URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:17 

Радость.

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Поделюсь с Вами радостью)
На одно из моих фан-видео написали позитивный комментарий..сам автор!
Лилит Сэйнткроу ответила на мое видео к ее книгам Данте Валентайн!


22:10 

Бездна Челленджера 10

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я измучена этими длинными днями
Без заботы, без цели, всегда в полумгле...
Можно тени любить, но живут ли тенями
Восемнадцати лет на земле?

Марина Цветаева

Что нам до Адама и Евы? Что нам до того, как живет земля? (с) Мельница

Музыка: Katie Knight-Adams - Riding on the rocks

В последние дни мое состояние улучшилось, хотя о полноценной жизни вампира думать было ещё рано. Возможно, этому послужила кровь Моргана, а возможно, некоторые перемены в моей жизни, но я уже не ощущала себя такой слабой и неполноценной, как в последнее время. Силы возвращались, и можно было даже подумать о тех новых возможностях, которые откроются после того, как все это кончится. Если учесть, что даже не в самой лучшей форме я очень быстро регенерировала после ожогов, то можно предоставить, что я получу в конечном результате.
Но у каждой положительной стороны есть отрицательная, и я не исключение. Чувство вины не покидало меня, и я понимала, что с этим придётся жить столько, сколько мне отпущено судьбой. Чем дольше живешь, тем сложнее держать свою совесть незапятнанной, а когда впереди вечность, то надеешься хотя бы на несколько светлых пятен.
Морган уладил всё, что касается моего вопроса о Ральфе, и теперь у меня на полке красуется его книга в чёрном переплёте и серебряными буквами на обложке. Жаль что без автографа… Жаль, что мой дорогой брат так никогда и не увидит своих собственных изданий. Он не узнает о своём успехе и о том, как лестно отзывались критики о его творчестве. «После множества совершенно пустяковой литературы, наконец, появилось нечто серьёзное и стоящее внимания» - писали в одной из газет. «Шедевр, классика готического романа в современном мире» - продолжает хвалебную речь какой-то очередной глянец. Я лишь улыбаюсь и думаю о парне, по которому так скучаю и перед которым так виновата. И еще Иви… Дейреде окончательно потеряла рассудок и девочка осталась сиротой, так как её мать забрали в лечебницу, и на сколько я знаю, она уже никогда не выйдет оттуда. Во всяком случае тут говорят врачи, к которым Морган посылал своих людей. Мы отправили малышку учиться в частную школу-интернат, а также перечисляем на её счёт все деньги от продаж книг её брата, да и не только от них… Я не питаю к этой девочке никаких особых чувств, я не буду себя обманывать, но я просто хочу, чтобы она жила достойно. Чувство вины? Вполне возможно, но какой смысл выяснять причину действий? Главное результат. А результат меня устраивал, так как Иви великолепно училась и проявляла способности в живописи и литературе, как и её старший брат. Кто знает, возможно, скоро на моей полке будут и мои книги?
- Это твоя ветвь. Та ветвь, которая будет нести твою кровь столетиями, меняя обличия и характеры. Это – твоя линия, и ты не должна допустить, чтобы она прерывалась, – как-то сказал мне Морган.
И мне было очень приятно, что он понимает меня, поддерживает, помогает. Он опекает меня, словно я не его супруга, а дочь, хотя, возможно, так и должно быть? Я не могу покинуть дом Моргана без него или его доверенных лиц, так же, как и поместье, в котором теперь я бываю не так часто. Супруг уверяет, что эти нормы предосторожности исключительно на время моего шаткого состояния, и я очень надеюсь, что это правда. Я ощущаю себя довольно сковано, немного подавлено, но это стимулирует меня развивать и восстанавливать саму себя. Держаться и набираться сил. Я снова хочу дышать полной грудью, снова иметь власть над своей жизнью. Но что-то внутри меня тихо шепчет, что всё изменилось, что никогда не будет как прежде.
Я стояла на балконе дома Моргана, или можно сказать, нашего дома? Хотя меняет ли это суть? Имею ли я право заменять «я» или «он» на «мы»? Реально ли это «мы»?
- И о чём ты думаешь? – услышала я шепот у самого уха, когда Морган обнял меня сзади за талию.
Я расслабилась в его руках и улыбнулась. Ощущение полного спокойствия было таким неправильным, но я позволила себе окунуться в него с головой, закрывая глаза и чувствуя себя в полной безопасности.
- Ни о чём, - вяло проговорила я, предпочитая оставить свои помыслы при себе.
Морган лишь сильнее прижал меня к себе, и мне казалось, что я смогу уснуть, будучи в таком умиротворённом состоянии.
- Скажи мне, что ты будешь делать с Иви, когда она подрастёт?
Этот вопрос застал меня врасплох. Я не ожидала, что мы будем говорить об этом сейчас. Я бы предпочла молчание, но, тем не менее, я хотела бы обсудить этот вопрос с Князем.
- Ничего такого, что бы как-то затронула её судьбу. Думаю я и так сделала достаточно. Просто хочу быть спокойна за неё и знать, что она получает всё, что ей необходимо.
- Ты хочешь воплотить в себе Махарет, проследив свой род, создав тем самым самую мощную линию крови? – поинтересовался Морган, и в его голове не было ничего, что бы выдавало его эмоции.
В голове всплыл образ женщины с огненными волосами, так прекрасно описанной леди Райс. Будучи в прошлом ведьмой, Махарет, одна из рыжеволосых близнецов, стала одним из самых старейших созданий на этой планете, оставаясь в полном уме и здравии на протяжении шести тысяч лет только благодаря своей линии крови, за которой неустанно следила. Но хотела ли я подобного? Могла ли в действительности воплотить в себе образ, так тщательно продуманный человеческим разумом?
- Ты считаешь, что я могу взять на себя подобную ношу? - наконец спросила я.
- Я не знаю, - изрёк Морган, - это должно быть твоим решением, независимо от мнений остальных. Ты можешь оставить её, или смотреть за ней, это твоё право. Но ты также знаешь, что ты можешь обратить её в нашу веру.
- Стать ее сиром? Матерью? Сильный шаг, очень сильный. Не думаю, что даже через несколько лет, я буду готова к этому.
- Пару лет могут изменить многое, ты сама это знаешь. – Князь коснулся губами моей шеи. Касания, такие невинные, заставляли меня терять нить рассуждений и окунаться в забвение.
- О да, как же мне об этом не знать, - совсем тихо проговорила я.
Прикосновения становились все настойчивее и откровеннее, заставляя совершенно забыть о сути нашего разговора. Хотелось лишь прижаться сильнее и, наконец, потерять голову…

Она – проклятое создание. Она – одна из проклятых.
Её жизнь – чья-то смерть.
Создание мрака, ребёнок ночи.
Эпитеты бесконечны, черны…
Но для неё они не имеют смысла.
Кто ты, если ты – пуст внутри? И кто ты, если зверь находится в твоём теле?
Прими это, живи с этим…
В твоём мире.


КОНЕЦ

22:47 

Бездна Челленджера 5

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
ты самое дорогое, чего у меня нет.(с)

то, что он не мой принц, было ясно с самого начала,
но то, что я для него не та единственная - как-то адски больно.
(с)

String Quartet - Between Angels And Insects

Моя рука медленно сползала вниз, но я не обращала на это внимания.
Ральф. Ральф мертв. Мой Ральф мертв.
Я не знала, какие эмоции мне хотелось выразить: боль, ужас, непонимание… или надежду? Люди же ошибаются. Правда?
Мне нужно… Мне нужно узнать. Возможно, они спутали… или…
Я хотела сделать шаг вперёд, но забыв, что Морган все ещё прижимает меня к себе, не сдвинулась с места.
- Пусти меня, – тихо прошептала я, держа внутри себя бурю эмоций.
- Нет, - коротко прозвучало в ответ.
- Морган, пожалуйста, отпусти меня, - повторила я попытку, но ничего не произошло, и я начала вырываться. Разумеется, ничего не вышло, но после нескольких попыток Морган ловко повернул меня лицом к себе и схватил за руки так, чтобы я не смогла отвернуться.
- Чего ты хочешь? – спросил он достаточно резко, чтобы я смогла понять угрозу и настороженность с его стороны.
- Уехать. Вернуться в Ирландию. Возможно…
- Ты никуда не поедешь. Никакой Ирландии, ты меня слышишь?
- Ты не имеешь права держать меня тут! – не выдержала я и повысила голос, но разве это могло чем-то помочь?
- Я имею право на все, что захочу, ясно? Но дело не в моей прихоти, а в тебе. Куда ты поедешь в таком состоянии? Чёрт, даже если ты сможешь остаться в сознании, ты не забыла, как выглядишь? Очки уже не смогут тебе помочь!
Его слова походили на удар в самое сердце. Это было неуместно сейчас, это было незначительно, это не то, о чём ты должна думать, но… «ты не забыла, как выглядишь?». Морган был прав. Мне нельзя ехать. К тому же, что я хочу увидеть? Могилу я смогу найти позже, а сами похороны… Люди не хоронят ночью, а сейчас выход на солнце для меня подобен самоубийству. «Ты не забыла, как выглядишь?». Конечно, не забыла! Разве я могу забыть, что я - урод? Боль прошла сквозь тело и задержалась на уровне груди. Ральфу было все равно, как я выгляжу. Ральфа больше нет…

- Я отлично помню, как я выгляжу, но спасибо, что потрудился напомнить об этом ещё раз. Ты совершенно прав, и я полностью с тобой согласна, хотя этот факт тебя явно не интересует. Большое спасибо за заботу, но сейчас я бы предпочла остаться одна, - тихим голосом и с неприкрытой монотонностью сказала я.
Морган закрыл глаза, словно осознал какую-то ошибку, но его руки все еще сжимали мои запястья. Потом он выдохнул, и через мгновение его не было в комнате.
Я пошатнулась и упала на кровать. Мне стало хуже не только в моральном, но и физическом плане. Слабость возвращалась с новой силой, и я почти ощущала близость нового припадка.
Близкие уходят - Кан, Ральф… Джина, которую я убила своими же руками. Я их теряю. Я лежала достаточно долго, чтобы эмоции немного спали. Близкие… сейчас я сделала все, что бы потерять еще одного. Боже, зачем я так… Он совершенно непричастен ко всему этому. Это мои проблемы, если мне что-то кажется. Я же прекрасно понимала, что без Моргана, без его поддержки я не смогу. Ни морально, ни физически. Морган ни чем не заслужил такое отношение, мне должно быть стыдно за свое поведение.
Я поднялась, и твёрдо решила найти его и извиниться. Возможно, сейчас мне больно, возможно, я в смятении и панике, но это не повод хамить человеку, которого… любишь.

Направляясь в кабинет к собственному мужу, я даже не думала, что он может быть не один, но ситуация повторилась почти с предательской точностью. Я была достаточно близко, когда ощутила, что за дверью находится Лора и кто-то из слуг. Я резко остановилась и прежде, чем решить, что делать, проникла в сознание прислужника. Да, все выглядело так же, как и в первый раз: улыбающаяся Лора, сидящий рядом с ней Морган и разливающий по бокалам кровь слуга. Я ухмыльнулась. Как я вообще могла подумать, что Могла как-то зацепить Князя? Зацепить может тот, кто хотя бы тебя интересует. Все действия с его стороны направлены лишь на то, чтобы я была рядом, чтобы поддерживать статус пары. Странно только, что его так заботит мое окружение и место пребывания, а вот такое совершенно нескромное общение с Лорой его вполне устраивает. Нет, кривить душой не буду, он ни разу, во всяком случае на мох глазах, не проявил к ней интереса, но зато её «интереса» хватает на них двоих.
Покачав головой и все еще размышляя о своей некой наивности и даже глупости, я вышла на улицу. Несмотря на сильный дождь, я вышла во двор и, выбрав одну из извилистых дорожек, выложенных тёмными камнями, направилась куда-то вперёд. Мысли путались, смешивались, не хотели принимать чётких форм. Ральф. Я не могла поверить в то, что этого человека больше нет. Я вспомнила, как звонила ему, a он не брал трубку. Возможно, именно тогда… Мне нужно было узнать, что произошло. Единственное, что у меня было - это номер его мобильного. Возможно, телефон отдали его родственникам, и я смогу узнать что-то.
Я набрала номер, не особо надеясь на удачу, но трубку подняли:
- Алло, - сиплый, почти детский голос ответил на той стороне.
- Здравствуйте, я хотела бы…
- Да, я знаю, Вы подруга Ральфа. Он много о вас говорил в последнее время. Ральф… Вы же знаете… да? Полицейские позвонили Вам первой, так как в списке последних звонков в его мобильном вы были первой.
- Так значит это правда, - прошептала я, и мой голос дрогнул.
- Правда, мисс, правда. Его… его нашли мёртвым вместе с еще одним его сотрудником. Они ехали на скорой… у них всегда есть обезболивающие… почти наркотические вещества… или что-то такое, в общем… вызов был ложный. Лекарства украли, а они… их… убили.

- Господи… - люди! Чёртовы люди! Невозможные уроды, которым не чуждо отнять жизнь за дозу. Самые низкие убийцы, которые убивают самих себя и своих собратьев.

- Сегодня будут похороны… вы прийдете?
- Нет, я не смогу приехать сейчас. Я в Германии и мое состояние здоровья пока не позволяет выходить куда-то далее двадцати метров приусадебного участка. Но… послушай, как тебя зовут?
- Иви…
- Послушай Иви, мы с твоим братом собирались опубликовать его рассказы, книгу…
- Да? Вот почему он был так счастлив все эти дни.
- Угу, - выдавила я из себя, хотя к горлу подходил ком, и глаза защипало, - я продиктую тебе адрес, а ты не смогла бы выслать мне его файлы? И еще, попроси свою маму перезвонить мне, Ральф должен был получить первый гонорар авансом, но теперь его получите вы.
- Спасибо Вам большое, конечно я все сделаю.
Договорившись обо всем, я положила трубку. Я знала, что Ральф пытался обеспечить свою семью, так как отец ушёл от них, а мать больна. Хотя денег от работы в клинике хватало лишь на самое необходимое, но это было хоть что-то, а про его обучение в литературном университете и речи не шло. Ему пришлось отказаться от своей мечты - стать писателем. Я почти с первой нашей встречи собиралась помочь ему как материально, так и с публикацией, но думала сделать это, когда более или менее приду в себя и смогу лично всем заняться. Опоздала… Но сейчас я хотя бы смогу помочь его матери и сестре.
Ральф все же мёртв. Простая случайность, на его месте мог оказаться любой другой медработник.

Я промокла насквозь и решила вернуться в свою комнату. Но, когда я вошла внутрь и оказалась в холле, меня поймал Генри.
- Ты решила поплавать? – улыбнулся он мне. Его белая рубашка с чёрным принтом, напоминающем татуировки, и тёмные джинсы смотрелись на нём так гармонично, что казалось, передо мной не древний вампир, а парень не старше двадцати трёх лет.
- Да, готовлюсь к следующей Олимпиаде, - пробормотала я.
- Я слышал о том смертном… твоём… твоём друге. Мне жаль.
Я подняла глаза на Генри и обняла его. Этот вампир действительно понимал, что мне больно. Что я потеряла друга. Что Ральф действительно был мне близок.
- Спасибо тебе, - прошептала я. Слова Генри были ничем в сравнении с его эмоциями, которыми он демонстрировал свою поддержку мне, свое понимание. Мне так не хваталo того, чтобы меня просто поняли. И это растрогало до глубины души.
- Малыш, - прошептал Генри мне на ухо и потянул меня за собой, присаживаясь в кресло и мягко усаживая меня себе на колени. Я все ещё скрывала своё лицо у него на груди.
Одной рукой он прижимал меня к себе, а другой гладил по волосам. Мне казалось, что я могу довериться ему, что он поймёт все на свете, что я, наконец, поделюсь с кем-то своей болью, которую больше не могу хранить внутри себя. И это была не только боль от потери моего смертного друга, но и обида, и мои невзаимные чувства к Моргану, и три года жизни в склепе… В этих кровавых слезах было все. Я просто не выдержала. Кто бы мог подумать, что меня сломают несколько слов и искреннее понимание и сочувствие. Чуть ли не впервые мое умение читать мысли принесло мне утешение. Я могла держаться и терпеть любые удары, но когда кто-то вот так был готов принять и разделить мои переживания…
- Смертные всегда уходят от нас. – перебил поток моих мыслей Генри, - Рано или поздно. Заводить с ними близкие отношения больно, вот почему мы стараемся этого не делать. Kонечно, если не хотим обратить их в нашу веру. Я потерял своего друга – человека, когда мне было сто пятьдесят четыре. Я уехал, а когда вернулся в город, мне сообщили, что ему перерезали глотку в переулке. Тогда, за копейки в твоём кошелке, делались и более зверские вещи. И я, как и ты сейчас, винил себя в его смерти. Вот только подумай, хотел бы он такой жизни? Стать вечным? Вечным убийцей? Стать грешным и не иметь возможности попасть в рай? Мы прокляты и Богом, и Дьяволом, а если даже их нет, готов был он видеть смерть своих близких и того, что его окружает? Смотреть на наш мир со сторороны и стать его частью – разные вещи. Ты живешь очень мало, ты не была человеком, но я знаю – ты понимаешь, о чём я.
Я понимала. Понимала и благодарила Генри за его слова. Возможно, это было подло и низко, но я хваталась за каждое слово. Но… но если действительно Ральф не захотел бы стать таким как я? Если бы очнувшись, упал в панику? Такое бывает очень часто, становятся Сирами только для тех, в ком уверенны, за которыми проводится тщательная проверка. И разве я была готова стать сиром для вампира?
- Я трезво мыслю или пытаюсь себя оправдать? – подумала я, но оказалось, что сказала это вслух.
- Ты делаешь и то и другое, и в этом нет ничего страшного.
- Ты тоже умеешь читать мысли? – с удивлением спросила я.
- Нет, я просто долго живу на этом свете, - я не видела лица Генри, но он точно улыбался.
Я не хотела отстраняться от него. Мне было уютно и спокойно, и если бы я могла, я бы заснула. Но тем не менее, я выбралась из рук Генри, которому, как мне на мгновение показалось, это не очень понравилось.
- Хватит эксплуатировать тебя, - со слабой улыбкой сказала я ему, и он ответил тем же, хотя его взгляд оставался серьезным.
- Всегда рад, - ответил он мне.
Я поднималась по лестнице. Думая обо всём, что произошло, я уже не знала что чувствую. Возможно, я бы могла спасти ему жизнь, и, возможно, за это он бы возненавидел меня. А может быть, был бы благодарен. Вероятно, Генри прав, наверное, в моем случае все было бы иначе. Неужели Генри так хорошо меня понимает? Или все написано на моем лице? А вероятно мои эмоции ужасно стандартны. Я глубоко вздохнула.
Увидела я Моргана, когда уже почти прошла мимо. Он стоял возле прохода в коридор и тут же преградил мне путь рукой.
Я на мгновение закрыла глаза, а потом повернулась к Князю лицом. Я уже устала от его внезапных появлений и неминуемых стычек.
- Интересный способ побыть одной, - сказал он мне, смотря куда-то перед собой.
- Что ж, пользуйся, - бросила я ему. Меня удивило это его поведение. Он видел меня с Генри или имеет ввиду что-то другое? И вообще, разве это касается его?
- Ты могла бы хоть как-то держать дистанцию, все же официально ты - замужняя женщина, - его голос сквозил гневом, хотя внешне он оставался невозмутимым.
- Да? – протянула я, - кто бы мне говорил об этом, как не ты?
- Что ты имеешь вви…, - начал был он, но я прервала его, вскинув руку.
- Боже, Морган, перестань. Никто никому ничего не должен. Более того, все тут прекрасно знают, какие у нас с тобой взаимоотношения, так что хватит, хорошо? Меня твоя личная жизнь не интересует, а тебя не интересует моя, так что прекрати ломать комедию, у нас все равно нет зрителей.
Я не видела в данный момент лица Моргана, но когда я попыталась убрать его руку, которая опиралась о дверной проём, та безвольно упала вниз. Я направилась вперёд по коридору, и хотя не слышала шагов, знала, что Князь идёт за мной.
- Ты расстроенна из-за гибели этого смертного… - слышала я сзади его голос.
- Этот смертный помог мне пережить те дни, – фыркнула я, вспоминая пакеты донорской крови и общение, которое доставляло мне такое удовольствие.
- Ему бы не пришлось этого делать, если бы ты не совершила очередной глупый поступок и не сбежала от меня! – повысил голос Морган, и я резко обернулась.
- Да, чёрт побери, у меня есть целый список глупых поступков и этот, - я подняла руку, на которой находились кольца, свидетельствующие о моём статусе, - занимает первое место в нём.
Я зашла в свою комнату и с силой захлопнула дверь.

Что значит жить в чьем-то сердце?...Мне кажется, ничего. Ведь на самом деле тебя там нет...
(с)Энн Райс. Вампир Лестат

17:44 

Глава 4

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
для слез ей не хватало темноты,
для света не хватало... может быть, улыбки?
быть может тень внутри от пустоты?
от осени чумной и чувств избытка?


