• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: [видишь, я жива] (список заголовков)
19:10 

[Видишь, Я Жива] 10

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Мы сидели в гостиной Калленов и обсуждали убийство. В тот злополучный день, Джина взяла трубку и услышала:
- Дом мистера Кроули?
- Да, а с кем я разговариваю?
- Это из посольства США в Египте. Мистер Джерольд Кроули скончался два часа назад.
После она позвонила мне, я Виктору. Потом узнали Каллены. Все мы рванули кто куда: я в Штаты, Джина в посольство, Эдвард Эммет и Джас в Египет, Розали и Элис к Карлайлу и Эсме. Осталась только Таня, которой и поручили сказать Рокс о смерти ее дедушки. На этом настоял я посчитал, что вокруг нее и так много вранья. Возможно, это я сделал зря…
Официальная версия смерти Кроули – нападение хищника. Но это настолько притянуто за уши, что даже не смешно. Зубы на его шее совершенно не напоминают клыки зверя, а отсутствие крови, так вообще не объясняется. Но нам, то что? Если мы узнаем, что это было сделано специально, то начнем действовать, а если это просто была охота, что мы можем сделать? У вампиров нет родственников.
Я встал и направился наверх.
- Роланд, ты куда? – глаза Джины впились в меня, в них читалось явное недовольство.
- Я хочу проведать ее.
Она ничего не сказала и отвернулась.
Если честно последние 16 лет мы не были сильно близки. Несмотря на всю вечную вампирскую любовь, мне кажется, мы просто привыкли друг к другу. Ее отношение к моей сестре раздражал меня. Они все раздражали меня. В частности больше всего я злюсь на самого себя: с одной стороны я мог все давно ей рассказать, показаться благородным и честным братишкой, но… что потом? Что со всем этим будет делать ребенок? Да, я буду молодец, поведав ей правду, а дальше то что? Все разрушиться, и она в том числе. Поэтому я оставался на другой стороне и врал вместе со всеми. Но этому «театру вампиров» пришел конец. В любом случае – выживет ли девочки или умрет – врать больше не имеет смысла.
Кэролайн все так же неподвижна, даже губы ее не шевелились. Казалось она была мертва… Если она не прейдет в себя в ближайшее время, то умрет. Ей нужна кровь, а мраморная кожа просто разломает иголки в ее теле, подача прекратиться и тогда… Скоро ни один показатель не покажет нам, жива она или нет. Скоро…
Я опустился на пол, запустив пятерню в волосы. Мне было страшно… Впервые за такое долгое время мне было страшно… Она не приходит в себя уже третий день.
Со стороны казалось, что ни кому дела нет до нее, кроме меня и Карлайла. