже окинул меня взглядом и уголки его губ слегка приподнялись. Ну, наверно он тоже отметил эту нашу общую страсть к черному цвету. Но я думаю, что еще его позабавил мой наряд. Разумеется, никто не запрещал женщинам надевать брючные костюмы на подобные мероприятия, но в большинстве случаев сами женщины выбирали платья.
Я не заметила, как мои губы скривились в усмешке, и прошла мимо Князя, понимая, что, как ни странно, он единственный, который знает все карты.
Морган подхватил меня под руку, и мы пошли на встречу к моему испытанию на прочность. Ощущая близость того, кто шел рядом со мной, мне было спокойно. Сильный, уверенный в себе вампир, которого уважали, и более того, боялись, был сейчас рядом и выдавал меня за свою любимую женщину. Не в его интересах допустить, чтобы со мной случилось что-то непредсказуемое. По этому я могу с уверенностью рассчитывать на его поддержу. Господи, если я имею право взывать к тебе, как же ты путаешь наши судьбы, что тот, кого мне стоило бы больше всего опасаться, сейчас идет со мной под руку?
- Ну что, тебе придется немного потерпеть, - как-то непривычно жестко произнес Морган, и я успела увидеть что-то такое в его глазах, что мне не понравилось.
- Ты так говоришь, будто ведешь меня на висильницу, - фыркнула я, когда мы уже подошли к лестнице, которая вела вниз в зал.
- Я думаю, это не так уж приятно, изображать любовь к тому, кого ненавидишь, - ответил Князь.
- Что?! – я опешила, - Морган, я не знаю с чего такие…эм…весьма неразумные выводы, но давай выясним это позже.
Меня шокировали слова Главы, но я понимала, что если продолжить эту тему, ничего хорошего из этого не выйдет. Тем не менее, что-то внутри меня яростно запротестовало и настойчиво требовало, сею же секунду узнать, что заставило Моргана сделать такие умозаключения, а после выбить из него всю эту дурь и сказать ему что…
Что?
Я поджала губы и покрепче ухватившись за руку Моргана, что несомненно его удивило, сделала уверенный шаг вперед. Лучше терпеть тот ад, что находиться внизу, чем тот, что у меня внутри.