Rasmus The - Open My Eyes

Нас ждали. Три чёрных автомобиля создавали собой дугу, которая явно преграждала путь. Тем не менее, это былa лишь видимость, так как радостная улыбка на лице Роланда, который уже спешил ко мне, говорила, что все это лишь воплощение моей бурной фантазии. Была глубокая ночь, но я смотрела на окружающих сквозь солнцезащитные очки с круглыми стеклами. Возможно, в таком виде я напоминала Оззи Озборна, но это лучше, чем сверкать чем-то, что напоминало кошачий глаз.
- Рокс! – обнял меня брат, и я невольно подумала о том, что все же это замечательно, что мне не нужен воздух.
- Приветcтвенное удушие? – спросила я его, когда мои ноги коснулись земли.
- Ты, как всегда, невероятно мила, - покачал головой Роланд и направился куда-то вперёд. Я хотела проследить его направление, но не успела, так как меня перехватил Генри.
- Привет, юная беглянка, - улыбнулся он мне.
Я скривилась, а потом подошла ближе и обняла вампира. Тот явно этого не ожидал, но через мгновение его руки уже покоились на моей талии. Я скучала по Генри, так же как и по своему брату. Генри и Роланд были похожи и оба были мне дороги.
- Рад, что ты снова тут, - прошептал мне на ухо Генри и я съежилась.
Повернув голову, я застыла: Роланд довольно двусмысленно обнимал Медлен, а та очень даже двусмысленно улыбалась. Оба были явно очень довольны собой и не особо волновались об окружающих. Мои брови поползли вверх, и я медленно повернула голову обратно.
- Э-э-э, - я хотела что-то сказать, точнее, спросить, но Генри все понял.
- Угу, - многозначительно кивнул он мне, и на его губах заиграла хитрая усмешка.
- Нет, - протянула я, отрицательно качнув головой.
- Да, - заговорческим тоном сообщил мне Генри.
Не знаю, что такого во мне было, но Генри не выдержал и засмеялся.
- Ты бы видела сейчас свое лицо, - все еще улыбаясь, сказал он, - кстати…
Его пальцы потянулись к моим очкам, но я увернулась.
- Если ты не хочешь, чтобы по Германии распространились слухи о Чупакабрe в аэрoпорту Франкфурта, лучше не трогай это, - сказала я Генри, и тот, хоть и одарил меня непонимающим взглядом, оставил свои попытки стереть с меня образ известной рок-звезды на пенсии.
Я вздохнула.
- Я могу поехать с тобой? – спросила я Генри, так как прежде надеялась поехать в машине с Роландом, но теперь поняла, что у него есть кандидатура посерьёзней.
- Конечно, - кивнул мне вампир.
Он отошёл от меня, и когда я уже садилась в автомобиль, то краем глаза заметила Моргана, а рядом с ним беловолосую красавицу, которую я сразу узнала. Что-то внутри предательски щелкнуло, я и чуть сильнее, чем требовалось, захлопнула дверцу автомобиля.
- Господи, когда же, наконец, эта дамочка угомонится?! – фыркнул Генри, когда мы выезжали за территорию аэропорта.
- Ты о ком?
- О Лоре – блондинке, что стояла рядом с Морганом, - с немалой долей призрения выдал вампир, - она ходит за ним по пятам, словно одна из этих сумасшедших фанатов.
- Если это так раздражает, почему бы не покончить с этим? – спросила я.
- Хех, я бы не прочь, но это меня касается только косвенно, сама понимаешь, а Морган, - Генри замялся, переводя взгляд на меня.
- Брось, наш брак – фикция, ты же знаешь, - я говорила как можно спокойнее, но внутри меня все сжалось. Я старалась держать дыхание ровным, а тело расслабленным, но это давалось с большим трудом.
- Нет, чёрт, я не это имел ввиду, она ему совершенно не нужна, но он не хочет портить отношений с Норвегией.
- А, так это, - начала было я, но Генри не дал договорить.
- Да, это «дочь» главы Норвежского клана. Конечно, ни о каких тесных отношениях речи идти уж не может, - Генри слегка кивнул в сторону моей руки, на которой находилoсь кольцo, свидетельствующее о моем статусе, - и все было бы нормально, если бы она не испытывала тёплых чувств к Kнязю. Ему это надоедает.
- Что-то не видно, - буркнула я, и сразу же пожалела, но Генри эти слова не показались чем-то особенным.
- Он редко показывает, что ощущает, а что бы вывести его из себя, - Генри повернулся ко мне, - пока это выходит лишь у тебя.
- Я польщена, - фыркнув, я отвернулась к окну. Тем не менее, злая улыбка искривила мои губы, и Генри это заметил.
Когда мы приехали, я поблагодарила Генри и направилась в свою комнату. Я была рада, что тут ничего не изменилось, потому что боялась найти ее пустой. Боялась не найти в ней оставленных мною вещей, или найти чужие… Хотя нет, чужим вещам быть тут бессмысленно, они бы были в его спальне. Хватит! Слышишь, хватит! Я с силой швырнула очки на кровать и посмотрела на себя в зеркало: болезненного вида создание, в черной коже и с распущенными волосами цвета вороньего крыла. Единственное, что было ярким, это глаза. Ярко-зелёные, с вертикальными зрачками и почти отсутствующими белками.
Я закрыла глаза. Не хочу видеть себя больше. Не хочу.
Упав на кровать, я думала о том, что зря вернулась. Я почувствовала резкую нехватку человека, который впервые увидел меня именно такой и которому было безразлично, кто я и как выгляжу. Ральф. Кто бы мне сказал, что приехав в окружение дорогих мне созданий, я буду думать о человеке?
Я достала из кармана куртки сотовый и набрала номер парня. Телефон не отвечал. Я повторила попытку, но ничего не произошло. Наверное, он занят или не слышит. Я решила, что попробую позже. Странное чувство родилось внутри. Оно было глупым и постыдным, но я ощущала обиду. Странно, но это чувство ненужности, которое вечно обитает вокруг меня, загорелось с новой силой. Причин тому я не наблюдала, тем не менее, от этого не становилось легче. Я резко поднялась и направилась в душ. После, переодевшись в удобные черные джинсы и майку, я подошла к прикроватной тумбочке и достала оттуда оружие. Пистолеты для убийства оборотней изрядно отличаются от тех, что использует человек, хотя схожесть определенно имеется. Наше оружие лучше по многим характеристикам и значительно тяжелее, но главное отличие – это, конечно, магазин, так как вряд ли вы найдёте в человеческом арсенале пули из серебра или того интересней, пули-капсулы, снабженные жидким составом, содержащим смертоносный металл. Прихватив необходимое, а также очки, я вышла из своего убежища. Мне нужно было выплеснуть свои эмоции, которые уже начали принимать форму злости или даже гнева. Я направилась в тир. Тир находился в подвале поместья, и мне пришлось спускаться через главную лестницу. Уже оказавшись в холле, я краем глаза заметила Моргана и Лору, которая с идиотской улыбкой что-то говорила ему и все время норовила дотронуться до руки Князя. Я сдержалась, чтобы не издать смешок, и сделала вид, что не заметила их. Господи, ну она же должна знать о способностях Моргана, неужели ей не стыдно?
Я покачала головой и открыла дверь в тир. Раньше тут всегда можно было найти Кана… Кан. Великолепный вампир, Делец Смерти. Мощный, уверенный, опытный. А так же прекрасный друг. Я тяжело вздохнула и нажала на курок. С каждым выстрелом я ощущала, что мне становится легче, но это происходило так медленно, что я начала раздражаться с новой силой. Мне нужно было что-то сильнее, мне нужно было убийство. Убить человека или оборотня не мело значения, мне просто было нужно выплеснуть все это… К чёрту!
Не знаю, сколько времени я провела в тире, но легче мне особо не стало. Навязчивая мысль об убийстве не отступала, но я осознавала, что мое теперешнее состояние не позволяет свободную охоту. Я выдохнула. Если бы не кровь Моргана, я бы могла надеяться на припадок в ближайшее время, но теперь я вообще не знаю, когда это случится. Глупость, но я бы предпочла пару часов без сознания, чем находиться в состоянии бомбы замедленного действия.
Проделав прежний путь, я открыла дверь своей комнаты и наткнулась на взгляд чёрных глаз.
- И тебе привет, - пробормотала я, ожидая, когда меня пустят внутрь.
Морган еще некоторое время просто смотрел на меня, а потом учтиво освободил дверной проём.
- Ты не в самой лучшей форме, что бы заниматься этим, - Морган кивнул на оружие в моей руке.
- Жаль, что ты сказал это так поздно, меня чуть не съели красные кружочки на целях, - тихо сказала я, понимая, что несу околесицу, но настроение ушло под ноль.
- Мне не нужно было приезжать, - бросила ему я, подходя к окну.
- Глупости, - услышала я над самым ухом и ощутила дрожь. Он стоял ужасно близко, но только я подумала о том, чтобы отойти в сторону, сильные руки обхватили мою талию.
Мои глаза округлились, и я сжалась.
Мне нравилось чувствовать его, но стоило только закрыть глаза, как в памяти всплывали воспоминания о нём и Лоре. Чёрт.
- Морган, пожалуй…, - я ощутила его дыхание на своей шее, и мое сознание предательски затуманилось. Дышать стало тяжело, здравый смысл уходил на задний план. Я ощутила, что меня еще крепче прижимают к стоящему сзади телу. Потом одна его рука скользнула вверх и дотронувшись к моему подбородку…
Звонок мобильного телефона отрезвил мое сознание, и я быстрым движением достала телефон из кармана джинсов.
- Слушаю, - как можно спокойнее ответила я, хотя дышалось мне с трудом. Руки Моргана все еще находились на моей талии и, по-видимому, его это устраивало.
- Вы Рокс?
- Да, это я, – в лёгком недоумении подтвердила я.
- Вы знаете человека по имени Ральф МакКарди?
Ральф? Мой Ральф?
- Знаю, он мой друг, а что случ…,-
- Примите мои соболезнования, его нашли мёртвым около получаса назад.

12:08 

3 глава

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
От меня до тебя Расстояние,
равное лучшей повести Бунина;
равное речи в поиске Формулы;
равное ночи в поезде
От Киевского до Пiвденного вокзала.
Расстояние, равное "главного не сказала".


музыка RayMusic - Life

Сигарета пускала тоненькую струйку дыма, которая ловко вилась, а после раcсеивалась в пространстве. Я смотрела куда-то перед собой, облокотившись на перила, ограждающие крыльцо дома.
Несмотря на то, что вампиры более устойчивы к холоду нежели люди, резкий ветер не приносил мне приятных ощущений, но, почему-то, я не могла заставить себя войти в здание и взять куртку, поэтому я терпела прихоть природы, стоя на улице в майке и рваных джинсах. Хотя, если быть действительно откровенной, меня не волновало то, что находилось вокруг. Гораздо больше меня волновало нечто иное, и я все прокручивала и прокручивала в своей голове события, произошедшие, наверное, не более часа назад.
Морган… Морган дал мне свою кровь, и я приняла ее. Сам процесс питья в подобных ситуациях - а не таких, в которых я это делала с Джиной - довольно интимный процесс, который можно сравнить лишь с телесной близостью. И дело тут не только в непосредственном соприкосновении одного вампира с другим, а в чем-то большем - духовном. Когда вы отдаете свою кровь, вы отдаете частичку себя, своей души, своих желаний и воспоминаний. Подобное откровение требует большого доверия, уверенности или, даже, любви. Говорить о том, что Морган мог испытывать ко мне хотя бы тень подобных чувств, было бы глупо. Тем не менее я пила его… Но было кое-что еще, что смущало меня куда сильнее, чем сам факт принятия крови от другого вампира. Воспоминания, мысли и чувства Моргана, которые я впитывала через него, были… Я не знаю, чего я ожидала от него, от его эмоций, от его сознания, но мне казалось, что я должна была ощутить что-то еще, кроме его уверенности и спокойствия. Эти два чувства, словно каменная стена оградили все сознаниe Моргана, а, возможно, я просто видела в этом своего рода защиту. Почему я так боялась и так хотела увидеть что-то еще, кроме этого? Картинки из его воспоминаний почти не сохранились в моей голове, но я точно помню, что это были какие-то пейзажи, причем, я уверенна, сейчас эти места выглядят совершенно иначе.
Я затянулась. Несмотря на то, что сильная кровь наполнила меня, я ощущала внутреннее опустошение и неудовлетворение. Кровь… Столь ли силен Морган, что бы управлять своим сознанием в такой момент и оградить себя? Если да, то есть ли в этом смысл? Ему есть, что скрывать от меня? Глупости, никто бы не захотел делиться своими воспоминаниями и переживаниями, особенно с чужим человеком. А я была именно чужим человеком.
Я с силой треснула по деревянной перекладине, от чего та жалобно отозвалась. Я не знала, чего хотела от всего этого, чего боялась. Не знаю, чем я недовольна, ибо не думаю, что плескалась бы в счастье, если бы увидела моего мужа в обнимку с этой белокурой девушкой или что-то в этом роде. Но я определенно чего-то ждала, чего-то другого… Надеялась ли я на то, в чем сама не признаюсь себе? Возможно да. Возможно, это породило во мне это ощущение неудовлетворенности. Черт, да лучше бы я увидела его в постели с кем-то - это была бы уже хоть какая-то определенность, а так это лишь невольные подозрения, дающее надежду…
Мои мысли спутались в тугой комок, и одно предположение тянуло другое, полностью противоположное. Я еще раз стукнула по перекладине и дерево треснуло.
- Зачем ты рушишь дом? - послышался голос сзади, а через мгновение мне на плечи упало что-то теплое.
Морган смотрел на меня, чуть склонив голову.Было ли ему действительно интересно, что я делаю? Или мне только показалось?
- Ты же знаешь, мне не холодно, - сказала я ему, осмотрев себя и увидев, что на моих плечах покоиться его черное пальто.
- Да, но тебе не нравиться этот ветер, - тихо ответил Князь, доставая из кармана брюк сигареты. Я уже как-то отметила, что мы курим одни и те же, что, почему-то, мне нравилось. Морган взял одну и, зажав ее между зубами, потянулся за зажигалкой, но я ловким движением поднесла свою к его губам, почти повторив ту же ситуацию, которая произошла в моем доме, когда я согласилась на предложение Князя.
Вампир смотрел на меня, и в его глазах мелькнуло некое озорство, которое меня удивило. Возможно, он тоже вспомнил о дне, когда мы заключили тот негласный договор.
- Спасибо, - сказал Морган, когда я уже убирала свою зажигалку.
- Тебе спасибо, - ответила я, плотнее закутываясь в его пальто. Оно пахло дорогим мужским парфюмом „Treasurer“ и чем-то еще, что я не могла идентифицировать. Этот запах слегка затуманил мое сознание, и я уткнулась носом в воротник, чтобы ощущать его еще лучше.
- Я хочу забрать тебя, - сказал Морган, смотря в ночное небо.
- Но я не хочу, - словно эхом отозвалась я.
- Ты же видишь, к чему привело твое упрямство. Ты умерла бы, ты можешь это понять?
- Я очень тебе благодарна, что ты в очередной раз спас мою никчемную жизнь, но…
Морган схватил меня за руку и заставил посмотреть в его глаза.
- Я не об этом говорю! Причем тут благодарности? Ты понимаешь, что ты не справляешься сама? Ты преднамеренно обрекаешь себя на смерть.
- Но ты же справился!
- Я - это я, а ты – это ты. Я проходил все это будучи старше, и даже несколько лет играют не малую роль. К тому же, я до этого не вкалывал себе яд и не находился в коматозном состоянии на протяжении трех лет. Я был значительно сильнее тебя. У меня были силы, чтобы выдержать все это самостоятельно, но если бы кто-то мог предложить мне помощь, я бы не отказался.
Я знала, что Морган прав, что я веду себя как глупый маленький ребенок.
- Я не хочу быть обузой, Морган. Я не люблю, когда со мной носятся. За последнее время я создаю много проблем, вечно ощущаю себя слабой и…неполноценной. Мне надоело чувствовать жалость окружающих. Я прекрасно понимаю, что ты прав, но само осознание этого дается мне с болью. Мне надоело ущемлять свою гордость, правда.
Вампир всматривался в мои глаза, словно пытался там что-то увидеть, а потом провел тыльной стороной ладони по моей щеке. Я застыла, потупив взгляд. Ощущения, что охватили меня, были столь сильными, что я вздрогнула. Почему я не могу это контролировать?
- Это не зависит от тебя, - сказал Морган, продолжая смотреть мне в глаза, и, хоть я и понимала к чему относятся его слова, для меня они имели двойной смысл, - ты это понимаешь. Считай это тем, что нужно перетерпеть. Ты не являешься обузой ни для меня, ни для кого-то другого. У тебя есть те, кто любит тебя, тебе лишь нужно это понять.
Его пальцы скользнули ниже и прикоснулись к моей нижней губе.
- Как я его понимаю, - еле слышно прошептал Морган, а потом резко убрал руку и ушел. Я, словно завороженная, так и осталась стоять, смотря перед собой. Но я не успела даже толком прийти в себя, как ощутила, что к дому приближается Ральф. Морган должен был почувствовать его раньше, верно? И тогда…
- Не знал, что вы мерзнете, - весело бросил мне парень, перепрыгивая через перекладину, - рад, что тебе лучше.
Ральф окинул меня взглядом.
- Не твой размеpчик, - заключил он, косaясь пальто, - оно принадлежит тому грозному парню, которого позвала Медлен?
Я расхохоталась. «Грозный парень». Да, определенно подходило для описания Моргана. Правда знал ли Ральф, что этому «парню» перевалило за пятьсот?
- Да, это его, - с улыбкой ответила я.
- Он помог тебе?
- Морган помогает мне с тех пор, как мы познакомились, - мой голос звучал спокойно, хотя внутри еще все пылало от прикосновений Князя.
- Давно вы знакомы? – с опаской продолжал расспрос Ральф. Я ощущала, что он волнуется, не хочет злить меня, но не может сдержать свое любопытство. Он знал кто такая Медлен и кто Морган. Этот новый мир для него был чем-то сказочным и непостижимым.
- Недолго, даже по человеческим меркам, - сказала я. - но за это время он успел не единожды спасти мою жизнь. Хотя мы почти чужие друг-другу…
- А мне казалось, что вы…хм…неплохо общаетесь, - тихо сказал смертный.
- Ну…у нас есть нечто общее.
- Кольца, например, - подметил Ральф и я удивленно подняла на него глаза.
- Да, и это тоже, - согласилась я, - мы женаты.
- Что?
- Ну ты же сам сказал о кольцах, - я пожала плечами, - у нас они значат тоже, что и у людей.
- Но ты же сказала, что вы практически чужие друг-другу!
- Одно другому не помеха, Ральф. Морган - мой супруг и я этим очень дорожу.
Это было правдой. Даже, несмотря на то, что наш брак был фиктивен, я дорожила самой этой связью.
- Я тебя не понимаю, - покачал головой Ральф.
- И не нужно, - я подмигнула, - я очень благодарна за то, что ты сделал для меня. Я бы хотела иметь возможность связаться с тобой в дальнейшем.
- Да, конечно, - Ральф озадаченно смотрел на меня, когда я доставала из карманa брюк свой мобильный.
Он продиктовал мне свой номер телефона, а так же e-мейл. Я сдела то же самое для него.
- Рокс,…ты уезжаешь?
- Да. Я не очень этого хочу, но если я хочу благополучно пережить все это, мне нужно уехать с Морганом.
Ральф молчал. Мне было неприятно видеть его таким грустным, он действительно не хотел, чтобы я уезжала. Но так же он понимал, что как только приехал Морган, мое состояние резко улучшилось и, что только этот вампир может мне помочь.
- Когда это закончиться, я приеду, обещаю, - сказала я парню, - а пока, я буду тебе звонить.
- Ты его любишь? - вдруг спросил меня Ральф.
Я застыла. Когда-то Генри задал мне точно такой же вопрос. Тогда я на него не ответила, но сейчас…
- Очень, - прошептала я и вошла в дом.

15:30 

Бездна Челленджера 1

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Музыка: Within Temptation - It's The Fear.

Сколько раз мертвое сердце может умереть?

Вспышка света поглотила мрак лишь на мгновение, чтобы вернуть его с новой умопомрачительной силой; тьма оповестила о себе раскатистым рычанием, заполнившим все вокруг, сотрясая и вырывая наружу все тайное, что было в пространстве и времени. Содрогание в собственном теле вызвало боль, которая стала такой привычной за это недолгое время. Словно все было специально; словно мое собственное проклятое тело ждало, когда я перешагну порог этого дома. И как только входная дверь за мной мягко закрылась - моя телесная оболочка искривилась под спазмами, заставив меня повалится на ничем не прикрытые доски. Я ощущала щекой шершавую поверхность дерева и вдыхала пыль, но не могла заставить себя подняться. Скованная и обремененная невидимыми демонами, я впала в забвение пока не ощутила себя смотрящей куда-то. Приходить в себя было так же неожиданно, как и впадать в состояние комы. Несколько дней я так и провела, между болью и слабостью, которая была немногим лучше, чем те адские мучения, что чередовались с ней. Все то во мне, что могло думать и осознавать, было благодарно толстым, бархатным портьерам, плотно скрывающим меня от солнца, которое стало для меня невыносимой пыткой. Страдание кожи были ужасны, но они не сравнятся с теми, что испытывали глаза, которые сейчас напоминали очи дикого зверя загнанного в угол.
Но даже к аду можно привыкнуть, особенно если хочется выжить. А мне хотелось. И, черт побери, я собиралась выбраться из всего этого. Не знаю почему мне вечно приходится играть роль слабого звена, но продолжение подобного я не выдержу. Разумеется, все могло бы быть иначе. Я могла остаться в Германии, позволять им облегчать мои страдания и получать благоговение как наследница трона и жена Князя. Вот только не забылось мне то время, когда меня считали низшим сортом, дампиром без рода и чести. И в любых, совершенно любых состраданиях я не нуждаюсь. Я уехала ради того, чтобы моих мук и моей слабости никто не видел. Да, признаю, все могло бы быть легче, проще, безопасней, но ценой было бы… что? Честь? Свобода? Гордость? Все это было не тем решающим очком в пользу самобичевания наедине. Оставаться в таком состоянии на его глазах я не могла себе позволить, даже если из поместья пришлось бы выползать; и даже зная, что он в силах мне помочь, я не подпустила б его к себе. Да и он бы не подошел. Черт, знай я, чем все это обернется - никогда бы не согласилась на этот чертов брак. Признаться, я стараюсь забыть все, что связано с вампиром, который стал мне законным супругом. Потому что нет худшего для меня, чем видеть кольца на своей руке и понимать, что они ничего не значат. Не думаю, что он знал когда я уехала, но уверена - он испытал облегчение. Да и что бы изменилось, если бы он даже увидел мою машину, выезжающую за ворота? Признайся себе, произнеси это, давай же. Ничего. Верно - ничего.
О том, где именно я нахожусь, не знал никто, хоть я и не делала из этого тайны. Просто не хотела, чтобы кто-то приезжал, хоть и не особо верила, что кто-то приедет. Я никогда не тешила себя тем, что кому-то нужна; даже если были те, кто любили меня или делали вид что любили. Я предпочитаю быть реалистом в этом плане. Никто никому ничем не обязан. И как бы мне не хотелось поверить, пускай обманутся в том, что кто-то действительно питает ко мне что-то теплое - я не могла. Я не была столь самовлюбленна, чтобы думать о себе так высоко. Поэтому сообщив Роланду о своих планах на ближайшее будущее и выслушав, казалось, нескончаемую тираду о неуместности моего решения, я попросила его иногда звонить мне. Он замолчал сразу же, как до него дошел смысл моих слов.
- Нет, если ты не... - я уже пожалела о своей слабости, но он прервал меня. - Неужели ты и правда считаешь, что ничего не значишь для меня, Керолайн? Ты никогда не воспринимала мои слова или поступки так, как мне бы хотелось, но чтобы так... Господи, неужели за все это время я не показал тебе, что люблю и ценю тебя?
- Я не хотела тебя обидеть, брат. Правда. И дело тут не в тебе, просто я не считаю себя...
- Знаю, черт побери, знаю! И иногда мне кажется, что ничто не избавит тебя от этой твоей убежденности, будто все просто терпят тебя и ждут, пока ты избавишь их от себя. Но, знаешь, принято считать, что каждый судит по себе. Не значит ли это...
- Дьявол, нет! Конечно, нет, Роланд. Прости.
Я не знала, что сказать. Впервые кто-то указал мой же недостаток на меня саму.
- Я буду тебе звонить, писать, приходить... Все, что угодно, но все же, тебе лучше вернутся. Морган прошел через все это, он поможет тебе. Никто не сможет позаботиться о тебе лучше, чем он.
- Мне не нужна его забота. И ничего мне от него не нужно. Два кольца, что я приняла от него – необходимость, и то, за которую я хочу отплатить: начиная от выполнения своих обязательств перед ним, заканчивая деньгами за работу ювелира.
- Ты не справедлива к нему...
- Несправедлива? – я сорвалась. - Это я несправедлива? Это я несправедлива, когда он отстранил меня от работы, что помогала мне не чувствовать себя паразитом? Это я не справедлива, когда он ни разу не пришел ко мне, пока я восстанавливалась? Это я несправедлива, когда он был с женщиной? Тогда да, ты прав, я чертовски к нему не справедлива.
Я отключила телефон и швырнула его на сиденье автомобиля. Тогда я впервые ощутила отголосок грядущих мук, но это было не так важно. Важно было то, что я наговорила кучу ерунды. Потому что Морган сделал для меня очень много и потому что ничем мне не был обязан. И мне было ужасно стыдно за те слова, что я только что прокричала в трубку сотового. Наверное, поэтому я не включала этот злосчастный телефон с тех самых пор.
Сколько я сейчас здесь, в этом здании? Старый, переживший не одно столетие дом, который был в достаточно ветхом состоянии, но в котором было все, что мне требовалось: спальня с красивой, резной кроватью, на которой я провожу большую часть времени, библиотека с множеством книг, позабытых хозяевами, старинная ванная комната и еще несколько помещений, в которых я бываю крайне редко. Во всем доме, кроме прихожей, висят портьеры, которые скрывают меня от солнца. На данный момент моя чувствительность к нему выросла столь многократно, что малейшие солнечные лучи приносят с собой сильную боль и ожоги. Но ночью я сажусь на пол в прихожей и смотрю сквозь ничем не прикрытые окна на ночное небо.
Нужно включить мобильный телефон, иначе получится то же, что и три года назад, а мне это не нужно. Даже мысль о таком вызывает тошноту. Я не собиралась пропадать или сбегать, я хотела вернутся с новыми силами. Серебряное яблоко показалось на экране. Но не успел мобильный толком прийти в себя после долгой отключки, как на экране высветилось невероятно огромное количество звонков и сообщений. Я не смотрела все это, лишь убрала окошко с экрана и нашла номер Роланда. В моей голове появилось подозрение, что моего звонка ожидали, так как трубку сняли мгновенно.
- Где ты?
Твою мать!
- Какого черта у тебя делает телефон моего брата, Морган?
- Я еще раз повторяю, где ты? – голос по ту сторону срывался на рык, и я мысленно посочувствовала тем, кто находится в радиусе ста метров от Князя.
Я молчала. Логически, я должна положить трубку даже потому, что по телефонному звонку можно вычислить место нахождения, но вместо этого я просто молчала. Меня поразила эмоциональность моего собеседника.
- Рокс, - Морган вздохнул, стараясь, успокоится и придать голосу более человеческое звучание, - прошу, скажи мне, где ты.
- В этом нет необходимости. Когда будет нужно, я приеду, я помню про свою часть договора. Но и ты не забывай про свою, ты обещал мне волю в моих желаниях.
- Я помню, что обещал тебе максимальную свободу, а максимум определяется мной. Ты не имела права уезжать, не сообщив об этом мне. Ты вообще не имеешь права покидать поместье, пока я не дам на это согласие! – похоже все попытки успокоится у Князя провалились. - Я жду, Керолайн. Не заставляй меня вычислять тебя и забирать силой.
От подобных заявлений внутри меня все начало кипеть. Ярость подымалась с самых глубин тела и разливалась волнами.
- У меня есть права на все, что я хочу. И если мне захочется вернуться - я вернусь, если нет – то нет. Ты можешь делать, что тебе вздумается, но на меня это влияния не имеет. И ты не будешь приезжать сюда, чтобы забрать меня, потому что в этом нет ни капли смысла.
Выключив телефон, я закинула голову назад, ударившись о стену. Что телефон Роланда делает у этого...? Я вскинула руку и провела по волосам. Он злится. Черт, он всего лишь злится, ибо я сделала что-то без его ведома; он привык, что перед ним кланяются и выполняют любое поручение безприкословно.
Выдохнув, я поднялась и ощутила что-то: некто знакомый приближается к дому. Ральф. Ральф – это одна из тех аномалий человеческого мира, которую не принимают, но зачастую после смерти именуют гениями и величают в бронзовых статуях.
Молодой парень, не старше девятнадцати лет, со светлыми волосами и изучающим взглядом. Он приходил сюда каждый день, несмотря на то, что с первой нашей встречи знал кто я. Ральф нашел меня в одном из этих припадочных состояний и, когда я очнулась, то увидела обеспокоенный взгляд голубых глаз. Не знаю, почему я тут же не впилась в его шею клыками - ведь голод одолевал меня с безумной силой. Вместо этого я спросила:
- Что ты тут делаешь?
Парень молча продолжал наблюдать за мной, и его глаза еще больше расширились, когда я заговорила. Разумеется, я была не в том состоянии, чтобы думать о сокрытии своих нечеловеческих начал, в данном случае которыми выступали клыки.
Мысли в голове парня потеряли какой-либо порядок и начали хаотический бег в его сознании. Тем не менее, внешне молодой человек держался очень даже неплохо.
- Парень, тебе лучше начать говорить, иначе я использую то, чего ты так сильно испугался по истинному назначению.
Иногда страх – единственный двигатель прогресса. Я ожидала чего-то стандартного, типа: «Ты ва-ва-вампир!!!» или «О Боже, ты...». Ну или что там еще говорят люди в таких случаях по ТВ? Я давно заметила, что человек реже верит своим глазам, чем словам. Но парень меня удивил. Он вздохнул и протянул мне руку:
- Ральф. - деловито представился он мне. На мгновение я впилась в него взглядом, а потом, усмехнувшись, ответила рукопожатием. Он слегка вздрогнул от моего прикосновения, но в остальном держался словно ничего из ряда вон выходящего не происходит.
- Рокс. - ответила я. - Так что ты тут делаешь?
- Я довольно часто бываю в этой местности; не знал, что кто-то здесь поселился.
- Да я и не рассчитывала, чтобы кто-то об этом знал. Скорее наоборот.. - протянула я, а потом решила, что хватит ломать комедию. - Послушай, Ральф. Ты прекрасно понимаешь, кто перед тобой, и мне нравится то, как ты себя ведешь в данной ситуации. Признаться, если бы ты попытался сбежать или что-то тому подобное, я бы уже вкушала то, что течет по твоим венам. Но ты меня удивил и даже протянул мне руку, а это было, кстати, крайне не разумно.
- Я знал кто ты еще до того, как увидел твои.. Э-э-э.. Зубы. - спокойно ответил смертный, хотя в его голове была полная каша.
- И ты остался тут... Зачем? – откровенно говоря - я была слишком измучена и голодна, чтобы бороться с нарастающим раздражением, но интерес к молодому человеку не угасал.
- Я.. Я не знаю.. Ты не дышала, а твои глаза... И в тот момент я понял, что ты не.. - нервы Ральфа начали сдавать, но мне было не до этого. Глаза.. Что с моими глазами?!..
Глупо и говорить - я помчалась в поисках хоть чего-то отзеркаливающего и нашла разбитое зеркало в одной из комнат. Смотря на себя в один из осколков отражающей поверхности, меня охватила паника: ярко зеленая радужка ужасно контрастировала с черным, нечеловеческим зрачком.
- Боже... - я опустилась на пол, совершенно забыв про ночного гостя. Да, я ждала этого. Я знала, что так будет и что ничего особо ужасного в этом нет; к тому же это временно, а потом я научусь маскировать взгляд. Но одно дело понимать это разумом, а другое... Я не знаю, что повергло меня в такой шок, но я понимала, что нужно взять себя в руки.
Тогда Ральф пробыл со мной всю ночь. Я не помню, как это было, просто в один момент поняла, что этот человеческий мальчик сидит напротив меня и что-то тихо говорит. Он просто что-то рассказывал, тем самым пытаясь меня успокоить. И это откровение так сильно поразило меня, что я не проронила ни слова. Ральф действительно был необычным. Необычным во всем. Он писал что-то в своей собственной манере, что можно поставить в один ряд с По и Лафкрафтом, и рисовал своеобразные картины, изображающие мистических созданий. Сказать честно - в глазах молодого человека я представлялась чудом, знаком свыше, чуть ли не божеством, что очень меня огорчало. Тем не менее, я получала от Ральфа не только моральную поддержку - ведь он приходил ко мне каждую ночь - но и кое-что другое. Во второй раз своего визита он принес с собой несколько пакетов донорской крови. Я ощутила что-то у него в сумке еще до того, как он переступил порог дома.
- Решил себя обезопасить? - фыркнула я.
- Нет, я просто думаю, что ты не в состоянии сейчас охотится.
Господи, он говорил это так спокойно, приходя в логово чудовища, которое само не знает, сможет ли оно контролировать себя в следующий момент.
Мне хотелось заорать на него, отрезвить, выгнать. Мне хотелось, чтобы он убежал в ужасе, чтобы кричал о демонах и в последствии сошел с ума. Но вместо этого я лишь взяла протянутый им пакет.
- Ну как? – поинтересовался он.
- Все равно, что сочное мясо заменили соей. Гадко, но жить можно. - прокомментировала я между глотками холодной жидкости. - А откуда такое богатство?
Ральф улыбнулся.
- Я работаю в больнице, так что в этом нет проблемы.
- И тебя совершенно не смущает эта ситуация? – поинтересовалась я.
- Нет, я безумно рад, что могу быть полезным. - он провел рукой по шее. - И не только одним способом.
Он еще и шутит!
- Господи, это ненормально. - прошептала я.
- Я никогда не славился своей нормальностью, Рокс. Я думал, тебе это нравится. - он подмигнул мне.
- Эй, что за неуважительное отношение к старшим? – я угрожающе сверкнула клыками.
Парень вздрогнул - явно вспомнил, что мы не стареем и перед ним может находится личность, которая плясала на балах у Екатерины Второй. В его глазах вспыхнула тревога, и, что меня более чем удивило, она была вызвана предположением, что он мог меня обидеть. Ральф действительно переживал, будто его слова или действия могли зацепить меня! Стараясь не выдать своего удивления, я улыбнулась.
- Да ладно, чего уж там. Думаю, что мы с тобой ровесники на самом деле. - беззаботно сообщила я, продолжая попивать кровь из пластикового пакета.
- Сколько тебе лет? – дрогнувшим голосом спросил смертный.
- О, не заставляй меня говорить - это нехорошо интересоваться возрастом леди. Но, поскольку я не леди, то так уж и быть, скажу – мне 19.
- И как долго тебе 19?
- Долго. Очень долго. - заговорочным тоном начала я. - Месяцев восемь, примерно.
Ральф смотрел на меня глазами, полными удивления и непонимания.
- Черти адовы, парень! Вампиры не рождаются сразу двухсотлетними! – фыркнула я, а когда до меня полностью дошло, что я сказала, то голос мой пошел на убыль. - Вампиры вообще не должны рождаться...
Ральф явно требовал продолжения этого разговора. Этот смертный был любопытен, смел и безрассуден. Неужели не понимает, что мне стоит сделать лишь мимолетное движение, чтобы его кровь потекла по моим жилам? Чертов любитель мистики считал, что я – самое великолепное происшествие в его жизни. И дело не во мне, а в том, кто я.

@темы: Бездна Челленджера

12:18 

[my last autumn]#10

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Die - die immer bei mir warn
Drehn sich einfach um
Warum
Und die die fur mich wichtig warn
Glotzen nur noch stumm
Warum


Я быстро нашла нужный адрес. Это оказался один из многочисленных, однотипных двухэтажных построек, которых было множество в этой части города. Милые, современные домики, которые столь недолговечны и невзрачны, как и те, кто в них обитает. Я была немного удивлена, что Джина выбрала это место для своего, пусть и временного, пребывания. Зная ее, я бы не удивилась увидеть что-то грандиозное, даже если бы ей нужно пробыть там не белее пяти минут. Джина любила роскошь во всех ее проявлениях. Тем не менее, я не посчитала данную измену ее привычкам чем-то очень серьезным. Дверь была открыта и я вошла в здание. Внутри все было, так же как и снаружи: постельные тона, всеобщая направленность на умиление и никаких четких линий.
- Ты пришла, - прошептал женский голос, но я даже не обернулась.
- Я же сказала, что встречусь с тобой. Но встреча не будет долгой, - бросила я ей.
Меня несколько смутили мысли девушки. Джина достаточно молодой и слабый вампир, без каких либо особых талантов, так что ее возможности сопротивляться моим способностям весьма слабы. Тем не менее, она отчаянно скрывала от меня свои помыслы, причем столь хаотично, что это вызвало неприятные ощущения в моем собственном сознании, вызывая раздражение. То, закрывая, то открывая от меня свой разум, вызывая совершенно нелепые картинки в своей голове, Джина незамедлительно вызвала во мне мутные подозрения.
- Зачем ты это делаешь? - обратилась я к девушке, эмоции которой веяли паникой.
- Что делаю? - спросила Джина, но сама поняла, что прикинуться идиоткой было ужасно глупой затеей.
- Перестань, - фыркнула я, - твой разум мигает, как испорченая лампочка. Это ужасно раздражает и заставляет думать, что ты что-то скрываешь.
Мои слова ударили ее, словно кнутом. Мне показалось, что этой фразы она боялась больше всего. Тут я заметила в ее руке телефон и когда Джина, вдобавок ко всему, проследила мой взгляд, ее ничтожная защита не выдержала. В мгновении ока я увидела столь интересные образы в своей голове, что они повергли меня в некое оцепенение. Все еще не веря в то, что я видела, я сделала шаг вперед.
- Джина, что это? - я знала, что она понимает меня. Ее руки задрожали, но она продолжала молчать, снова восстанавливая эту идиотскую манеру защищать свой разум. Но некие последние нотки в ее голове заставили меня предпринять отчаянное действие. Я знала, что если не сделаю этого, упущу кое-что невероятно важное. Ее голова хранила ответы на вопросы, которыми задаются сейчас Князья.
- Джина, если ты не перестанешь, я приму меры, - с угрозой в голосе процедила я сквозь зубы. Но вместо согласия девушка сделала некий порыв, что бы нажать клавишу вызова на мобильном. Но она не попала по кнопке, а мне хватило времени, что бы принять верное решение. Вырвав телефон из ее рук, я сделала над собой усилие, что бы ни розбить его, и кинула на кресло. Глухой звук о мягкую обивку соединился с криком Джины, ибо моим следующим действием было прижатие ее к стене. Она была слабее, чем я ожидала, что удивило меня, но лишь где то глубоко внутри меня. А большая моя часть уже ощущала кровь Джины в себе. Я впилась в горло девушки и как только первые капли упали в мой рот, картина произошедшего полностью раскрылась передо мной. Боже, какая же Джина дрянь! Нет, дрань это даже не одна сотая того, кем она являлась. Картинки ее разума сменялись одна за другой, но мне нужны были только самые последние. И когда я их нашла... Темное помещение, камин. Джина боится и она согласна на все, что бы избежать смерти. Перед ней мужчина с белыми, словно снег, волосами и жестким выражением лица. Губы мужчины, которому можно дать не более 36 лет, скривились в кривой улыбке. То, что он говорил, тяжелым грузом опустилось на мои плечи. Беловолосый вампир говорил медленно, расслаблено и чуточку лениво. Его слова тянулись и тянулись, словно нескончаемый поток, который уносил меня в ужас понимания и осознания. Чем дольше я поглощала кровь Джины, тем больше гнев наполнял меня. Я не была в состоянии оценивать свои действия. Девушка в моих руках уже не сопротивлялась. Ее сознание покинуло ее, как и ее кровь. Я понимала, что в дальнейших моих действиях не было необходимости, но всепоглощающий гнев переполнял меня и когда последние капли крови были мною поглощены, я обхватила руками голову Джины и одним рывком оторвала от тела. Звук, напоминающий крушение камня, наполнил комнату. Я кинула голову в пылающий камин в гостиной, который, будто специально, был разведен Джиной. Тем не мене я не собиралась останавливаться, изливая все свою горечь и обиду на извечное тело. Только когда в моих руках остались лишь клочья одежды, я начала приходить в более вменяемое состояние. Нет, я не начала сожалеть о содеянном, нет. Я лишь осознала, что у меня очень мало времени. Из разговора вампира с Джиной, я уловила многие детали их совместного плана. Все было столь просто, и столь глупо одновременно. С помощью мобильного Джина должна был скинуть звонок на телефон кого-то из шайки блондина, что бы они приехали за мной. Изначально глупая затея – легче было бы выставить наблюдателя за домом. Даже не вампира, а человека. То что беловолосый вампир из воспоминаний Джины сотрудничал со смертными у меня не вызывало сомнений. Но нет, они посчитали такой метод опасным, так как я могла ощутить присутствие кого-то или даже прочесть в их сознании. Тогда, если был продуман такой вариант, почему никто не поддал сомнениям способности Вирджинии к сокрытию своих мыслей? Она убедила их что справится, но верить на слово? Глупцы. Они выудили о ней всю информацию обо мне, которую она могла знать. Вопрос только зачем им нужен такой персонаж, как я, был мне не ясен. Параллель между Грегором, Каном и Мной не проводилась. Но мыслить об этом нет времени. Если звонка не будет, они приеду сами через полчаса от назначенного Джиной мне времени. У меня всего 15 минут, возможно, меньше.
Я выбежала из дома. Направившись к машине, я не думая, будет ли быстрей, села за руль и рванула вперед. Схватив свой сотовый, я набрала первого в списке и им оказался Генри.
- Рокс, твою мать, где ты? – о, кажется о моем отсутствии уже известно...
- Слушай и не перебивай, у меня мало времени.
Генри покорно замолчал.
- Я знаю, кто причастен к убийствам и всему этому безумству. Скажу сразу, к Джихаду это не относится совершенно. Как мы и думали, это группа молодняка. Под руководством сильного вампира. Не знаю, кто он, могу описать, так как это все, что я знаю. На вид не более 35-36 лет, белые волосы, грубые черты лица. Ах, да, кольцо на пальце…
Я замерла. Кольцо, такое же, как у Моргана. Такое, как сейчас было на мне, только женское. Что за…
- Где ты? – голос Генри звучал глухо.
- Я была на Шридрихшрассе, а сейчас не имею не…
Машину кинуло в сторону. Кинуло с такой силой, что я потеряла управление и авто полетело в кювет. Я успела сделать рывок и вылезти до того, как она рванула и ярко алое пламя озарило темноту. Не мне не нужен был свет, что бы понять что, а точнее кто был причиной аварии. Как я и думала, у меня было менее пятнадцати минут. Но я успела сказать все, что знала. Это уже хорошо.
Вокруг было тихо, лес словно вымер, и лишь пламя играло на остатках моего автомобиля. Но тишина не обманет меня. Они были тут, и их было много. Много диких, необузданных вампиров. Молодняк под руководством старого безумца.
Я ждала нападения, но его все не было. Верно, когда говорят, что ожидание страшнее любого боя. Я понимала, что даже с кровью вампира внутри себя не смогут преодолеть их всех. Даже в своем лучшем состоянии, я бы не смогла уничтожить такое количество вампиров. Я сама – молодняк. Молодой вампир, пусть и не совсем ординарный, но ослабленный и не опытный. Если они убили Кана, то, что им стоит уничтожить меня? Паника и страх внутри меня бушевали так сильно, что хотелось кричать. Но мне казалось, что внешне увидеть внутреннюю борьбу было не возможно. Я наделась на это.
Ощущение того, что ко мне приближается кто-то сильный, вывело из размышлений. Я знала кто это, просто догадалась.
Тот же вампир, что сидел перед Джиной теперь находился передо мной. И словно поддерживаемые им, начали выползать его прислужники. Глаза молодых и диких упырей бешено блестели алым. Наверно это чем-то походило на Ад и демонов в нем, но Сатана для меня был другим.
- То, как ты поступила с Вирджинией, меня впечатлило, но не удивило. Лишь доказало, то что все вы – моральные и физические уроды, которым ничто не чуждо,- с некой насмешкой в голосе выдал беловолосый вампир.
- Безумно глупой затеей было верить ей на слово. Если конечно вы не ждали подобных результатов, - стараясь как можно ровно, ответила я.
- Это не важно. Главное что ты тут, - продолжил свою издевательскую манеру вампир.
Он замолчал, а потом сделал шаг вперед.
- Я – Грифин. Мое имя не столь значимо, но я бы предпочел, что бы его знала.
- Мне оно не о чем не говорит.
- Я не сомневался. Думаю, твой дорогой жених ни разу не обмолвился обо мне. Как и вся его свита.
Грифин, как он себя назвал, говорил последние слова с таким пренебрежением, что невольно захотелось задать ему вопрос о причинах такого отношения.
- Я не особо распыляюсь перед теми, кому суждено умереть, но я хочу, что бы поняла оду вещь. Убить тебя, для меня, это не просто месть Моргану, это своеобразное удовлетворение. Вы – выродки. Уроды в системе. Вас быть не должно и те привилегии и обличье Бога, на которого слепо молятся общины наши, лишь образ, который был создан для вас. Вы пусты и нет в вас ни грамма того, чего мнят о таких как вы. И ты, и Морган и те, о которых мы не знаем и те, кто были до вас – ошибка маразматичной Фауны.
Я доставлю себе двойное удовольствие, лишив мир уродства в твоем обличии и возможности видеть боль моего брата, когда он узнает о смерти его дорогой и любимой. Но, жаль, его боль не будет вечна на моих глазах, ибо смерть его постигнет в скором времени от рук моих.
Я слишком многое хотела сказать на эту тираду. И о том, что выродок – это он сам, а так же, что он – полный идиот, раз думает, что моя смерть будет большим огорчением для Моргана. Где-то там, на фоне всеобщего возмущения, маячил вопрос, кого это он назвал братом, и если именно того, о ком я думаю, то у нашего почтенного князя явно проблемы с родственниками. Но, ни на вопросы, ни на едкие замечания времени не было. Как только Грифин закончил свою витиеватую речь, я ощутила, что ко мне приближаются сзади. Разумеется, в такой ситуации рассчитывать на победу было бессмысленно, но и вот так просто подарить им свою жизнь я не могла. Последнее развлечение перед окончательным упокоением? Почему бы и нет. Мой страх отступил. Ощущение безысходности и пустоты заполонило внутренности, тем самым прекращая панику. Бояться было уже даже глупо. Боятся неизбежного всегда глупо.
Бой не был равным, да и боем это назвать нельзя. Я рвала на части одного, но на его место тут же приходил другой. Это ублюки брали не качеством, а количеством. Но и меня мастером в бою назвать было нельзя. Сказывались годы и неопытность. Нет, на фоне этих «бойцов», как в прочем и на фоне людей, все было более чем прекрасно, но я знаю уровень тех, кто был убит до меня, а это значит, что даже одной тысячной доли шанса на выживание у меня нет. Я уставала. Я ощущала, что сил все меньше, а нападающих все больше. Да и как один молодой вампир сможет уничтожить целую свору взбесившихся, голодных упырей? Это совершенно не возможно. Я была готова к тому, что меня разорвут на части. И когда я уже ощущала руки на своей шее и думала, что мне скрутят голову, я ощутила столь сильную боль, что была готова сама себя разорвать на куски. Последнее что я поняла, что моя голова все еще находится на прежнем месте, иначе я бы не смогла увидеть бледную руку, держащую пустой шприц.