Полумрак, всегда обитающий в поместье, тут казался еще более густым. Запах дорогих духов, воска свечей и крови наполнял легкие. Бледные, вальяжные фигуры медленно передвигалась по залу, и казалось, делали это не касаясь пола. Сородичи вяло переговаривались между собой, и я уловила атмосферу спокойствия и умиротворенности. Это удивило меня, так как причина нашего тут собрания была отнюдь не радостной. Возможно, грядут тяжелые времена, возможно кровопролитная война возобновится с новой силой. Но если даже не брать во внимание возможное развитие событий, то смерть двух вампиров не может не омрачить ситуацию. Тем не менее, казалось, что ничего неординарного не произошло. Я спускалась вниз под руку с Князем и ощутила, как множество глаз цвета крови обратились в нашу сторону. В голове заиграли тысячи голосов, так что я поспешила закрыть свой разум от чужих помыслов. Но все же я смогла уловить некое общее уважение по отношению ко мне и Моргану, которое меня ободрило. Не могу сказать, что я ждала осуждения или какого-то яркого негативного отношения, в конечном счете причин для этого не было. Но и столь положительных эмоций я тоже ожидала. В голову закрались некие подозрения. Я более чем уверена, что круг тех, кто знает о конфликтах внутри Английского клана, жестко ограничен. Думаю известно об этом лишь тем, кого они касались непосредственно и не в их интересах выносить подобные вещи за пределы ведомых. Так что Виктор мог понарассказывать обо мне любые басни и расписать в тех красках, которые ему были выгодны. Возможно, стоит поговорить об этом с Роландом, но не сейчас. Точно не сейчас.
К нам приближались двое. Красивая пара. Он – высокий брюнет с резкими чертами лица и чуть прищуренным взглядом. Она – высокая женщина примерно тридцати-тридцати-пяти лет. Обладательница больших, выразительных глаз, наверное, когда-то отливающих цветом сочной, полевой травы. Эта красивая и идеальная во всех отношениях пара заставила меня сжаться и задышать чуточку быстрее. Особенно пугал мужчина. Одного взгляда на него хватило, что бы представить себе Моргана в возрасте сорока лет. Влад и Илона. Отец и Мать Моргана.
- Влад, Илона, - Морган обратился к своим родителям, - хочу представить вам мою невесту. Керолайн Маллоун.
При слове «невеста» я невольно вздрогнула и думаю, Морган это заметил.
- Рад с Вами познакомится, Керолайн, - поприветствовал меня Влад.
- Вы еще прекрасней, чем о Вас говорят, - с чувственной улыбкой сказала Илона.
Ее слова вызвали противоречивую реакцию. Разумеется, читать их мысли я не могла. Но эмоциональное состояние уловила достаточно хорошо, что бы понять – никакого негативного отношения у них ко мне нет. С одной стороны это обрадовало, а с другой… По собственному опыту знаю что по одним эмоциям сложно судить об отношении к чему или кому-либо. Да и такие пышнее слова… Все вампиры привлекательны внешне. Это часть нашей природы. Но слово «прекрасная» ко мне совершенно не подходило. Или она что-то другое имела в виду? А если что-то другое, то, как это можно понять в первые секунды встречи? Я быстро приказав себе успокоится и взять себя в руки.
- Благодарю. Я тоже очень рада с Вами познакомится, - это все, что я смогла выдавить из себя, слегка при этом склоняя голову.
- Мы счастливы, что Вы станете женой нашего сына. Вы очень красивая пара. Сразу видно как вы любите друг-друга, а это такая редкость в нашем мире, - Илона говорила что-то еще, но я не могла это уловить. Господи! Как же то ужасно. Врать им, врать всем. Любим друг-друга… От этих слов стало совсем тошно. Странно, но она причинила мне действительно сильную боль.
Влад лишь мягко улыбался, обнимая жену за талию. Кажется, они оба были искренне рады за своего сына. Какая же кошмарная ситуация. Я чувствовала себя ужасно виноватой.
- Благодарю за такие теплые слова, - тихо молвил Морган, - но нас уже ждут.
Я не знала, кто нас ждет и почему, но откровенно говоря, я была рада уйти, чтобы не видеть и не ощущать этих вампиров.
Мы отошли от родителей Моргана на достаточно большое расстояние, относительно самого зала, разумеется, когда он спросил:
- С тобой все в порядке?
- Это было ужасно, ужасно - врать им!
Морган не ответил, но краем глаза я заметила отражение чувств, характер которых определить я не смогла. Мы оказались в центре помещения, когда Князь остановился и произнес:
- Попрошу Вашего внимания, господа.
Все сразу замолчали и обратились к нам, отчего мне стало совершенно нехорошо, но внешне я знала, что остаюсь невозмутимой. Во всяком случае я на это надеюсь.
- Я собрал Вас здесь, чтобы объявить о моей грядущей свадьбе и представить свою навету, - Морган произнес мое имя и говорил что-то еще, но я не вникала в это. Я смотрела в глаза человека, которого боялась увидеть на протяжении всего вечера. Виктор. Мой отец. Он стоял вдали, и тени, играющее на его лице, делали картину еще более зловещей. Лицо Виктора ничего не выражало, и я наконец нашла в себе силы отвернуться от него когда услышала:
-«Дочь моя, все будет хорошо»
Я еле удержалась, чтобы не развернутся всем телом по направлению к Виктору. Это его слова! Он мысленно обратился ко мне, зная, что я услышу! Никогда никто не использовал мои возможности для общения со мной. «Дочь моя…» Я вздохнула и улыбнулась, слегка кивая головой. Я знала, что этот кивок заметит только мой отец.
Я продолжала слабо улыбаться, когда на палец скользнуло что-то еще более холодное, чем моя кожа. Я удивленно посмотрела на свою руку и даже успела рассмотреть на пальце кольцо и отметить, что оно очень красиво, как крепкие руки притянули меня к себе и моих губ коснулись поцелуем. Я застыла, но вовремя пришла в себя и послушно ответила. Поцелуй получился чуть более откровенный и чуть более долгий, чем обычный поцелуй на публику. От поцелуя на публику ноги подкашиваться не должны. И жар по всему телу тоже не должен растекаться. Рука Моргана легко коснулась моих волос, но тут же приняла свое исходное положение. Когда его губы оторвались от моих я испытала такое разочарование что первым порывом было поцеловать его вновь, и я даже чуточку потянулась вперед, но тут же одернула себя. Утешало только то, что рука Моргана покоилась на моей талии. О, святые угодники, ты сошла сума! Ты не должна испытывать подобные ощущения. Ты на самом деле не его жена. Не его любимая женщина. Ваш брак - договор, построенный на выгодных для обеих сторон условиях. Я спохватилась и вернулась в реальность, надеясь, что никто не заметил моей растерянности и внутренней скорби. Но сейчас... Сейчас я могу позволить себе чуть больше, все можно потом спихнуть на игру. Я не могла запретить себе воспользоваться этой возможностью. Поэтому я крепко прижалась к Князю и положила голову ему на плече. Я ощущала всеобщее умиление, и даже восхищение нашей парой. Жаль только, что парой мы не были. На губах Моргана играла слабая улыбка, но глаза свидетельствовали о том, что он был сейчас, где то очень далеко. На мгновение наши взгляды пересеклись, и мы оба одарили друг-друга изучающим взглядом. Но тут Морган сильнее приобнял меня и коснулся губами моего лба.
- Мне пора, - шепнул он.
Я лишь кивнула. Его губы были так близко, что прежде чем я успела понять, что делаю, я поцеловала его. Очень легко, почти не касаясь, но я это сделала. Морган легонько ответил а потом на мгновение, задержавшись, словно собираясь с мыслями, он резко оторвался и ушел, оставив мне лишь знакомое уже чувство пустоты. Все начали расходится. Главы Кланов направились к выходу из поместья, так как Сход будет происходить в совершенно другом месте, а все остальные разбрелись кто куда. Я, поглощенная сегодняшними событиями, отправилась к себе. Остался бы он, если бы не Сход? О чем ты думаешь?! Как ты ему в глаза будешь смотреть, вот о чем тебе следует подумать!