Вообще хорошо бы на этом все и закончилось.
Но если бы все было так просто…


Я не помню своих последних мыслей, как не помню первых. Я не знаю, пришла ли я в себя, или так выглядит ощущение пустоты. Я не открывала веки, если конечно они у меня были. Я не знала где я и ничего не ощущала вокруг. Я была способна лишь на осознание того, что могу осознавать себя. Запутанное выражение, но оно отлично подходит для описания моих собственных чувств. А еще ощущение дежавю. Жесткое ощущение, что нечто подобное у меня уже было. Но вот сознание того, кто я именно такая, не приходило. Я не знала, почему нахожусь в таком положении и не знала, была ли я в каком-либо другом положение, когда либо. Я даже не ощущала каких-либо осознанных мыслей. Странное, неописуемое ни какими словами ощущение. Казалось потерять себя саму в этом безумном мире пустоты так просто и так легко. Таким заманчивым казалось перестать терзать себя этими глупыми прообразами слов. И не будет ничего. Совершенно…
«-Останься со мной»
Голос. Чей это голос? Такой знакомый… Его тон, не терпящий возражений, заставляет меня держаться на тонкой поверхности сознания. Я начала барахтается в отголосках собственной памяти, будто у меня она была. Я ощущала очертания собственного сознания. Чем больше я пыталась узнать о голосе, что лишь на мгновение разорвал саван тишины над моим разумом, тем больше ощущала. Теперь я чувствовала тяжесть собственного тела и очертания ткани под собой. Я снова попала в ловушку, в которой была несколько лет назад, но теперь точно знала, что происходит и как из этого выбраться. Или же мне казалось, что я знала.
Момент, когда я открыла глаза, был пропущен. Я просто осознала, что что-то вижу. А именно – темноту потолка. Попытка повернуть голову не увенчалась успехом, но хвала богам, это хотя бы пришло мне в голову.
- Керолайн?
- Папа?
Вообще-то это было странно. Я смутно помню, когда последний раз называла Виктора так..папа. Но больше меня поразил мой голос. До ужаса сиплый и тихий. Так говорят, если в горле пересохло до невозможности, а сам говорящий находится в состоянии тяжелой болезни.
- Молчи. Молчи, моя дорогая. Тебе не стоит говорить. Я так рад, что ты пришла в себя.
Я не верила своим ушам. Та теплота в голосе, с которой говорил Виктор, была ему столь несвойственна, что я даже засомневалась, действительно ли я пришла в себя.
«Я не хочу молчать» хотелось сказать мне, но вышло что-то столь нечленораздельное, что я запнулась на середине фразы.
- Ты пролежала тут более недели, и это большое чудо, что ты жива. Многие обстоятельства сыграли в твою пользу. Тщеславие Грифина было на руку – он решил, что самым жестоким для нас будет видеть тебя целую и невредимую телесно, но мертвую внутри. И он был бы прав, не будь у тебя такой воли к жизни.
Мои глаза округлились, и я попробовала что-то спросить, но получилось лишь что-то среднее между мычанием и шипением.
- Грифин был братом Моргана, таким же, каким тебе является Роланд. Но братская любовь не сыграла своей роли, и Грифин решил стать на противоположную сторону. А все из-за банальной ревности и пониманию, что все почести уйдут настоявшему сыну Влада. Это было не первым конфликтом между сыновьями Влада, но на этот раз все закончилось основательно. Морган убил Грифина.
При этих словах я вспомнила, что сделал сама. Я убила Джину. Мне нужно было сказать это. Я почувствовала жесткую необходимость донести это Виктору.
- Я…Джи..ну...уби..л..а, - почти по буквам выговорила я, но выговорила все же! Я ожидала резкой реакции, но Виктор лишь коснулся рукой моей щеки.
- Я знаю. Мы ощутили только твой запах в том чертовом доме. А потом, когда все сложили вместе… Ты не должно судить себя, если делаешь это, ибо нет тут твоей вины. Джина скрыла нечто такое, за что ее ждал Суд и Смертный приговор. За то, что она приговорила тебя к верной гибели, я бы сам уничтожил ее. Но то, что ты убила ее лично, спасло тебе жизнь. Да, Кэролайн, да. Не будь в тебе ее крови, крови вампира, ты бы сейчас не была тут. Яд, который ты принимала для приостановки неизбежных изменений, был вколот тебе в смертельном количестве.
Виктор замолчал, а потом внимательно посмотрел мне в глаза.
- И скорее всего, ты спасла жизнь Генри. Если бы не ваша с Морганом помолвка, и последующие действия, он бы был их следующей целью. Грифин хотел нанести жесткий удар и убрать самого близкого у своего «брата». Да, я понимаю, что это все косвенно, но может от этой мысли тебе станет чуточку лучше. Благодаря тебе все кончено сейчас. Ты сделала глупость, покинув поместье, и я мог потерять тебя, но ты сделала все, что бы мы смогли принять меры. Выжала некий, доступный тебе максимум из сложившейся ситуации. И этим ты доказала мне, что…
Виктор улыбнулся. Его улыбка была редкой.
- Я очень тебя люблю, Кэролайн, и очень хочу, что бы ты это знала.
Я приоткрыла рот что бы ответить отцу, но он приложил палец к своим губам и погладив меня по голове, вышел.
- Отдыхай, - были его слова, перед тем как он покинул комнату.
Поместье не было пустым. Я ощущала эмоции и мысли тех, кто был внизу. Удивительно, что полностью беспомощна физически, я была достаточно сильна в своих талантах. Мысленно, глазами молодых членов клана, я наблюдала за тем, что происходило внизу. И все казалось спокойным, пока мое тело не вздрогнуло, и от столь резкого движения по нему не пронеслась волна судорог. Причина подобной, совершенно не здоровой реакции, был кабинет Моргана, в которого зашел один из прислужников, чьими глазами я вела наблюдение.
Они о чем-то говорили, но я не обращала внимания. Я смотрела лишь на то, что рука моего будущего супруга обнимала молодую особу, вампиршу с золотыми волосами и кукольным лицом. Она больше походила на ангела, чем на создание ночи. Ее алые глаза, которые являлись единственным свидетельством ее порочной участи, были устремлены на Моргана и взор девушки был же столь красноречив, как и ее мылили. То, что для нее в этом мире существовал лишь один мужчина и этот мужчина - мой будущий супруг, невозможно было оспорить. Нет, я не знала, что к ней испытывал Морган, но разве их положение не было красноречивым? Я мысленно усмехнулась и ускользнула из головы прислужника.
Это что, карма у меня такая, что я получаю удары именно в таком положении? Хотя стоп, какие удары? Дорогая моя, ты все знала. Тебе никто не обещал любви до гробовой доски, которая, боюсь, вас никогда и не увидит. Так что не стоит строить обиженную невесту, тебе это не идет. То, что ты чувствуешь, волнует только тебя.
Я поправлюсь. Стану на ноги. Я выполню свою часть договора – вступлю в брак. А потом уже ничто не будет важно. Я скроюсь, но только ради того, что бы возродится, словно феникс. Переживу свое уродство, и когда тело скроет его внешние проявления, вернусь, что бы занять свое место. И никто не посмеет что-то потребовать у меня или возразить. Я уничтожу свои слабости. Я не буду прятаться от себя самой, а приму то, что принадлежит мне по праву.
Может жизнь и идет по спирали, но на этот раз я сделаю другой выбор.


Мне страшно и никогда так не будет уже,
Я - раненное сердце на рваной душе.
Изломаная жизнь - бесполезный сюжет.

@темы: [my last autumn]

09:37 

my last autumn 9

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Вампиров не может хватать озноб. Но если бы кто-то сейчас поменялся со мной телом, он бы засомневался в данном факте. Меня трусило. Нет, я все так же ровно стояла перед зеркалом , но внутри меня всю колотило до потери сознания, хотя это тоже было маловероятно. Я всматривалась в свое отражение и пыталась увидеть хотя бы отголоски своего состояния и по возможности скрыть их. Но нет, все было нормально. Из зеркала на меня смотрела молодая особа с собранными, черными волосами и бледным лицом, которое не выражало эмоций. Черный, строгий костюм сидел достаточно хорошо, что бы придать мне чуть больше уверенности для сегодняшнего мероприятия. Рубашка была застегнута на все пуговицы и под горлом закреплена брошью. Я стала немного выше за счет туфлей на каблуках. Мой внешний вид напомнил мне то время, когда я жила в Англии. Тогда подобная форма одежды была обязательной в нашем доме. Такие предпочтения были у Виктора. Я поспешно отогнала от себя воспоминания о прошлом. Совсем скоро нужно будет спуститься вниз, где соберется вся элита ночного мира. Сказать по правде, кажется, я еще никогда так не нервничала. Стараясь держать себя в руках, я понимала, что меня пугает и раздражает то, что происходит. Я не хочу быть среди такого количества сородичей. Я никогда не любила подобного рода сборища с самого детства, когда на меня смотрели, как на диковинное животное в зоопарке. Когда отец выводил меня за руку и важно спускался с главной лестницы, он упивался ощущениями окружающих, когда я сжимала кулаки и старалась не смотреть в глаза стоящим вокруг.
Я тряхнула головой. Хватит. Сейчас я не ребенок, а рядом будет совсем не Виктор. Я должна изображать счастливую невесту, будущую жену. Морган обещал мне максимальную свободу. Я уверена в том, что он сдержит слово, а сейчас мне следует сдержать свое. Стоит быть готовой к повышенному вниманию. Дочь Виктора. Невеста Моргана. А, собственно, саму меня никто и не видел. Это будет мой первый настоящий «выход в свет». Раньше я была лишь на торжественных встречах только внутри нашего клана в Англии. Нельзя сказать, что Виктор скрывал меня но, фактически, так оно и получилось.
Возможно, забавно, но есть еще кое-что, что меня волнует. Родители Моргана: Влад и Илона. Под их руководством находится вся Восточная Европа. Влад, я думаю, такой же древний, как и мой отец, а Илона, если подумать логически, не на много старше своего сына. Думаю на лет двадцать – двадцать три, если судить, сколько лет Моргану. И как я буду врать таким древним созданиям что я – люблю их сына и очень рада грядущей свадьбе? Я опустилась на кровать и зажала голову руками. Я смогу. Я все смогу. Все будет хорошо. Я надеюсь.
- Нам пора, - услышала я за спиной. Мой будущий муж.
Я поднялась и как-то невольно подумала, что мы будет довольно мило смотреться – пара в черном. Морган тоже окинул меня взглядом и уголки его губ слегка приподнялись. Ну, наверно он тоже отметил эту нашу общую страсть к черному цвету. Но я думаю, что еще его позабавил мой наряд. Разумеется, никто не запрещал женщинам надевать брючные костюмы на подобные мероприятия, но в большинстве случаев сами женщины выбирали платья.
Я не заметила, как мои губы скривились в усмешке, и прошла мимо Князя, понимая, что, как ни странно, он единственный, который знает все карты.
Морган подхватил меня под руку, и мы пошли на встречу к моему испытанию на прочность. Ощущая близость того, кто шел рядом со мной, мне было спокойно. Сильный, уверенный в себе вампир, которого уважали, и более того, боялись, был сейчас рядом и выдавал меня за свою любимую женщину. Не в его интересах допустить, чтобы со мной случилось что-то непредсказуемое. По этому я могу с уверенностью рассчитывать на его поддержу. Господи, если я имею право взывать к тебе, как же ты путаешь наши судьбы, что тот, кого мне стоило бы больше всего опасаться, сейчас идет со мной под руку?
- Ну что, тебе придется немного потерпеть, - как-то непривычно жестко произнес Морган, и я успела увидеть что-то такое в его глазах, что мне не понравилось.
- Ты так говоришь, будто ведешь меня на висильницу, - фыркнула я, когда мы уже подошли к лестнице, которая вела вниз в зал.
- Я думаю, это не так уж приятно, изображать любовь к тому, кого ненавидишь, - ответил Князь.
- Что?! – я опешила, - Морган, я не знаю с чего такие…эм…весьма неразумные выводы, но давай выясним это позже.
Меня шокировали слова Главы, но я понимала, что если продолжить эту тему, ничего хорошего из этого не выйдет. Тем не менее, что-то внутри меня яростно запротестовало и настойчиво требовало, сею же секунду узнать, что заставило Моргана сделать такие умозаключения, а после выбить из него всю эту дурь и сказать ему что…
Что?
Я поджала губы и покрепче ухватившись за руку Моргана, что несомненно его удивило, сделала уверенный шаг вперед. Лучше терпеть тот ад, что находиться внизу, чем тот, что у меня внутри.

Полумрак, всегда обитающий в поместье, тут казался еще более густым. Запах дорогих духов, воска свечей и крови наполнял легкие. Бледные, вальяжные фигуры медленно передвигалась по залу, и казалось, делали это не касаясь пола. Сородичи вяло переговаривались между собой, и я уловила атмосферу спокойствия и умиротворенности. Это удивило меня, так как причина нашего тут собрания была отнюдь не радостной. Возможно, грядут тяжелые времена, возможно кровопролитная война возобновится с новой силой. Но если даже не брать во внимание возможное развитие событий, то смерть двух вампиров не может не омрачить ситуацию. Тем не менее, казалось, что ничего неординарного не произошло. Я спускалась вниз под руку с Князем и ощутила, как множество глаз цвета крови обратились в нашу сторону. В голове заиграли тысячи голосов, так что я поспешила закрыть свой разум от чужих помыслов. Но все же я смогла уловить некое общее уважение по отношению ко мне и Моргану, которое меня ободрило. Не могу сказать, что я ждала осуждения или какого-то яркого негативного отношения, в конечном счете причин для этого не было. Но и столь положительных эмоций я тоже ожидала. В голову закрались некие подозрения. Я более чем уверена, что круг тех, кто знает о конфликтах внутри Английского клана, жестко ограничен. Думаю известно об этом лишь тем, кого они касались непосредственно и не в их интересах выносить подобные вещи за пределы ведомых. Так что Виктор мог понарассказывать обо мне любые басни и расписать в тех красках, которые ему были выгодны. Возможно, стоит поговорить об этом с Роландом, но не сейчас. Точно не сейчас.
К нам приближались двое. Красивая пара. Он – высокий брюнет с резкими чертами лица и чуть прищуренным взглядом. Она – высокая женщина примерно тридцати-тридцати-пяти лет. Обладательница больших, выразительных глаз, наверное, когда-то отливающих цветом сочной, полевой травы. Эта красивая и идеальная во всех отношениях пара заставила меня сжаться и задышать чуточку быстрее. Особенно пугал мужчина. Одного взгляда на него хватило, что бы представить себе Моргана в возрасте сорока лет. Влад и Илона. Отец и Мать Моргана.
- Влад, Илона, - Морган обратился к своим родителям, - хочу представить вам мою невесту. Керолайн Маллоун.
При слове «невеста» я невольно вздрогнула и думаю, Морган это заметил.
- Рад с Вами познакомится, Керолайн, - поприветствовал меня Влад.
- Вы еще прекрасней, чем о Вас говорят, - с чувственной улыбкой сказала Илона.
Ее слова вызвали противоречивую реакцию. Разумеется, читать их мысли я не могла. Но эмоциональное состояние уловила достаточно хорошо, что бы понять – никакого негативного отношения у них ко мне нет. С одной стороны это обрадовало, а с другой… По собственному опыту знаю что по одним эмоциям сложно судить об отношении к чему или кому-либо. Да и такие пышнее слова… Все вампиры привлекательны внешне. Это часть нашей природы. Но слово «прекрасная» ко мне совершенно не подходило. Или она что-то другое имела в виду? А если что-то другое, то, как это можно понять в первые секунды встречи? Я быстро приказав себе успокоится и взять себя в руки.
- Благодарю. Я тоже очень рада с Вами познакомится, - это все, что я смогла выдавить из себя, слегка при этом склоняя голову.
- Мы счастливы, что Вы станете женой нашего сына. Вы очень красивая пара. Сразу видно как вы любите друг-друга, а это такая редкость в нашем мире, - Илона говорила что-то еще, но я не могла это уловить. Господи! Как же то ужасно. Врать им, врать всем. Любим друг-друга… От этих слов стало совсем тошно. Странно, но она причинила мне действительно сильную боль.
Влад лишь мягко улыбался, обнимая жену за талию. Кажется, они оба были искренне рады за своего сына. Какая же кошмарная ситуация. Я чувствовала себя ужасно виноватой.
- Благодарю за такие теплые слова, - тихо молвил Морган, - но нас уже ждут.
Я не знала, кто нас ждет и почему, но откровенно говоря, я была рада уйти, чтобы не видеть и не ощущать этих вампиров.
Мы отошли от родителей Моргана на достаточно большое расстояние, относительно самого зала, разумеется, когда он спросил:
- С тобой все в порядке?
- Это было ужасно, ужасно - врать им!
Морган не ответил, но краем глаза я заметила отражение чувств, характер которых определить я не смогла. Мы оказались в центре помещения, когда Князь остановился и произнес:
- Попрошу Вашего внимания, господа.
Все сразу замолчали и обратились к нам, отчего мне стало совершенно нехорошо, но внешне я знала, что остаюсь невозмутимой. Во всяком случае я на это надеюсь.
- Я собрал Вас здесь, чтобы объявить о моей грядущей свадьбе и представить свою навету, - Морган произнес мое имя и говорил что-то еще, но я не вникала в это. Я смотрела в глаза человека, которого боялась увидеть на протяжении всего вечера. Виктор. Мой отец. Он стоял вдали, и тени, играющее на его лице, делали картину еще более зловещей. Лицо Виктора ничего не выражало, и я наконец нашла в себе силы отвернуться от него когда услышала:
-«Дочь моя, все будет хорошо»
Я еле удержалась, чтобы не развернутся всем телом по направлению к Виктору. Это его слова! Он мысленно обратился ко мне, зная, что я услышу! Никогда никто не использовал мои возможности для общения со мной. «Дочь моя…» Я вздохнула и улыбнулась, слегка кивая головой. Я знала, что этот кивок заметит только мой отец.
Я продолжала слабо улыбаться, когда на палец скользнуло что-то еще более холодное, чем моя кожа. Я удивленно посмотрела на свою руку и даже успела рассмотреть на пальце кольцо и отметить, что оно очень красиво, как крепкие руки притянули меня к себе и моих губ коснулись поцелуем. Я застыла, но вовремя пришла в себя и послушно ответила. Поцелуй получился чуть более откровенный и чуть более долгий, чем обычный поцелуй на публику. От поцелуя на публику ноги подкашиваться не должны. И жар по всему телу тоже не должен растекаться. Рука Моргана легко коснулась моих волос, но тут же приняла свое исходное положение. Когда его губы оторвались от моих я испытала такое разочарование что первым порывом было поцеловать его вновь, и я даже чуточку потянулась вперед, но тут же одернула себя. Утешало только то, что рука Моргана покоилась на моей талии. О, святые угодники, ты сошла сума! Ты не должна испытывать подобные ощущения. Ты на самом деле не его жена. Не его любимая женщина. Ваш брак - договор, построенный на выгодных для обеих сторон условиях. Я спохватилась и вернулась в реальность, надеясь, что никто не заметил моей растерянности и внутренней скорби. Но сейчас... Сейчас я могу позволить себе чуть больше, все можно потом спихнуть на игру. Я не могла запретить себе воспользоваться этой возможностью. Поэтому я крепко прижалась к Князю и положила голову ему на плече. Я ощущала всеобщее умиление, и даже восхищение нашей парой. Жаль только, что парой мы не были. На губах Моргана играла слабая улыбка, но глаза свидетельствовали о том, что он был сейчас, где то очень далеко. На мгновение наши взгляды пересеклись, и мы оба одарили друг-друга изучающим взглядом. Но тут Морган сильнее приобнял меня и коснулся губами моего лба.
- Мне пора, - шепнул он.
Я лишь кивнула. Его губы были так близко, что прежде чем я успела понять, что делаю, я поцеловала его. Очень легко, почти не касаясь, но я это сделала. Морган легонько ответил а потом на мгновение, задержавшись, словно собираясь с мыслями, он резко оторвался и ушел, оставив мне лишь знакомое уже чувство пустоты. Все начали расходится. Главы Кланов направились к выходу из поместья, так как Сход будет происходить в совершенно другом месте, а все остальные разбрелись кто куда. Я, поглощенная сегодняшними событиями, отправилась к себе. Остался бы он, если бы не Сход? О чем ты думаешь?! Как ты ему в глаза будешь смотреть, вот о чем тебе следует подумать!

Ругая себя, словно последняя шизофреничка, я вошла в свою комнату. Я строго настрого запрещала себе вспоминать и думать о том, что произошло. Сейчас от этого будет только хуже. Вообще от этого будет только хуже. Но, тем не менее, я слишком часто смотрела на кольцо. Теперь мы официально помолвлены…

Мои размышления прервал звонок сотового. Вздохнув, я подошла к прикроватному столику и взяв мобильник в руки, даже не взглянув на экран, сразу поднесла трубку к уху.
- Алло.
- Рокс!
Не может быть. Я ошеломленно оторвала от уха телефон и внимательно прочла имя звонящего. Нет, разумеется, я не ошиблась. Это была она.
- Джина? Какими судьбами?
- Как я рада слышать тебя, дорогая. Когда узнала что ты жива…
- Ближе к делу, Джин. Что тебе нужно?
Вирджиния, моя «сестра», как и Роланд. А вот этих двоих связывали далеко не дружеские отношения. В прочем, как это дело обстоит у них сейчас, я не знаю. Роланд ничего не говорил, да и я не интересовалось. У нас с Джиной отношения никогда не были особо хорошими. А в свете событий трехлетней давности… В общем я не особо верю в ее радостным возгласам по поводу моей живучести.

- Я просто хотела поговорить. Я тут ненадолго, хотела бы тебя увидеть и… - она замялась.
- И?
- Хочу узнать как Роланд. Понимаешь…мы расстались после того как..ну..мы думали что ты мертва. Я его очень люблю..хочу узнать..пожалуйста. Со мной он и говорить не хочет, но хоть ты скажи как он там.
- Об этом и по телефону можно поговорить.
- Я прошу тебя. Я хочу увидеть тебя. Я знаю, что мы не особо близки, но…
Я вздохнула. Нет, я не обязана идти. К тому же запрет на выход из поместья снят не был. И вообще, я не хотела сейчас никого видеть, особенно Джину.
- Хорошо, где и когда?
Джина назвала адрес, и я согласилась приехать сейчас же. Вообще я была удивлена, что Роланд так резко порвал с женщиной, с которой так давно был вместе. Хотя я и всячески поддерживала это его решение, причину я не могла понять. Она его очень любила, и это я признавала.
Сменив свой наряд на удобные кожаные брюки и куртку из того же материала я выпрыгнула из окна и направилась к своей машине. Стоит ли говорить, что уезжала я незамеченной?

@темы: [my last autumn]

20:48 

[my last autumn]#8

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я уже почти пришла в себя, когда Морган подхватил меня на руки и куда-то понес.
- Я могу идти сама, - пыталась запротестовать я, но голос прозвучал как-то совсем сипло и это, кажется, только убедило вампира в правильности своих действий. Постепенно я начала узнавать коридоры и осознала, что мы приближаемся к той комнате, которая в поместье была моей. Я была в ней чуть ли не единожды, поэтому, когда мы вошли в помещение, я неосознанно начала оглядываться. Меня аккуратно положили на кровать и затем присели рядом.

- Впредь ты должна быть более внимательной к себе, Кэролайн, - обратился ко мне Морган.

- То, что сейчас с тобой произошло на самом деле очень опасно, особенно в таком состоянии, в котором ты сейчас. Я понимаю, что случившееся было для тебя большим потрясением. Одно дело убить жертву или одичавшее создание, но совсем другое осознать смерть того, кто был тебе близок.

Я была удивлена, но не только словам, что произносил вампир, но и тому, как он это делал. Я имею в виду, что сейчас передо мной не находился властный Князь, а понимающий и заботящийся наставник. Это было странно, но приятно. Было немного необычно признаться самой себе, что тот, которого ты избегала, сейчас рождает в тебе чувство защищенности и спокойствия. Я даже не особо обратила внимание на его познания о моих отношениях с окружающими, так как Кан и правда был мне близок.

- Эмоции настолько сильно охватили тебя, что ты и не заметила, как убрала барьер и на тебя обрушились эмоции окружающих, притянутые к тебе словно магнитом. Шар за шаром, на тебя наслаивалось эмоциональное состояние окружающих. Поэтому ты впала в то, почти коматозное состояние, в котором я тебя застал.

Сказанное Морганом вытащило из закоулков моей памяти воспоминания о трехлетнем добровольном заключении в склепе, проведенном на грани безумия, которую, порой, мне кажется, я переступала.

- Ты все еще слишком молода для своих возможностей, поэтому будь крайне осторожна. Способности, которыми ты обладаешь, имеют две стороны. Используй первую, а вторую держи в узде.

Неуверенное прикосновение к моей руке заставило меня вздрогнуть, и Морган тут же попытался убрать руку, но я придержала ее, поймав ускользающую ладонь большим пальцем. Это было почти рефлекторное действие, так как я не ожидала от себя подобных вольностей. Скорее всего, это было своеобразное высказывание Моргану моей признательности, но все же теперь мне не хотелось смотреть ему в глаза. Возможно, я боялась того, что он мог там увидеть. Мы сидели, молча некоторое время, и мне нравился этот момент. Ощущение защищенности ... и я не перестану ему удивляться. Морган только что доказал, что может дать мне то, что вряд ли может кто-то другой. Он прошел через все то, что прошла и еще пройду я. У него не было той поддержки, которую он мне сейчас предлагает и за это я ему безмерно благодарна. Не знаю, что именно произошло, но в моем воображении одна из стен между нами только что рухнула.
- Мне нужно идти, - тихо сказал Морган и немного повременив медленно убрал свою руку с моей, - я попрошу Медлен побыть с тобой, а потом я вернусь.
Да, правда, что-то изменилось. Это странное чувство того, что тебя понимают без слов. Без слов и объяснений, которые иногда так сложно из себя выдавить. Как я могла сказать ему, что мне нужно, что бы он был рядом? Как я могла бы это сказать самой себе? А он избавил меня от этого.
- Спасибо, - сказала я, когда Морган уже находился в дверном пороге. Он на мгновение остановился, а потом дверь за ним мягко закрылась. Почему-то я была уверена, что он понял весь смысл сказанного мною.

Я снова одна. Я ощутила это сразу как захлопнулась дверь и так остро, словно с меня содрали кожу, и все ощущения я воспринимала костями. Холодность реалий, смерть, опасность, тревога. Я упала на подушки и закрыла глаза. Кто-то подходил ближе, и прежде чем дверь отворилась, я уже знала, кто войдет.
- Рада видеть тебя, Медлен, - вежливо улыбнулась я, приподымаясь на локтях. Но рыжеволосая девушка, стоящая у двери не улыбалась.
- Ты в порядке? – спросила она, медленно подходя ближе.
- Не знаю, - бросила я ей.
- Ты была в таком состоянии, - Медлен замялась.
- Я знаю. Во всяком случае, только этим можно объяснить то, как я вцепилась в Моргана.
Медлен улыбнулась краешками губ, но я сделала вид, что не обратила на это внимание. Не знаю причин ее улыбок и не хочу. Я была уверена, что Генри знает о фиктивности моего брака с Князем, то на счет Медлен такой уверенности у меня не было. Так что…
- Скажи мне, ты что-то чувствуешь к нему? – аккуратно спросила меня собеседница.
- Почему это всех интересует? – вопросом на вопрос ответила я. В свое оправдание могу сказать, что ни злобы, ни каких-то других эмоций, кроме искреннего удивления, вложить в эти слова я не пыталась.
- Пожалуй только ближайшее окружение знает о том, что ваш с Морганом брак… В общем, сама понимаешь что я имею ввиду. Разумеется, подобных договоров в нашем мире более чем половина, но это та вещь, на которое наложено табу. Это не тема для беседы. И я бы благоразумно молчала, если бы не некоторые вещи, на которые я не хочу закрывать глаза.

Я молча смотрела на Медлен и даже не старалась угадать, что такого она замечает. Но что-то внутри предательски дрогнуло. Черт, что же все-таки происходит?
А Медлен все продолжала молчать. Просто смотрела на меня и ничего более. Смотрела пристально. Смотрела не моргая. Смотрела до тех пор, пока я не отвела взгляд. И, кажется, она поняла что-то такое, что сама я еще до конца не поняла.
- Не говори никому, - услышала я свой шепот, прежде чем я сообразила что сказала.
- Конечно, - со слабой улыбкой на губах сказала Медлен и я удивленно ощутила, что она обнимает меня.
Наверное, во мне живут двое. Я и кто-то еще, который вот только что попросил Медлен не говорить о чем-то. О чем-то, что этот наглый оккупант скрывает под семью печатями. Этот самый незваный гость придержал руку Моргана на моей руке некоторое время назад. Жаль только о существовании этого паразита знаю только я и когда у тебя одно тело с кем-то на двоих, то именно тебе отвечать за последствия.
- А где Роланд? – решила я хоть как-то сменить тему, тем более что я и правда не знаю о судьбе своего брата.
- Вместе с Генри и Морганом. Через пару дней у нас соберутся Князи Старого Света.
- Это…
- Пока не знаем. Но вполне возможно, что старая война разыграется снова.
Джихад.
Страшное слово для тех, кто знает его смысл.
- Значит, Внутренний Круг будет тут уже через несколько дней?
- Тебя это волнует?
- Нет, меня волнует мой отец, - бросила я, смотря в окно.

Мы проговорили с Медлен до утра. Может дольше, я не знаю. Я узнала что Кан, как и Грегор, перед своей смертью находились в непосредственно своих жилищах. Поэтому всех настоятельно попросили ночевать в поместье и вообще стараться его не покидать. Другими словами сидеть в безопасном месте и не высовываться. Если это и правда Джихад, то в скорее мы получим третью жертву с выбитой на груди эмблемой того или иного клана, который объявляет нам войну. Во всяком случае, так было ранее. Как будет сейчас, никто ручаться не мог, хотя вампиры редко уходят от своих традиций. Но это все лишь в том случае, если происходящее и правда имеет отношение к Священной Войне, а если это действия ненормальной группы фанатичного молодняка, а такое бывало, тогда все куда проще. Найти и убить. Жестоко, грубо и мучительно. Боль очищает. Но тут есть одна проблема. А именно, какой молодняк способен убить старых, опытных вампиров? Причем так четко и не допуская промахов? Возможно у них во главе кто-то более сильный и опытный. Это было бы что-то новенькое, так как в таких играх зрелые вампиры не участвуют.

- Когда отменят домашний арест, Медлен? В конце концов, мы не можем сидеть тут вечно. Такое чувство, что мы прячемся, - спросила я девушку.
- Понятия не имею, когда Морган изменит свое мнение, но я с ним солидарна. Не забывай, при каких обстоятельствах убили двух наших Сородичей. А на счет того, что мы прячемся, ты не права. Дельцы Смерти сейчас патрулируют круглосуточно и…
- Что?! Прости, но почему мне никто ни чего не сказал? Я думала, что неплохо справлялась со своей работой и имею право знать, чем занимаются Дельцы Смерти.
- Рокс, ты должна понимать, что это ни их решение и тем более не мое. Все здесь решает один человек.
Меня охватила злость. То же самое говорил мне Генри, когда мы стояли на крыше костела. Он сказал, что солидарен с Морганом, хотя думаю, даже если бы это было не так, это вряд ли что-либо изменило. Все теплые ощущения, которые это ночью зародились во мне к этому вампиру, все это взаимопонимание между нами, все рушилось и на моих глазах.
- Знаешь, что самое удивительное в этой ситуации? – обратилась я к Медлен, - То, что сам он мне ничего не сказал на этот счет.
Она лишь молча смотрела на меня. Наверное, ей было нечего ответить. Морган не старался объяснять свои действия и поступки. Так что…
- Я думаю, он скоро придет сюда, и ты сможешь с ним поговорить, - наконец сказала девушка.
И тут до меня дошло, что она провела со мной так много времени и что вполне возможно это не приносит ей удовольствия. Просто выполняет поручение Моргана.
- Медлен, возможно, ты бы не хотела проводить столько своего времени со мной. Я имею в виду…
- Тебе не стоит так думать. Я сама попросила Моргана побыть с тобой.
Мои брови поползли вверх, когда я ощутила, что к моей двери приближается Роланд. Все вопросы сразу ушли на второй план и прежде чем он успел занести руку над дверью, чтобы постучать я крикнула:
-Входи!
Дверь сразу же отворилась и первое что я увидела это обеспокоенный взор собственного брата.
- Со мной все хорошо, - сразу же бросила ему я и губы Роланда дрогнули в улыбке.
-Я вообще не знаю с чего все так переполошились из-за меня, - недоумевала я, считая, что беспокоится нужно совершенно о другом. В конце концов, что со мной может произойти. Да, признаю, возможно, я оплошала, но сейчас все уже более чем хорошо. Тогда почему я ощущаю себя больной, лежащей в больнице?

- Наверное, потому что ты несколько часов назад превратилась в каменную статую, а пару дней назад принимала яд такой силы, что не останови тебя Морган…
- На моей голове уже бы высаживали маргаритки, - закончила за Медлен я.
- Да, Моргану я очень благодарен, - тихо заговорил Роланд, присаживаясь на кресло в углу, - если бы не он… И если бы не ты, Медлен.
Роланд повернул голову в сторону девушки, и она слегка смущенно отвела глаза. Легкая усмешка скользнула по моим губам, но я была увлечена разговором, что бы придать ей весомое значение.
- Если бы не я, то вполне возможно, Рокс бы никогда не пришлось попробовать все это на себе, - виновато прошептала Медлен.
- Мы с тобой оба знаем, что это не так. Это было решение Виктора.
- Что? – вмешалась я, услышав имя своего отца.
Роланд повернулся ко мне, но продолжал молчать.
- Когда ты пробыла тут примерно месяц я стала замечать кое-что в тебе и это привело к понимаю того, что очень скоро ты уже не сможешь скрывать свою настоящую сущность. Ты сама это ощущала, я уверена. Не знаю, что дернуло тогда позвонить меня Виктору, но я надеялась, что он закончит это идиотскую игру и вернет тебя домой. Я объяснила ему, что с тобой происходит. Но вместо ожидаемых мною действий Виктор вдруг вспомнил о веществе, находящемся в нашем распоряжении. О том яде, что ты принимала. Виктору стало интересно, насколько ты упряма. По ужасному течению обстоятельств буквально после завершение разговора, я почуяла оборотня и..ты сама знаешь. Я очень надеялась, что ты после первого приема откажешься принимать это. И каково было мое удивление, что после той боли, что ты пережила, после всего того, что прочла в книгах, пришла снова. Я поставила себя в ужасное положение. Чувствуя себя виноватой, я молчала и, как и обещала тебе, ничего Моргану не говорила. Я достаточно хорошо могу скрывать свои мысли, но это было бы подозрительно, поэтому я просто старалась не думать обо всем этом. Не знаю, сколько бы это продолжалось, если бы не тот день, когда ты не пришла на Сход. Морган приехал и поинтересовался где ты. Генри сообщил, что ты обещала приехать, но тебя еще нет. К тому же он упомянул, что не знает где ты, и что выглядишь ты в последнее время не важно. Князь тогда сразу же покинул Сход.
- Он приехал ко мне и сразу понял, что к чему… - задумчиво протянула я, вспоминая ту нашу с ним встречу.
- Да, и был вне себя от гнева, когда вернулся. У нас был короткий разговор. Думаю, большую часть своего негодования он выплеснул на твоего отца.
- Знаешь, кроме как счастливой улыбки на лице Виктора, ничего не выдавало его эмоций, - фыркнул Роланд, обращаясь к Медлен, а потом повернул голову ко мне, - он был столь счастлив из-за того, что ты согласилась на предложение Моргана. А я долго не мог в это поверить.
- Мне до сих пор не верится, - грустно констатировала я.
Вообще все то, что рассказали эти двое, грустной тенью легло на мои плечи. Не то, что бы я ощущала какую-то нелюбовь со стороны отца, но он всегда испытывал меня на прочность. В чем-то я была благодарна ему за это, так как это воспитало во мне некие сильные стороны, на которые я могла опереться, но иногда мне хотелось, чтобы все было…иначе. Моя мать редко принимала участие в моем воспитании. Она любила меня... я думаю. Но в ней не было стержня, и она соглашалась со всем, что говорил Виктор. Мне никогда это не нравилось и чем старше я становилось, тем больше меня раздражало ее поведение.

- А пройдется поверить, - отозвался бархатный мужской голос и я невольно вздрогнула. Точнее мы все вздрогнули, и я бы наверно усмехнулась по этому поводу, если бы ситуация не была столь… невеселой. Возможно то, что наш будущий брак фиктивен не вызывает сомнений, но говорить об этом так было не очень хорошо. Я почувствовала себя виноватой. Тем временем присутствующие в комнате переговаривались и даже не сразу поняла когда голоса стихли. Осознав это, я встрепенулась, но в комнате оказался только Морган, который смотрел в окно, держа руки за спиной. Мне нравилась его манера одеваться. Он, как и я, носил одежду исключительно черного цвета. Сейчас на нем был черный костюм и рубашка. На галстуке слегка отливали блики от лунного света, что падал в окно. Свет так же озарял его бледную кожу и взгляд его черных, слегка прищуренных глаз, казался еще более мрачным и задумчивым. Я никогда не видела некрасивых вампиров, но Морган… Мне кажется, я смотрела на него, как завороженная.
- Следующей ночью соберется Внутренний Круг. И перед этим будет прием. Таковы традиции. Я надеюсь, ты понимаешь, что тебе нужно будет быть там, и сама понимаешь, в каком качестве, - тихо говорил Морган, продолжая смотреть в окно.
- Да, конечно, - потупила взгляд я, хотя не понимала какой прием, когда Кан умер, этому предшествовала еще одна смерть и, возможно, нам грозит война.
Князь еще некоторое время смотрел в окно, а потом резко вышел. Я даже ничего не успела сказать. Неведомое чувство грусти и утраты укутало меня с головой.

@темы: my last autumn

20:33 

[Запись]

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Писать нечего. Я не люблю просто так морать странички. тем ни менее, скажу что хочу попробовать что-то новое.
В голове появилось кое-что новое.

22:16 

[my last autumn]#7

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Музыка заглушала все вопросы в моей голове. Мистические звуки органа в моем воображении рисовали глубины Тартара, хотя это так неуместно в костеле. Хор и правда был небесным, словно пели не земные создания а небожители. Такое сплетение звучаний заставляло мурашки бегать по коже. Пожалуй, свет и тьма только в сотрудничестве могут добиться совершенства. Я улыбнулась своим мыслям. Что только не готова обдумывать я, только чтобы не возвращаться к острым краям своего сознания. Повреждения, недавно нанесенные моему спокойствию, требовали лечения, но я была не в состоянии играть в ролевые игры со скальпелем.
Это все равно, что поедать саму себя, раскалываться на части. В конце концов, я не хотела ничего знать. Не хотела знать, откуда Виктору известно, где я и что со мной, не хотела думать, почему не обратила внимания на глаза Моргана. И главное я совершенно не хотела давать себе четкий ответ, почему согласилась на предложение Князя. Мне не было чего себе ответить.
Я снова окунулась в музыку, и в голове появились картины райских ворот и адских котлов. Интересно как это вечно вариться в кипятке? Когда то я обязательно это узнаю, ибо не сомневаюсь куда попаду.
Было интересно наблюдать за людьми внизу. Церковь, костел, мечеть - святые места и те, кто бы внизу искренне верили, что их страхи никогда не смогут проникнуть за стены этого здания. Люди не подозревали, кто наблюдает за ними сверху. Нет, не с неба, а с одной из деревянных балок, которые держали свод костела. Умостившись поудобнее, я смотрела на происходящее действие и ощущала тепло от тысяч белых восковых свечей.
Откровенно говоря, я тут лишь потому, что не знаю, куда себя деть. Целый день я провела дома, почему-то надеясь, что кто-то мне позвонить.
Надеялась на какие то действия, так как сама на них не могла решиться.
Было тяжело. Тяжело снова ощущать себя одной. Я не могу сказать, что до этого момента у меня были закадычные друзья, но во всяком случае я что то делала, возможно, была полезна. Я могла поговорить с Каном или Генри или отправится к Медлен... Теперь в этом не было смысла. Только вообразить себе, что они знали обо мне и делали вид, что верят мне, на самом деле считая полной идиоткой. Хэх, а Медлен с таким подлинным интересом слушала мою историю, словно и правда слышит ее впервые.
От злости я сжала край балки и несколько небольших кусочков дерева вместе с пылью упали вниз. Какой-то мужчина поднял голову наверх, явно недовольный тем, что происходит, но ничего не обнаружив, снова устремил свой взгляд перед собой. Я вздохнула и упрекнула себя за столь вольное проявление эмоций. Что мне теперь делать? Как вести себя.
"Вести себя, так как всегда и скорее всего про тебя забудут" - мелькнуло в моей голове, и я ухмыльнулась.
Сейчас все казалось каким-то нереальным. Словно это происходило лишь в моем воображении. Мне просто не верилось в то, что вчера Морган предложил мне...
Я даже мысленно не могла это произнести, таким это было безумным и не имеющим смысла. Сейчас все казалось таким спокойным, будничным...
Нужно уходить. Правда, нужно уходить.
Поднявшись, я кинула последний взгляд вниз, и на мгновение мне показалось, что я словила, чей-то взгляд. Но всмотревшись в толпу, я убедилась, что мне всего лишь померещилось. Еще немного постояв, я ушла из костела тем же путем что и пришла.
Свежий воздух дарил свободу, и я подставила лицо холодному ветру. Крыша костела привлекала меня не меньше чем его внутренняя часть, и я собиралась немного побыть тут так как с такой высоты открывался невероятный вид на город, в котором смешались множество эпох. Но прежде чем я успела насладиться ночными видами, ко мне пришло ощущение, что я не одна.