Ругая себя, словно последняя шизофреничка, я вошла в свою комнату. Я строго настрого запрещала себе вспоминать и думать о том, что произошло. Сейчас от этого будет только хуже. Вообще от этого будет только хуже. Но, тем не менее, я слишком часто смотрела на кольцо. Теперь мы официально помолвлены…

Мои размышления прервал звонок сотового. Вздохнув, я подошла к прикроватному столику и взяв мобильник в руки, даже не взглянув на экран, сразу поднесла трубку к уху.
- Алло.
- Рокс!
Не может быть. Я ошеломленно оторвала от уха телефон и внимательно прочла имя звонящего. Нет, разумеется, я не ошиблась. Это была она.
- Джина? Какими судьбами?
- Как я рада слышать тебя, дорогая. Когда узнала что ты жива…
- Ближе к делу, Джин. Что тебе нужно?
Вирджиния, моя «сестра», как и Роланд. А вот этих двоих связывали далеко не дружеские отношения. В прочем, как это дело обстоит у них сейчас, я не знаю. Роланд ничего не говорил, да и я не интересовалось. У нас с Джиной отношения никогда не были особо хорошими. А в свете событий трехлетней давности… В общем я не особо верю в ее радостным возгласам по поводу моей живучести.

- Я просто хотела поговорить. Я тут ненадолго, хотела бы тебя увидеть и… - она замялась.
- И?
- Хочу узнать как Роланд. Понимаешь…мы расстались после того как..ну..мы думали что ты мертва. Я его очень люблю..хочу узнать..пожалуйста. Со мной он и говорить не хочет, но хоть ты скажи как он там.
- Об этом и по телефону можно поговорить.
- Я прошу тебя. Я хочу увидеть тебя. Я знаю, что мы не особо близки, но…
Я вздохнула. Нет, я не обязана идти. К тому же запрет на выход из поместья снят не был. И вообще, я не хотела сейчас никого видеть, особенно Джину.
- Хорошо, где и когда?
Джина назвала адрес, и я согласилась приехать сейчас же. Вообще я была удивлена, что Роланд так резко порвал с женщиной, с которой так давно был вместе. Хотя я и всячески поддерживала это его решение, причину я не могла понять. Она его очень любила, и это я признавала.
Сменив свой наряд на удобные кожаные брюки и куртку из того же материала я выпрыгнула из окна и направилась к своей машине. Стоит ли говорить, что уезжала я незамеченной?

@темы: [my last autumn]

[graymatter]

главная