- Вечер Добрый, Генри, - я улыбнулась, не оборачиваясь, зная, кто у меня за спиной.
- Вечер Добрый, Кэролайн, - молвил тихий голос, но от этого звучание моего имени не стало мягче.
Я не хотела что-либо говорить, поэтому молчала. Генри подошел ближе и
я краем глаза увидела его темные волосы и черный ворот пальто.
- Уже готовишься? - спросил он.
- К чему?
- К свадьбе, - чересчур просто бросил вампир.
Я тяжело вздохнула.
- Да какого черта я должна к ней готовиться?
- Не знаю, я думал, каждая невеста должна...
- Я не невеста! - заявила я прекрасно понимая как глупо это звучит. Я невеста. Во всяком случае это так называется.
- Ты можешь говорить что хочешь, а факт остается фактом, - спокойно продолжал Генри, - и поверь, раз ты не можешь это изменить, то стоит приспособиться.
- Ты так говоришь, будто меня насильно дали дать согласие.
- Ну, это с какой стороны посмотреть, - посмотрел на меня Генри, -
Морган просто нашел нужные рычажки, за которые стоило потянуть.
- К тому же, - продолжил он, - я уверен, что если бы ты отказалась, все равно все вышло бы так. Я думаю, Виктор считает Моргана лучшей кандидатурой.
- С чего это вдруг?
Он не ответил. Я повернула к нему голову, но Генри продолжал молчать, смотря на ночные огни города, который никогда не спит.
Я попробовала прочесть мысли вампира, стоящего передо мной, но он плотно закрыл свой разум, а я была еще слишком слаба из-за яда, чтобы пробовать разрушить защиту.
- Я хочу пойти на Сход, - почему-то вдруг бросила я, еще до конца не решив, хочу ли я этого в действительности. Вполне возможно, что уже весь клан знает о предстоящей свадьбе. В такой ситуации терпеть на себе любопытные взгляды мне не хотелось.
- Ты не можешь.
Я нахмурила брови, требуя разъяснений.
- Морган против. Он не хочет, что бы ты подвергала себя опасности.
- Да ну? А что я делала до этого времени?
- Тогда ты не пыталась убить себя, применяя эту отрыву, - посмотрел на меня Генри и в его взгляде читалась, какая-то холодность.
Я отвернулась, зная, что он прав. Точнее сложно отпираться, особенно если тебя чуть не прикончили прошлой ночью.
- У тебя и так было много свободы, Рокс. Сейчас ты не в состоянии с ней справится.
Как же это неприятно, когда нечего возразить.
- Я чувствую себя лучше, так что...
- Нет, я сказал. Я согласен с Князем. К тому же сейчас ты должна заниматься более важными делами. Займись, наконец, своей свадьбой, - наверное, впервые я увидела в этом парне передо мной вампира живущего не одну сотню лет. Холодный взгляд пробирал до костей, и я почувствовала некую вражду с его стороны.
- И без меня ею займутся, - тихо бросила я и развернулась, чтобы уйти.
- Ты его любишь?
Я остановилась и снова вернулась в исходное положение - лицом к вампиру.
- Кого?
- Моргана.
Я рассмеялась. Нет, правда, я просто не смогла сдержать смех. Истерические нотки уже стали привычными и эта мысль еще больше меня позабавила.
Я не видела смысла отвечать. Не было таких слов, которые бы показали абсурдность его вопроса. Все еще посмеиваясь, я подошла к краю крыши и шагнула в пустоту.
Я оказалась дома довольно быстро и оказавшись внутри со вздохом прикрыла дверь. Я не могу сказать, что устала, но морально я была истощена. Последние события изрядно потрепали меня да и эффект яда я еще ощущала. Сбросив на пол пальто, я хотела было направиться в душ.
- Тяжелый день?
Я уже даже не удивилась. Просто закатила глаза и повернулась к сидящему в кресле Моргану.
- Тебе это доставляет удовольствие да? Вот так являться неизвестно откуда? Скажи это какой-то мой недостаток, что не чувствую твоего присутствия?
- Ну, - протянул он, - это скорее моя особенность. В прочем не думал, что она доставляет тебе такие неудобства.
- Мне? Да что ты! Ни в коем случае. Я уже даже не подпрыгиваю, когда ты появляешься, - пробурчала я падая на пол. Краем глаза я заметила легкую улыбку на губах вампира.
Морган осмотрел на меня сверху вниз:
- Может ты присядешь на более подходящее место? - спросил он.
- Нет, спасибо, мне и так не плохо, - бросила я, благоразумно отказавшись от заявлений, что вообще-то это мой дом, и я имею право сидеть там, где хочу.
- Как знаешь, - безразлично сказал вампир и продолжил, - я бы хотел оговорить с тобой некоторые детали нашей свадьбы.
Меня передернуло и Морган это, скорее всего, заметил, но не подал виду. Вампир продолжил и начал расписывать, как видит грядущую церемонию. Кого будет приглашен, где это будет происходить. Он говорил сухо, уделяя внимание тому, что было действительно важно - а именно гостям. Свадьба это очередная партия политической игры, в которой Морган занимает одну из ведущих ролей.
- Ясно, - скупо ответила я, воспринимая только то, что до дня «икс» остался ровно месяц.
- У тебя нет никаких замечаний или предложений? - спросил Морган, приподымая одну бровь.
- Ам, нет, мне все равно, - безразлично бросила я. Мне просто нужно было перетерпеть один день. Немного перед вечностью.
Морган некоторое время просто смотрел на меня, а потом продолжил:
- Свадьбой будет заниматься Медлен, так что если все же захочешь что-то изменить или спросить обращайся к ней. А теперь собирайся.
- Я должна, куда-то поехать?
- Мы должны поехать в поместье, - сделал ударение на слове мы Морган.
Я продолжала смотреть на вампира передо мной, требуя более подробных объяснений.
- Я могу организовать церемонию без тебя, но снять мерки без твоего присутствия я не в состоянии.
- О Боже, - тихо застонала я и, поднявшись, направилась к выходу.
- Ключи от машины можешь оставить, - бросил меня Морган.
Я подняла на него глаза.
- Пара, которая приезжает в одно и то же место на разных машинах выглядит странно, - любезно пояснил мой будущий муж.
Я подняла глаза к потолку и кинула ключи на тумбочку.
Когда мы оказались на подземной стоянке под домом, я все еще косилась на свой автомобиль, поэтому Морган схватил меня за руку и повел к своей машине. Прикосновение к его коже было столь неожиданным, что по телу прошла дрожь, и я инстинктивно отдернула руку но Морган лишь крепче ее сжал, наверно думая, что я намереваюсь сбежать.
- В этом нет необходимости, - я кивнула на свою скованную конечность, - ключи все равно дома.
Морган не отреагировал а лишь открыл передо мной дверцу и усадил на переднее сидение. Через мгновение он уже оказался рядом на водительском сидении и машина тронулась.
Лично я, если езжу в поместье, что бывает крайне редко, езжу объездными путями, но Морган ехал через город, поэтому дорога обещала быть долгой.
Мы молчали, но я ощущала какое-то напряжение. Мы хотелось как можно быстрее покончить со всем этим, но когда я подумала о грядущей церемонии и дальнейшей жизни, которая так или иначе будет связана с ним, мое настроение совсем упало.
Не смотря на то, что была уже поздняя ночь, когда я вошла в комнату, к двери которой меня подвел Морган, моему взгляду предстали несколько человек, которые при виде меня лучезарно заулыбались.
- Какая красивая у Вас невеста, Мистер Кромвель, - провела дама средних лет с белыми, выкрашенными волосами.
- Разумеется, у такого мужчины должна быть именно такая женщина, - словно на бэк-вокале пролепетал мужчина с явными повадками женщины.
Какая "такая"?- подумалось мне. Похоже, в скором времени меня одарит великим счастьем, и я все же узнаю что такое это загадочное человеческое "стошнило". Я прекрасно понимала что льстить, это часть их работы, но от этого легче не стало.
Я одарила Моргана злостным взглядом.
- Так, все будущий муж, вам пора уходить. Мы с вашей красавицей должны обсудить ее будущий наряд, и вы не должны ничего знать об этом, - пролепетала белокурая женщина.
Я уже собиралась сделать шаг навстречу моей участи манекена, как чьи-то руки обхватили меня за талию и губы коснулись моего лба.
Где-то там я слышала улюлюкающие мысли стоящих рядом людей, но большая часть моего я была в коматозном состоянии.
- Мало того что ты оставляешь меня на помаду этим извергам, так еще и,
- я не знала, как это назвать. Я злобно шипела на Моргана таким образом, что слышать меня мог только он.
Вампир, сохраняя умиленное выражение лица и явно играя на публику, сказал мне привычным безразличным тоном:
- Так нужно.
Потом он отпустил меня и вышел за дверь.
- Эх, какая же вы красивая пара, - сообщил мне мужчина с явно нетрадиционным отношением как амурным делам.
Возможно, для него или для всех людей мы были красивой парой. Все вампиры красивы для людей. Каждый хищник привлекает свою жертву.
Меня поставили на возвышение и начали снимать мерки.
- Вы излишне худа, моя дорогая. Вам нужно поправиться, - улыбнулась женщина.
Да, возможно в этом ты сможешь мне помочь - злобно усмехнулась про себя я, а вслух сказала:
- Меня все устраивает.
- Ну, ни чего, поправитесь. Знаете, во время беременности...
Меня передернуло, и я уставилась на говорящую злым взглядом. Я никогда не питала слабость к возможности стать инкубатором для себе подобных.
И меня всегда удивляли сожаление женщин вампиров в невозможности родить. Я помню, как они завидовали моей матери, и никогда не понимала этого.
Изначально мне хотелось что-то ответить, но я решила промолчать, чтобы не продолжать эту глупую тему.
За несколько часов я выслушала несколько сотен комплиментов и замечаний по поводу моей худобы и бледности. Их так же смутила холодность моей кожи, поэтому мне достаточно часто приходилось отрицательно мотать головой на вопрос «Ни замерзла ли я?» В общем, думалось мне, что это никогда не кончится.
Я была уверена, что еще после снятия мерок мне предстоит оговаривать фасон и цвет будущего платья, но к моему удивлению этого не последовало. Это немного меня встревожило, но ощущение скорой свободы было сильнее, да и начинать эти тему мне не хотелось.
Когда, наконец, двое людей вышли из комнаты, довольно долго прощаясь и приговаривая при этом, что уже скоро нам с ними предстоит новая встреча я облегченно вздохнула. Но не успела я спрыгнуть с возвышения, как дверь снова отворилась. Я бросила взгляд на дверной проем и потеряла дар речи. Всего в нескольких метрах от меня стоял молодой человек с темными волосами, на губах которого играла такая знакомая до боли улыбка. Улыбку, которую я не видела более трех лет.
- Роланд!!! – крикнула я и кинулась к нему в объятья. Он поднял меня и крепко прижал к себе. Чувство чистой радости переполняло меня. Я давно не улыбалась так искренне. Из головы вылетело все и свадьба, и чувство унижения и раздражение и слабость... Все!
- Боже, как я рад тебя видеть, - улыбался мой брат, поставив меня на землю все еще прижимая к себе. Только сейчас я заметила темную фигуру за его спиной. Морган. В этот момент, смотря прямо на него, я ощутила чувство вины, причин которому я не знала. Лицо Князя, как и прежде ничего не выражало, но я чувствовала какие-то незримые перемены. Пытаясь понять, что же все это может значить я пропустила тот момент когда Морган вышел из тени и вошел в комнату. Теперь он казался таким как прежде без никаких смутных оттенков, что мне мерещились и я мысленно ругала силу своего воображения.
- Все прошло хорошо? – спросил глава клана, обращаясь ко мне.
- Да, все нормально, - все еще прибывая в неясном смущении, ответила я, - теперь я могу возвращаться?
Морган утвердительно кивнул головой и возможно бы сказал что-то еще, но в разговор вмешался Роланд:
- Я отвезу ее, - сказал он Моргану я потом перевел взгляд на меня, - если ты не против, конечно.
- Конечно я не против, - даже слегка удивленно сказала я украдкой бросая взгляд на Моргана, вид которого снова приобрел для меня странные изменения. Как и прежде внешне это не как не отличалось, но что-то было не так.
- Я жду тебя у себя, когда ты вернешься, - сухо бросил Князь и вышел.
Я некоторое время смотрела ему в след.
- Ну что, давай я отвезу тебя? – возвращая меня к реальности, спросил Роланд.
Я кивнула, и мы вышли из помещения. Я не особо следила, куда мы идем, полностью следуя за Роландом, чья рука все еще обнимала меня. С ним рядом было безумно уютно. Это та частица моего мира, которая всегда приносила только хорошее. Я никогда не винила его ни в чем. Зная, что нам предстоит длинный разговор, я просто молчала, наслаждаясь моментом. Я могла прочесть мысли Роланда, так как он и не пытался скрыть их от меня, но не делала этого. Я лишь ощущала что он и правда счастлив. Это было очень самодовольно думать, что я могу вызывать такие эмоции, но тем ни менее так оно и было. Я была уверена в своем брате как ни в ком другом. С ним рядом мне не нужно было прятать саму себя или ждать удара в спину. За это я была ему безумно благодарна.
Когда мы вышли на улицу и холод окутал нас, стало не спокойно. Не знаю, возможно это из-за того что меня привлекло что-то неясное недалеко от нашего места нахождения. Я настороженно всматривалась в непонятное скопление чего-то, чего именно я не могла определить. Я ощущала лишь запах дорогих тканей, но там было что-то еще, а что именно я ни как не могла уловить. Внутри меня что-то содрогнулось. Мы ничего не ощущаем только в одном случае. Я не знаю где сейчас Роланд, хотя чисто логически я понимала, что он рядом. Шаг за шагом я подходила все ближе, и все сильнее во мне росло ощущение ужаса. Воздух становился все гуще, движения все медленнее. Я находилась уже совсем близко, когда моя рука невольно потянулась ко рту. Мысли спутались, вокруг все обволокло туманом.
Там, внутри разорванных одежд лежали остатки хладного тела. Кан.
Я не знаю, сколько я стояла над изувеченным телом, а точнее его частями, но сознание вернулось ко мне только, когда чьи-то руки схватили меня сзади за плечи и буквально оттащили от этого места. Я не кричала, не плакала, я просто замерла. Я понимала, что мое тело не выдает никаких реакций, хотя внутри меня бушуют эмоции. Ужас, который был внутри меня, сцепил все мои нервные окончания и связал в один клубок. Кто смог убить Кана? Кто смог одолеть такого сильного вампира? Зачем? Это же все было сделано специально. Демонстрация силы смешанная с трусостью. Именно трусостью, ибо тому, как тело сюда попало было только одно пояснение. Вампир ощущает другого вампира только по крови, находящейся внутри его. Обескровленный вампир как пустой сосуд не ощутим для нас. А Кана обескровили с такой тщательностью, что даже на его разорванной одежде не было ни пятнышка крови. Но как тело оказалось в такой близости от поместья, да так, что бы ни один из нас не почувствовал этого? Тоже довольно просто, если несущие тело – люди.
Больше никто не в безопасности. Я могу всех их потерять. Это только начало. Я впитывала ту панику, которая охватила всех вокруг. Ощущение опасности, исходящей из неоткуда было так же сильно как боль от утраты того, кто стал мне другом.
Я приходила в себя, это я понимала. Насильно стараясь закрыть свой разум от влияний извне, я постепенно успокаивалась, понимая, что далеко не все эмоции были действительно моими. Я ощущала, что железной хваткой впилась в кого-то и подумала, что нужно бы отпустить это создание, пока не поняла, что оно само обнимает меня с такой же силой, если не с большей. Чувство некой защищенности спасало и вытаскивало из пучины всеобщего отчаянья. До меня начали доходить некие звуки. Голоса, стоящих рядом. Кто-то отдавал указания, и этот властный голос был руководством к действиям. Этот голос был мне хорошо знаком и исходил от того, в кого я так нещадно вцепилась. Терпя на себе мои пальцы и мертвой хваткой, прижимая меня к себе, отдавал приказы Морган.

21:24 

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Данный момент?
Я прочла 4 книги из серии Академия Вампиров.
Лучше, чем я могла об этом думать.

Пишу ли дальше?
Да, если это кого-то волнует.

Завтра пробное ЗНО.


20:08 

[my last autumn]#6

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Спустя 14 дней.

Ад? Ада нет, дамы и господа.


- Как она?
- Продолжает.
- Часто?
- Каждые два дня.
- "молчание"
- Я думала, она не выдержит.
- Ошибалась.

Почему же я не могу просто жить? Ладно уж, родилась я вампиром, пережила полное Становление, но сейчас то что? Мне кажется, да нет, я просто уверена, что сама создаю себе проблемы, делаю их нерушимыми, а потом даже с каким-то наслаждением погружаюсь в этот комок беспокойства, нервов… Я думала уйти. Сбежать, как последняя дура, умчатся куда-то на старое кладбище, найти полуразвалившийся склеп и снова скрыться. Но не хватает духу снова держаться на грани безумия и реальности. А если хоть один раз сорваться, то нет пути назад… Хотя, что-то внутри меня, мелкое и слизкое, словно червь, шепчет совершенно другую, невероятную теорию, предполагая что я все еще тут совершенно по другой причине. Что терплю созданный мною ужас, что сдерживаюсь только ради одного, призрачного, глупого, совершенно нелогичного и невозможного. Для этого не было причин. Но жизнь – странная дама, которой стоит навестить психиатра.
Вещество, что я получаю каждые два дня от Медлен уничтожает меня. Моя правая рука от запястья до локтя покрыта синими точками – следами от уколов, от которых, словно щупальца, растекаются синеватые жилки. Я ношу кофты или рубашки с длинными рукавами, и к тому же перевязываю руку бинтом. Так, на всякий случай. Возможно, мне только кажется, но боль при вкалывании с каждым разом становится все сильнее. А я - все слабее. Все свои силы мой организм тратит на борьбу с этой чертовой жидкостью без названия. Нужно его придумать… Но как-то потом. Я как то выпала из колеи, хотя делаю все как всегда: дом – охота – выслеживание – сход – дом. Иногда я замечаю тревожные взгляды Кана на себе, но потом думаю, что это мне только мерещится. Правда, один раз он предложил мне поохотиться вместе, но я благоразумно отказалась. Чем больше времени проходит, тем сильнее я понимаю, что это замкнутый круг. Вырваться отсюда - это сделать осознанный шаг – уйти. И снова мои мысли вернули меня в начало, и все по кругу. Эта фигура окружает меня, словно кольца наручников.
Уже все забыли о несчастном вампире, которого убили, или же этот вопрос решился без моего участия? Ха-ха, конечно без моего, но я даже ничего не слышала об этом. Генри я не видела уже более пяти дней, и мне кажется, что он меня избегает. Почему? Черт его знает, женская интуиция, если хотите. Я думаю, почему не могу вспомнить прошлую неделю и понимаю, что вспоминать мне нечего. Схожу сума от того, что меня окружает. Я перекидываюсь парой фраз с Медлен, но все больше меня пугает вся эта ситуация. Когда я иду к ней, когда смотрю в ее глаза и пытаюсь уловить хоть какую-то мысль, я жду удара. Жду подвоха. Я не верю ей. Но она все так же мила. Я пытаюсь понять мотив, но его нет. Я слишком много взяла на себя. Дура. Как я могу жить, бороться, соперничать с опытными, властными, прожившими не одну сотню лет, существами? Я уже сомневаюсь во всем. Мой рукотворный мир - мир наивного создания, которое не учиться на своих ошибках, рушиться, словно песочное уродство. Если бы был конкурс творений из песка, моя вселенная заняла последнее место.
Где я сейчас? Где-то среди леса, в самом сердце. Я вдыхаю холодный воздух и вместе с ним впускаю в себя все, что могу ощутить. И горько усмехаюсь – это только часть того, что я могла раньше. Сейчас я снова ущербна, как несколько лет назад. Хотя нет. Вру, я всегда ущербна. Потому что ущербность - это в мозгу. И еще я говорю спасибо кому-то за то, что сегодня мне не встретился ни один сверхъестественный ублюдок, потому что уже не факт, кто кого. Хех, а может наоборот….не помешало бы встретить.
Я не хочу никуда. Ни на Сход, ни к Медлен, ни домой. Домой... Я начала смеяться. Смех? Смех ненормальной, я бы сказала. Ужасный, несдержанный, истеричный. У меня начались проблемы с психикой? А они заканчивались?
Когда раздался звонок моего мобильного, я уже молча смотрела куда-то в даль. Я невольно вздрогнула и несколько минут смотрела на экран телефона. Потом нехотя ответила.
- Слушаю.
- Гебриел, где ты, черт возьми?
- До Схода еще более двух часов.
- Причем тут сход, я уже пятый раз пытаюсь тебе дозвониться. И не говори что ты у себя, потому что я тебя тут не вижу, - почти кричал Генри в трубку, а я думала, что должна прикончить его за то, что он находиться у меня дома.
- Что тебе нужно? – спросила я.
Молчание.
- Я просто хотел поговорить, - уже совершенно спокойно и, даже как-то зажато, ответил вампир.
- Говори.
- По телефону? – возмутился он.
- Ну, можно телепатически, - искренне предложила я.
На той стороне послышался глубокий вздох, который так и говорил: «Ребенок, что с него взять».
- Хорошо, - Генри замолчал, потом продолжил, - что с тобой происходит?
Мне не хотелось отвечать.
- Гебриел, ты угасаешь на глазах! Ты этого не замечаешь? - в голове по ту сторону звучал сарказм.
- Ты меня уже более пяти дней не видел, - заметила я, подразумевая, что угасаю я уж точно не на его прекрасных очах.
- Если ты меня не видела, это не означает, что я не видел тебя, - играя ударениями, заявил Генри.
- Знаешь, после таких слов сам собой напрашивается вывод, что ты за мной следишь, - фыркнула я.
- Не уходи от темы, - начал был он, но снова замолчал, а потом с легкой ноткой тревоги в голове продолжил, - тебе не кажется, что пора прекратить некоторые действия?
У меня невольно сжалась свободная рука, и показалось, что синие точки на ней запульсировали еще сильней.
- Или наоборот начать. Начать есть, по крайней мере.
Я невольно выдохнула, хотя все еще не была уверена, о чем именно он говорит.
- Если ты не перестанешь вести себя подобным образом, то…Последствия…сама должна понимать. Я не вижу причин твоему нынешнему состоянию, твоей диете, поэтому настоятельно прошу перестать мается дурью.
- Ты уже ушел из моего дома? – спросила я.
- Я жду тебя на Сходе, - сухо бросил Генри и положил трубку.
Я еще некоторое время держала телефон у уха, а потом засунула его обратно в карман. Сейчас меня не заботило, почему это мое самочувствие так волнует Генри, и что он от меня хочет. На что он намекал и намекал ли он вообще. Когда вам есть что скрывать, все вокруг кажутся подозрительными, а вы становитесь параноиком.
Подумав, что мне и правда не плохо бы появится на Сходе и пробыть там, для приличия, минуты три, я направилась в город. Сегодня я без машины, а мчать быстро, как вампир, у меня не было сил, поэтому стоило начать двигаться уже сейчас. Идя вперед, я старалась вообще ни о чем не думать. Мне казалось, что даже мысли забирают мои силы. Я бы решила поохотиться, если бы не делала этого несколько часов назад и не знала, что кровь уже не помогает. Я медленно двигалась вперед, считая каждый свой шаг. Мысли превращались в цифры, и каждая фраза, случайно проскользнувшая в голове, замолкала, становясь номером. Еще шаг и… Запах. Запах вампира. Грязного, озлобленного, дикого вампира. Черт, а я везучая. Я ощущала его приближение – безумное существо гнало ко мне на всех парах, которые могло себе позволить. Вот я уже вижу движение среди деревьев, вот задрожало дерево и, наконец, финальные шорохи - оно выходит передо мной, словно на сцену Большого Театра. Уродливое существо, скорее похожее на киношного зомби, чем на вампира, в драных лохмотьях с кровавыми пятнами и безумным взглядом. Увидев меня, оно зарычало и бросилось вперед. Разумеется, играть с ним у меня не было никакого желания и я, увернувшись, схватила дикаря за руку и ударила об ствол дерева. Злосчастный упырь быстро пришел в себя и снова направился ко мне, но на этот раз отпрыгнуть я не смогла, и на моей руке появились четыре глубоких царапины. По виду они напоминали скорее царапины на камне, чем на коже. Такие вещи мгновенно заживляются, но не в моей теперешней ситуации. Понимая, что я сейчас в далеко не привилегированном положении, я собрала все свои силы и нанесла удар в живот сумасшедшему вампиру. Тот отлетел, но поднялся на ноги и с рычанием снова напал на меня.
- Живучий, падла, - вырвалось у меня.
Ощутив удар в спину, я схватила запястье выродка и свернула его, выломав кость. Упырь взревел, а я развернула его к себе и, что есть мочи, двинула ему по челюсти. Нижняя ее часть взмыла в воздух и оказалась на земле в двух метрах от своего хозяина. Еще пара движений, и от ублюдка остались лишь отдельные части, которые я собиралась кинуть в огонь. Достав зажигалку и пачку сигарет, я закурила, неотрывно смотря на остатки, а потом швырнула источник огня в кучу, которая когда-то гордо именовалась «вампиром». Словно глиняные кувшины, части существа опекались и навсегда теряли возможность срастись. Я смотрела на желтые языки пламени и думала, как же быстро все произошло, и как много сил я потратила на это отродье. Сейчас я прекрасно понимала, что будь их трое или, даже, если бы я не ела некоторое время назад – то в этом костре горели бы мои останки. Я ощущала ноющую боль в спине, а рука все еще не зажила. Меня шатало, и я думала, что оттащить то, что осталось от упыря, у меня нет сил. Тем не менее, я уже тащила их на ближайшее кладбище.
Когда я оказалась дома, Сход уже начался. Но я даже не думала туда идти. Не в таком состоянии. В моем холодильнике находилось два пакета с кровью, любезно предоставленных мне Медлен на случай форс-мажора. Достав оба я упала на пол и, разорвав пакет зубами, начала пить гадкую на вкус, холодную жидкость. Хотя, по большому счету, мне было плевать на вкусовые качества данного продукта. Я ощущала, как затягивается рана на руке, как утихает боль, как я уже меньше дрожу… Проглотив за несколько минут оба пакета, я откинула голову назад и, встряхнув ею, подошла к шкафу и достала чистую одежду: брюки из черной кожи и хлопковую рубашку того же цвета. Вздохнув, я побрела в ванную, слабо веря, что душ заставит меня почувствовать себя лучше. Холодная вода отрезвляет, очищает, приводит мысли в порядок. Сказать, что я вышла из душевой кабины рожденной заново нельзя, но голова стала яснее, словно расселся туман.
Уже собираясь выйти на крышу, я вспомнила, что убила свою зажигалку на упыря, поэтому ругаясь, вернулась обратно и с неким раздражением отыскала другую. Помнится, по дому их валялось около пяти, но где именно я не знаю. Когда же я все-таки добралась до крыши, то мой разум пронзила мысль, что Сход уже минут пятнадцать как начался, а я на него не попала. Что-то внутри заныло от тревоги, но на нее не было сил. Вкус сигареты дополнял привкус холодной крови. Мне чего-то хотелось; я дала себе вою и открылась чем-то невидимому. Словно слетело невидимое покрывало, и на меня обрушились миллионы голосов и образов. Мне хотелось максимально открыться, но в тоже время я понимала, чем рискую.
- Ты все же увиливаешь от своих обязанностей.
Я никогда не ощущала его присутствия, словно он был призраком, а не созданием из плоти и крови. По сути, такое сильное существо можно ощутить с очень большого расстояния, но не его... Хотя, вполне возможно, что это какой-то личный мой недостаток - я ухожу от реальности и никогда не знаю, кто у меня за спиной.

- Я не смогла приехать, - только и сказала я.
Что-то не давало мне пояснить ситуацию. Я обернулась и столкнулась взглядом с Морганом. Его черные глаза бесстрастно смотрели сквозь меня, словно меня тут и не было. Таким взглядом смотрят на тех, кто проходит на улице мимо тебя, кто едет в машине по левую сторону, кто рядом в очереди за хлебом, одним словом на тех, кого ты просто не замечаешь. Я сжала поручень, который ограждал меня от пропасти ночного города. Я не понимала, почему он тут. Но тут Морган резко подошел ближе и одним движением задрал рукав моей рубашки до локтя. Совершенно бессмысленное действие, если только это не была бы та рука, в которую Медлен вкалывает мне вещество. При лунном свете уродливые синие узоры на руки выглядели еще более отвратительно.
Я, словно зачарованная, смотрела на свою изуродованную конечность и только краем разума понимала, что сейчас произошло.

- Ты не понимаешь, что ты делаешь? – в голосе стоящего напротив меня звучали нотки гнева. Наверное, мне стоило что-то ответить, но я продолжала молчать.
- Мне интересно, чего ты ожидаешь? Что случится чудо, и ты перестанешь быть тем, кем являешься? Нет, такого не будет. Это всего лишь яд, который убивает тебя, но не более.
Морган подошел к перилам и, прислонившись к ним спиной, снова посмотрел на меня, потом вздохнул, и, отвернувшись, стал смотреть перед собой:
- Виктор знает, что ты жива, что ты сейчас здесь. А я с самого начала знал кто ты. Кто знает, возможно, будь я кем-то другим, я бы поверил твоим словам, но, увы, я – это я.
- Я не понимаю, - вырвалось у меня, и я снова поймала взгляд черных глаз. Черных… О, Боги, ну конечно. Как раньше можно было быть такой слепой! Глаза Князя не были тронуты цветом крови, как это происходит с людьми, после того, как клыки вампира касаются их шеи.
Значит…
- Откровенно говоря, я надеялся, что ты сама заметишь, - усмехнулся вампир, наблюдая за тем, как я запускаю пальцы в свои волосы. Жест отчаянья, если хотите. Жест, когда на голову сваливается что-то невыносимо тяжелое, когда мир делает сальто, перебрасывая все вокруг с ног на голову.
-Не думаю, что тут только твоя вина, продолжил черновласый демон, - тут, по большей части, вина Виктора. Он растил тебя, словно птицу в клетке. Ты знала только то, что он разрешал тебе знать. Но реальная жизнь немного сложнее, чем о ней пишут в книгах, - и снова эта усмешка.
- Есть что-то еще, что мне стоило бы знать, - спросила я и сама удивилась, как глухо звучал мой голос.
-Я бы хотел узнать, что ты собираешься делать.
- Что я собираюсь делать? - с истерической ноткой в голосе спросила я, - а я еще недостаточно сделала?
- Ну, во всяком случае, я вижу как минимум три сценария, - спокойно рассуждал Морган, доставая из кармана «Treasurer». Смешно, но даже в такой ситуации я заметила, что курим мы одни и те же сигареты, - первый, это, конечно, твое возвращение в Англию.
- Да, и быть палочкой-выручалочкой во внешней политике Виктора.
Морган утвердительно кивал головой и продолжал:
- Второй – сбежать и продолжать свои скитания.
- И жить с чувством вечного преследования до тех пор, пока Виктор все же меня не найдет. Раньше он думал, что я мертва, теперь этот номер не пройдет.
Я ожидала, что Морган выскажет свое третье предположение о моих дальнейших действиях. Но он молча курил, словно был тут один.
- Ну а третье предположение? – не выдержала я и даже сделала пару шагов вперед к выходу.
- А третий, - я услышала за спиной вздох, - выйти за меня замуж.
Как я стояла, так и замерла. Чувство, с родни того, когда Вас окатывают ведром ледяной воды. Я даже забыла, как дышать и, наверное, задохнулась бы, если бы нуждалась в воздухе.
- По-моему, это самый удачный вариант для нас обоих, Керолайн, - звук собственного имени, которое я не слышала более трех лет, имени, которое сама начала забывать, прошел сквозь меня дрожью, - твой отец оставит тебя в покое, которого ты так жаждешь, а я получу его поддержку и гарантии.
- Смысл? - у меня прорезался голос, - Получается то же, что и при первом варианте – пешка в политических играх.
- Ты должна понимать, что таковы правила в нашем мире, и что просто так свои возможности никто не оставляет. Главы кланов всего мира становятся сэрами и воспитывают своих «отпрысков», нарекая их «сыновьями» и «дочерями», чтобы иметь козыри в рукаве. А тут такая редкость – собственный ребенок, и ты думаешь, что Виктор лишит себя такой возможности? Пусть сейчас мы живем в 21 веке большинство из нас, особенно тех, кто на вершине иерархической лестницы, продолжает решать проблемы прежними способами, и, позволю себе заметить, они редко подводят.
Морган замолчал, а у меня тряслись руки.
- Я предлагаю тебе максимальную свободу, которая возможна. Не думаю, что кто-то другой будет готов тебе ее дать, кроме меня. Мне нужен только официальный статус, уверенность в отношениях с Англией и эскорт на разного рода мероприятиях.
- Если тебе нужен эскорт, то обращайся в соответствующие организации, - бросила я, заходя в помещение.
- Перестать придираться к словам, Рокс, ты прекрасно поняла, что я имею ввиду, - услышала я за своей спиной, - согласись, это шикарные условия.
Предыдущая сигарета уже давно истлела и превратилась в пепел, но я вспомнила о ней только сейчас, потому что нужно было куда-то деть руки, делать какие-то действия. Я достала из серебристой упаковки тонкую сигарету, что далось мне с трудом, так как пальцы дрожали, и если с этой задачей мои руки справились, то заставить зажигалку работать у них никак не получалось. Но тут перед моими глазами зажегся огонек и спустя несколько мгновений погас, будучи снова спрятан в золотой клетке, дверцу которой захлопнули тонкие мужские пальцы. Сигарета в моих губах пустила струйку дыма и, приподняв глаза, я увидела взгляд, который даже не пытался скрыть иронию.
- Яд, что ты принимала, ужасно бьет по нервной системе, - наиграно-спокойным голосом сообщил мне Морган, пряча зажигалку в карман черных брюк.
- По-моему, это что-то другое бьет по моей нервной системе, - тихо ответила я, держа злосчастную сигарету в руках.
Морган молчал, только глаза продолжали бессловесно требовать ответа. Тишина нагнетала. Сказать по правде, я просто хотела, что бы что-то произошло, чтобы что-то сместилось, пусть даже это был бы порыв ветра с улицы, который бы снес пару книг с полки, или еще что-то. Но ветра не было, и прежде чем я подумала, ответ уже прозвучал.
- Хорошо.
Ни один мускул на лице стоящего передо мной не дрогнул. Еще несколько секунд он смотрел мне в глаза, а потом ушел. Не знаю, был ли он еще тут, когда я опустилась на пол и закрыла глаза. Я вспомнила о золотой зажигалке Моргана и ощутила незримую параллель между собой и маленьким огоньком, заточенным в сверкающий сосуд. Наверно, я все же не понимала, на что только что дала свое согласие. Уже вторая сигарета бесцельно превратилась в пепел.

@темы: my last autumn

22:50 

[[Bye-Bye, Summer]

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]

[Я и шарф. История любви]
читать дальше

19:49 

[Черт!]

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Хм...мне так интересно...
Почему мои, даже самые пустяковые аватары
не влазят в 20 кб, а некоторые, даже видео (!!!) сюда помещаются!
Это как..ОО


@темы: аватары

00:04 

[Моя последняя осень]. Глава 5

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Тогда за мной сразу выбежала Медлен и дала мне в руки пару старых книг. Она сообщила, что я смогу найти в них кое-что интересное для себя, а так же напомнила, что бы я не забыла о завтрашнем приезде к ней. Мне хотелось спросить о том, не заинтересовало ли Моргана то, что я находилась у нее дома или хотя бы сказать, что вот так выбегать за мной со старыми книгами довольно подозрительно и Глава клана мог что-то заподозрить. Но потом я сочла себя гнусным параноиком, взяла книги и, поблагодарив, ушла. Я нашла свою машину там же где оставила и сев за руль, помчалась к себе да бы занести книги перед Сходом до которого было еще немало времени. Старинные рукописи я спрятала, но даже просматривать не стала. Боялась. Боялась, что найду там подтверждение самых худших своих предположений. Поэтому выбежав обратно на улицу, я сделала пару кругов по городу и поехала в дом, где собирались все Дельцы Смерти.

- О, ты уже тут. Ты всегда приезжаешь рано, но сегодня ты превзошла саму себя - дружелюбно приветствовал меня Генри. На нем довольно гармонично смотрелись потертые синие джинсы и темный свитер, правда, только если забыть, сколько на самом деле ему лет.
- С детства не дружу со временем, - ответила я, подходя ближе и прислоняясь к холодной стене, - но думаю у нас это взаимно.
- С чего такие выводы? - поинтересовался мой собеседник.
- Прошлой ночью ты так и не удостоил меня своим вниманием, хотя сам попросил приехать.
- Ах, это, - Генри запнулся,- прости. Я не думал, что все это будет происходить так долго. Конечно, я сказал Франциску, что бы он попросил тебя задержаться еще немного, но не особо на это надеялся.
- А кто хоть приезжал? - не могу сказать, что мне было очень интересно, но все же.
- Князь Римского клана. Сейчас она заметно сдали свои позиции вот он и хочет подняться за счет Моргана.
Я вопросительно приподняла брови.
- Дочь у него есть, - слово "дочь" Генри выделил, показав пальцами скобки, подразумевая, что дочурка не имеет даже отдаленных кровных уз с «папочкой», - которую он настырно предлагает в жены нашему несчастному Главе.
- Она что, дурна собой и не умеет готовить? - процитировала я одного призрака, который по этим самым причинам убыл свою жену.
- По поводу второго не знаю, а вот с первым, то ты попала в точку, - улыбнулся темноволосый вампир.
- Вашему другу не угодишь, - трагично заключила я, наиграно опустив уголки губ.
- Я только одного не пойму, какого черта я там был нужен, - фыркнул Генри.
- А может росчитывали, что раз не Моргану так тебе она пригладиться? - усмехаясь, предположила я.
- Увы, но нам с Князем нравятся один тип женщин.
- Это поистине печально - горько констатировала я.
Генри молчал, и повисла пауза ставшая почему-то неприятной. Положение спас Кан, который вошел в комнату. Генри сразу стал прежним и мне уже стало казаться, что никаких неловкостей не было, а все это мое больное воображение или последствие вещества, которое вколола Медлен.
- Вы уже тут. А я наивно думал приехать первым. Как то тихо стало в последнее время. Не как затишье перед бурей,- заявил Кан присаживаясь в одно из кожаных кресел.
- Мне попался только один, но какой-то бешеный оборотень. Буйный птенец, - поддержала я тему, ради которой мы, собственно, тут и собираемся.
- В последнее время много тут "птенцов", - задумчиво протянул Кан и повернулся к Генри, - ну так что, согласился Морган на предложение Юстаса, или нет?
- Нет. Вежливо пояснил ему что жениться в ближайшую тысячу лет он не собирается, - ответил Генри.
- И как отреагировал Ночной Рим?
- Не в их интересах обижаться, - хмыкнул Генри.
Дальше я не слушала. Постепенно зал стал заполняться, но тема не менялась. Я стояла в стороне и думала зачем вообще нужны подобные собрания, если по сути обсуждать нечего. Мы, ладно я, посту тратим время. Откровенно скучая я ждала пока все это кончиться, а потом правильно решив что моего ухода никто не заметить, и собственно он никого не огорчит, я вышла из зала и направилась на улицу.
Последнее время в моей голове откровенно устоялась мысль, что я болтаюсь туда сюда не зная чем заняться и куда себя приткнуть. Если бы еще и Генри не предложил меня стать, как он выражается, Гробовщиком, то я бы совершенно поникла от скуки. Я знала что сейчас могу поехать домой и прочесть ту литературу что дала мне Медлен, но я всячески оттягивала этот момент.
- Разве Сход уже закончен? - услышала я голос за своей спиной.
Знаете, у каждого есть недостатки. И один из моих это умение незаметно отстранятся от внешнего мира, и погружаться в себя. Ничего плохого если насчитать таких казусов.
- Нет, не закончился, - сухо ответила я Моргану который только что вышел из своей машины. Собственно на Сходе ему нечего делать, но на моей памяти это уже второй раз, когда он сюда приезжает.
- Так что же ты сейчас делаешь тут? - поинтересовался Князь.
"Потому что сегодняшний Сбор напоминает собрание пожилых леди, которым нечем заняться, кроме как перемывать косточки Вам и Вашим действиям в отношении Римского Клана" - хотелось сказать мне, но пришлось отказаться от этой идеи.
- Последнее время на территории все тихо и на сходе большую часть времени обсуждают не касающиеся этой темы вопросы, - я старалась как можно деловитей оформить фразу "им делать нефиг и они обговаривают всякую хренотень"
Морган улыбнулся, и я искренне засомневалась в его неумении читать мои мысли.
- Значит, мои доблестные рыцари совершенно обленились, - все еще улыбаясь говорил Морган, - что ж, пожалуй, их стоит немного взбодрить.
Я усмехнулась его словам и понимала, что нужно бы что-то ответить, но не могла придумать что. Но неприятной паузы не было, потому что к нам вышел Генри, который сразу же обратился к Моргану. Воспользовавшись моментом, я пошла к своей машине. Мне нужно было сделать то, что я так оттягивала - просмотреть книги Медлен.
В первый двух, довольно толстых книгах я ничего нашла. Это были заурядный труды посредственных ученых которые своими словами рассказывали уже давно известные теории и вообще к моему вопросу ни как не относились. Наверное, Медлен дала мне их для отвода глаз, так как, опять же, Морган мог что-то заподозрить. Я снова задала себе вопрос, почему мне помогает мало знакомая девушка и кроме чисто научных интересов и использования меня как подопытного кролика ничего придумать не смогла.
Третья книга была тонкой и написана от руки. В кожаном переплете, она казалась старее, чем была на самом деле. Книга не имела названия или имени автора, а на первой странице были лишь разные узоры, сделанные от руки. Книга была на старославянском, и я искренне поблагодарила Виктора, который в свое время настоял на моем обучении различным языкам. Все же быть вампиром очень удобно в этом плане - отличная память позволяет очень легко обучаться и потом уже ничего не забывать.
Книга уже более часа лежала открытой на последней странице, а я все еще не сводила с нее глаз. Словно завороженная, я всматривалась в текстуру бумаги покрытой ровными чернильными полосами и витиеватыми узорами, которые складывались в буквы и превращались в слова. Но всего этого я не видела, а лишь смотрела, куда-то в глубь, словно пытаясь найти еще какие-то ответы. Все информация в моей голове смешалась в один комок, и найти нить, дабы распустить все это мне никак не удавалось. Фразы из рукописи всплывали в голове хаотично и внезапно, словно молнии.
С одной стороны прочитанное мною должно мне принести некое облегчение, а с другой... Не знаю, возможно, все это слишком нереально даже для меня.
Как оказалось все не так страшно и в подобием оборотня я не стану, во всяком случае, согласно этой книге. Всего-навсего довольно незначительные изменения, которые будут проявляться при бурном проявлении эмоций. Правда, в период этих самых изменений они будут постоянны, но все это слишком запутано.
"Человек, который становится вампиром, получает одну, полную частицу и способен стать полноценным ночным созданием. Ровно как дампир получает при своем рождении лишь половину этой частицы, так и вампирское чадо, родителем которого являются оба вампира, получает не одну полную, а две полные частицы, что и приводит к его более сильным изменением. Так например зрение дампира слабее чем у вампира и глаза вампира устроены немного по-другому чем у того же дампира. Так и зрение вампирского чада сильнее зрения вампира, что соответственно ведет к изменению строения глаза и следственно внешних изменений. Так как вампир - это хищник, то вампирское чадо удваивает в себе его способности, делая его сильнее. На примере глаз мы можем заметить, что глаза вампирского чада в возбужденном состоянии приобретают вертикальные зрачки, уподобляясь хищным животным. Это - "плоскость атаки", позволяющая точно ориентироваться на добычу. Во время..."
Пояснения, пояснения, пояснения. Я уже узнала, что меня ждет дальше, и думать об это больше не хочу. Я чувствовала некое отвращение к прочитанному, к книге к себе. Я не знала, что делать дальше. Самое важное что я для себя подчеркнула, это не мои изменения, а свойства того вещества, которое мне вколола Медлен. Красиво описывая его действия автор рассказывает о том, как оно убивает организм вампира. Все просто: как человеческая иммунная система борется с вирусом гриппа, так и моя видит врага в том, что мешает моему телу обрести новый облик. С одной стороны мне нужно прекратить вкалывать себе это и перетерпеть эти процессы, а с другой то это положит крест на моем обитании тут. Уехать куда-то? На сколько? Слишком шатким было мое положение сейчас. И пока я не придумаю, как все уладить, я буду продолжать процедуру. Правда времени у меня немного, ибо, если судить по книге, чем дольше я буду его принимать тем больше буду истощать свой организм. Другими словами я сама себя убиваю. Так что если я хочу продолжать свое существование, мне нужно как можно быстрее решить свои проблемы. Я поднялась с пола и собрала книги. Мне нужно теперь к Медлен. Я очень надеюсь, что хотя бы на некоторое время смогу приостановить процесс. Хотя бы немного времени. Несмотря на некоторые проблемы то место, которое я занимаю тут, мне нравилось.
Медлен уже ждала меня и сразу же повила в подвальную лабораторию. Заняв уже привычное место, я терпеливо ждала вердикта девушки, которая меня обследовала. Через некоторое количество времени она наконец отстранилась и со слабой улыбкой сообщила что мои изменения остановились.
- А уже, на какое время мы узнаем во время наблюдения. Приезжай ко мне
пройдется каждый день.
- Хорошо, - кивнула я.
- Ты прочла?
- Да, спасибо. Насколько я поняла я не стану Лохнеским монстром, но меня больше волнует другое, - я замолчала, - как долго я могу принимать препарат?
- Не знаю, все это индивидуально.
- Все подробности по мере применения? - шутливо спросила я.
Медлен утвердительно кивнула.

@темы: [my last autumn]

23:41 

[Я - идиот]

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я сегодня снова пропустила курсы.
Сослалась на кучу работы и осталась дома.
Работы было и правда много..английский жжет, это факт.
Наверно я полный идиот и куда мне поступать на этот язык?
О боги...я хочу куда то далеко....
Что бы писать какую-то ерунду и курить и еще смотреть на туман и ночь.
Правда строчка выше - это маразм который даже на предложение не похож?
Я тоже так думаю.
А еще я устала.
Устала от того, что я - слабак.
А так - все чудно.

Можно я куплю себя другую?
Очень надо...


А еще...я пишу уже почти порнографические отрывки.
Нет, скорее все же эротические.
Практика дошла до мастерства...нет, правда, никогда не думала что смогу это писать...так..легко и с удовольствием.
(я, как человек без опыта..вообще замечательно)
Знаете...если кто-то прочтем заметки в моем iPhone ...
Этот человек сменил обо мне свое мнение очень круто...
(какая откровенная запись...хм..не уберу ли я ее?)

@темы: [записи]

04:12 

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
3.03 на время начала этой записи.
Уже долгое время меня гнетет одна неотъемлимая часть нашей жизни. А точнее ее кончина.
Отвратительно писать все это, но это так.
Я еще отвратительно то, что мои самые любимые суши быстро заканчиваются.
Я хочу наконец есть за свой фанфик, но не получается.
Есть только этот очерк..
Ветер. Этот холодный ветер...И дождь.
Они стерли краски в этом мире.
Они плачут. Плачут вместе с ней.
А она..она не замечает ни чего вокруг себя. Ни хочет замечать. Не может.
Ее мир умер.. Умер вместе с ним...
Сдесь пусто. Сдесь ни кого нет. Только мертвые... Только пустота.
Теперь он среди них. Среди этой пустоты. Он стал нею.
Она старалась не давать волю слезам, как он ее учил, но они не слушаются, и из не моргающих зеленых глаз потекла кровь.
читать дальше

@настроение: нет...

@темы: фанфики

15:57 

[Бред автора, которому грустно]

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Когда я пишу, то так поглощена событиями, что мне кажется, будто все что происходит с героиней, происходит со мной. Возможно это потому, что я пишу от первого лица, но суть не в этом. Суть в том, что когда я понимаю, что все написанное мной - фантазия и больше ничего, мне становиться очень тоскливо. Создавая мир для своих героев отчетливо понимаю, что никогда не стану его частью. Не испытаю то, что испытывают они. Боль, которая рождается в сердце при этих мыслях кажется ужасной, но причина этой боли - смешной. Я зациклена на возрасте, знаете? Видя, как мои ровесники уже чего-то добились (посмотрите на молодых актеров и певиц) мне кажется, что я безумно много пропустила. Сейчас все сделано для молодых и подростков. Мой возраст, а мне кажется что все это у меня уже прошло. Или что я не могу оторвать от этого даже кусочек. Жаль, правда. Я бы хотела стать героиней романа, на короткую но яркую жизнь.

@музыка: Natalie Merchant - My Skin

@настроение: грусть

@темы: [записи]

14:01 

[Моя последняя осень]. Глава 4

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Сейчас я уже точно поняла, что могу писать только в состоянии морального потрясения. Не важно, что стало его причиной и каковы ее размеры. Чувство глубокой печали, обиды и одиночества всегда дают мне толчок. Но я не хочу вводить Вас в заблуждения, убеждая, что мои душевные страдания являются следствием чего-то ужасного, глубокого и существенного. Причиной духовного дисбаланса может стать любая мелочь.
Считаю ли я свой рассказ чем-то действительно хорошим? Честно? Ни на секунду в это не верила и не поверю. Но я стараюсь.
daVinci. 20.23 по Киевскому времени.

Я не оборачивалась. Все бояться посмотреть в глаза своему страху. Голос, который раздался у меня за спиной, был мне знаком, хотя слышала я его чуть ли не единожды. Что я могу сейчас сделать? Сбежать? Бессмысленно. Сбежать я еще успею, но может уже хватит бегать ото всех, словно слабое насекомое, боящееся отвечать за свои поступки? В конце концов, раз я так переживала за сохранение своей тайны, зачем позволила себе столь откровенную демонстрацию силы? Разве могла я быть уверена, что меня ни кто не увидит? Не замечали сто раз, но заметили сто первый. Так раз я сама устроила такую ситуацию, так какого черта?
- Вечер добрый, Мадлен, - обратилась я к девушке и повернулась к ней лицом. Да, это была она – волосы цвета приглушенной меди, слегка округлое лицо мягкие очертания. Но глаза... В них видна вся наша... нет, их сущность. Не стоит делать их еще хуже, чем они есть. Во всяком случае, они хотя бы были людьми.
Она смотрела на меня молча, закрыв свой разум и исследуя взором каждый миллиметр моего тела, словно видела впервые, но чувствуя угрозу. Но она не проронила ни слова, и я даже подумала, что стоит что-то еще сказать, но сама уже снова повернулась к своей разоблачительнице спиной и начала уничтожать все следы бойни, которая тут произошла. Спиной я ощущала ее взгляд, но мне не было неприятно. Можно сказать, я ничего не ощущала. Просто он был. Возможно все это следствие шока, но на самом деле мне было все равно. Нет, правда, никаких эмоций. Возможно потому, что уйти из этого клана мне ничего стоит. И не потому, что я правила тут так мало времени, а просто тут меня ни что не держит. Или это просто еще одно возможность сбежать? Вечная беглянка. Убегает от проблем, ответственности, неприятностей.
- Что ты собираешься делать, Гэбриел? – голос за моей спиной не пропитался ни одной эмоций. Простая сухость, вопрос без интереса. Или это только видимость? Мадлен была сильным вампиром, я не ощущала ни эмоций с ее стороны ни образов. Возможно, это был ее врожденный талант – скрывать свои мысли настолько крепко, что ни один, даже самый умелый вампир, не сможет прочесть их. Разумеется, я далеко не самый умелый вампир, но не слабый уж точно.
- Честно? Не знаю, – я покончила с остатками псины, и теперь ни один человек не сможет даже предположить, что тут произошло некоторое время назад, - Тебе не кажется абсурдом то, что мы сейчас разговариваем?
Вообще-то абсурдность это единственное, чем я могла описать данную ситуацию. Я предполагала, что она или помчится в поместье сообщать Моргану, что за монстр этот наш новоявленный дампир, или хотя бы сама попытается со мной покончить.
- Не кажется, - твердо сказала она, - я могу тебе помочь.
- Что?! – а вот теперь я была удивлена. Помочь? Кому? Мне? Да ни черта не поможет этому импульсивному, морально неполноценному существу, которое никак не может втиснуться в этот сумасшедший мир, в котором ему явно нет места, но которое не может осмелиться уйти навсегда.
Я рассмеялась, запрокинув голову. Истерический смех сумасшедшего и отчаянного существа. Кажется, у меня окончательно сдают нервы.
- Успокойся, все хорошо, все нормально, - в голосе Мадлен явно доминировала обеспокоенность, которой я не верила, - я смогу помочь тебе, слышишь, я смогу помочь!
Что за бред! Мне не нужна помощь. Она говорит со мной, как с ненормальной. Что происходит? Она видит что-то, чего не вижу я?
- Ты же сама ощущаешь, что с тобой что-то происходит. Ты пыталась понять, видь так? Ты пыталась найти информацию, но не смогла, а у меня она есть, – девушка старалась говорить как можно спокойнее, но слова веяли напряжением и даже больше, паникой.
После ее последней фразы я точно осознала, что она не только что узнала, кто перед ней. Возможно, догадывалась, возможно, просто молчала, но она имела представление о том кто я. Остается только понять, имеет ли она такое же представление о тех, кто меня породил и хочет ли она раскрыть всем данный факт. Эта часть меня волновала куда больше всего остального.
- Хорошо, постаралась мысленно успокоиться, ответила я, - зачем тебе мне, как ты выразилась, помогать? Почему ты сейчас не сообщаешь Моргану, кто я такая? А еще интереснее, почему ты не сделала это раньше, ведь как я поняла, сегодняшняя ночь не стала для тебя откровением.
- Нет, не стала, во всяком случае, в полно смысле. Я подозревала, но сначала не решалась сказать. Кто бы мне поверил, если даже я была неуверенна в своих догадках? А потом... нет, потом я не обзавелась доказательствами, но даже если бы они каким-то образом появились, я бы не стала ни о чем говорить. И я не могу объяснить, почему. Но уж точно в этом не было смысла. Ты сильно рисковала, что бы стать частью общины. Ты отлично справлялась со своими обязанностями и просто старалась жить спокойно. Имела ли я право вот так обломать тебе жизнь? Не думаю.
Что за чушь несет это существо передо мной? Какое, к черту, право, когда в твой клан принимают существо, которое выдает себя за другого, а та единственная, кто об этом догадываешься? Может, я чего-то не понимаю в этом мире, но скорее всего она попросту лжет.
- Слушай, ты можешь, верить мне или нет, но если ты и дальше хочешь продолжать свою игру в дампира, тебе стоит пойти со мной. Я думаю, у меня есть возможность тебе помочь. Если нет, то уже к утру даже полуслепой смертный заметит что ты не то, что не человек, а…
Растерянность. Да, да именно растерянность, вот что я сейчас ощущаю. Доверять ей было бы более чем идиотизмом, но она права. Действительно, в последнее время изменения ускорились, возможно, действительно к утру я стану чем-то вроде чупакабры. И дело даже не в том, что я смогу продолжать эту ложь, а в том, что я могу остаться прежней. Если представить что у нее есть волшебная палочка с помощью, которой я могу не превратиться в непонятно кого, то это было бы замечательно. Но ужасно не правдоподобно.
- Решай, - тихо сказала Мадлен.
И я решила. Вероятность того что Мадлен говорит правду почти равна нулю. Да и представить, что существует что-то, способное остановить или хотя бы приостановить процесс, который сейчас набирает обороты в моем теле, просто нереально. Полнейший бред. Поэтому я вздохнула и пошла за ней. Похоже, сегодня будет длинная ночь.

Разве не ясно? Потому что мы натасканы так, чтобы вести жизнь правильно. Чтобы не делать глупостей. А я считаю - чем большей кажется глупость, тем больше шансов для меня вырваться и жить настоящей жизнью.
Паланик Ч.

Дом Мадлен находился достаточно близко к тому месту, где я прикончила оборотня. Неудивительно, что она пришла на это место – почуяв псину, она сама захотела с ней разобраться. Уже потом она заметила меня,…а вот я ее нет. С виду здание напоминало каменный двухэтажный дом. Ухоженный сад и выложенные дорожки. Все говорило о том, что тут живет настоящая хозяйка. Отличный образ. Таким же уютным и ухоженным дом оказался внутри, но разглядеть, что-либо достаточно хорошо я не смогла, так как мы быстрым шагом направлялись куда-то по коридорам, а потом спустились в холодный подвал. Там находилась железная дверь, которая после нескольких манипуляций, довольно легко открылась.
Большая белая комната была переполнена искусственным светом, который отбивался от множества железных поверхностей. В помещении находилось множество шкафчиков и столов, на которых можно было рассмотреть немалое количество колбочек и скляночек. Всевозможные приспособления для исследований, множество названий которых, к своему стыду я не знала. Так же я увидела несколько горизонтальных поверхностей. Что среднее между кушеткой и больничной кроватью, сделанное из металла. Пока я рассматривала эту скрытую лабораторию Мадлен прошла вперед и указала мне на одну из этих причудливых кушеток. Послушно присев на ближайшую, я наблюдала за девушкой, которая обещала мне помочь.
- И все же, я совершенно не понимаю, зачем ты это делаешь, - сказала я в надежде на логичное объяснение.
- Я уже сказала тебе. Я скорее просто не вижу причин тебе не помогать. Ты же тоже не можешь объяснить, почему пришла сюда, верно?
И что тут скажешь? Совершенно нестандартная и сомнительная ситуация. Но мотивы должны быть. Они всегда есть.
- Я пришла, потому что ты сказала, что можешь мне помочь. Но чем могу быть полезная тебе я?
- Думаю, что в будущем мы узнаем ответ на этот вопрос, кому и от чего будет польза и будет ли она вообще. А сейчас дай мне тебя осмотреть.
И прежде чем я сообразила Медлен уже присела рядом со мной и включив фонарик, начала проверять мои глаза. Яркий свет не вызвал у меня неприятных ощущений, я просто ждала когда это закончится.
- Зрачок сужается горизонтально и немного замедлено, а радужка меняет свою структуру, - Мадлен выключила фонарик и внимательно посмотрела на меня, - скажи мне, когда ты полностью прошла становление?
- Уже более трех лет прошло, - ответила я.
- Не понимаю. Уже сразу после того, как ты стала полноценным созданием, ты должна была измениться. Через полгода после полного становления изменения должны были завершиться.
- Я эти три года провела под землей, - тихо сообщила я и Мадлен впилась в меня удивленным взглядом.
- Почему?
- Не думаю, что это очень важно. Обстоятельства. Так это могло повлиять на то, что процесс замедлился?
- Д-а, думаю да, - немного растеряно ответила Мадлен, - для полноценного функционирования организма нужна пища, в нашем случае кровь. А в коматозном состоянии будут поддерживаться только самые основные функции, но изменения, требующие таких затрат, происходить не могут.
.А вот когда твое тело начало получать достаточное количество крови и начал быть активным, то процесс ускорился в несколько раз.
Мадлен встала и направилась к одному из шкафчиков.
- Знаешь, это что-то вроде философского камня у смертных. Среди нас всегда находились те, которые мечтают стать людьми. Так было есть и будет. И вот один из таких безумцев утверждал, что сделал возможным вернуться к человеческому существованию. Но, увы, его попытки не увенчались успехом и он бесследно исчез, оставив после себя рецепт и, что не менее важно, способ к примирению. Только недавно в мое распоряжение попали эти древние вещи, и я смогла воссоздать то вещество, на которое возлагалось так много надежд. И да, оно не в состоянии превратить вампира в человека, но способно приостановить процесс становления. Вполне возможно, что это приостановит процесс в твоем теле.
- На какой период времени, - информация, которую рассказа мне Мадлен была столь удивительной, что поверить в нее было просто невозможно. Но дело не в вере, люди тоже не верят в вампиров, но мы прекрасно существуем без этого элемента.
- Будет немалым успехом, если это вообще подействует. А сколько времени это продлиться, мы узнаем уже после.
- Я буду чем-то вроде подопытного кролика? – усмехнувшись, я посмотрела на Мадлен.
Она лишь улыбнулась в ответ.
- Вот тебе и мотив, - констатировала я.
- Ну что?
- Была – не была.
Мадлен утвердительно кивнуло головой, и достала небольшую шкатулку из темного дерева. Открыв ее, она развернула красную материю и выложила на стол стеклянный шприц и небольшой стеклянный сосуд с множеством белых иголок.
- Это единственные иглы, способные проткнуть кожу вампира. Иглы из кости оборотня.
- Чего? – спросила я, совершенно не представляя, что способно сделать из гости оборотня тонкую иглу для шприца.
- Сама не верила, пока не сделала нужные анализы. И не спрашивай, как это было сделано, я сама была шокирована, когда мне принесли эту шкатулку. Вот почему я сказала, что способ применения чуть ли не важнее самого вещества. Хорошо, что иголок несколько.
- Думаешь, сломаются?
Мадлен не ответила, а достала ампулу с темной жидкостью и, набрав шприц, подошла ко мне.
- Я не знаю, какой будет реакция, так что...
- Начинай, - уверенно отрезала я.
Девушка взяла мою руку и начала вкалывать вещество. Только сейчас я поняла, что совершенно не знаю, что на самом деле мне вкалывают и что возможно все это какая-то ловушка или еще черт знает, что, но было уже поздно. И когда моя кровь начала разносить по венам неведомую мне темную жидкость я ощутила такую боль, что крик невольно вырвался из моих губ. Словно горящая лава или расплавленное железо наполнило мои вены. Я пыталась сжать губы, чтобы не кричать, но не могла. Сжимая собственные руки, сжимая себя, я пыталась сделать хоть что-то, что бы заглушить боль и когда я совсем отчаялась огонь внутри меня начал угасать. Постепенно я стала приходить в себя. Боль стихала, мне становилось легче.
-Все в порядке…уже,– сообщила я обеспокоенной Медлен, которая все это время с ужасом смотрела на корчащуюся фигуру перед ней.
- Это было… пугающе. Я и не представляла что…, - Медлен запнулась.
- Что это будет так, будто огонь течет по венам, а я буду орать, словно меня на части режут? Я тоже не представляла. Когда ты смажешь заметить, подействовало это адское зелье или нет?
- Уже завтра. Будет хорошо, если ты приедешь ко мне ровно через сутки, разумеется, если не будет никаких форс-мажорных обстоятельств.
- Хорошо, - я встала на ноги и посмотрела в глаза Медлен, - спасибо тебе. Если все сработает, то это будет огромный шанс... Большие возможности.
Девушка только улыбалась и только потом сказала:
- Обещай, что когда-нибудь ты расскажешь мне свою историю, ладно?
- Когда-нибудь, - повторила я и усмехнулась.
Я уже развернулась, что бы уйти, но почувствовала присутствие кого-то другого. Кого-то сильного. Сильного древнего вампира.
- Морган приехал, - как то чересчур спокойно констатировала Медлен.
- Черт, - тихо произнесла я и уже обдумывала, как бы мне с ним не встретиться.
- Чего ты от него бегаешь, как черт от ладана? - приподняла брови Медлен.
- Сама не знаю, - только смогла ответить я.
Мы обе быстро вышли из лаборатории и уже благополучно оказались в холе, когда входная дверь отворилось, и в дом вошел высокий брюнет с очень пронзительным взглядом.
- Здравствуй Медлен, - он улыбнулся девушке, - Гэбриел.
Мое имя он произнес без улыбки и с какой-то агрессией во взгляде. Я съежилась. Уверена, я просто сама себя накручиваю. Каждый видит то, что хочет. Просто я знаю, что если Морган все обо мне узнает, то это будет в первую очередь его проблемы. Можно сказать, что я его подставляю. Хотя с другой стороны, тут только одна моя вина. Я обманула, пошла на эти чертовы эксперименты, терпела боль. Нет я не жалею себя, но у меня будут доказательства, что я делала что-то сознательные, что-то для того, что бы скрыть правду. Никто ни в чем не виноват, кроме меня.
- Простите, - пробормотала я, и прежде чем кто-то ответил, выбежала на улицу.
Мысли путались, ощущение боли в теле все еще не проходило, а душевные раны снова начали кровоточить. И не было тому причины. Не знаю, кем я становлюсь и какие легенды о нас писали, но сейчас я чувствовала себя самым слабым существом во всем мире.

@темы: [my last autumn]

[graymatter]

главная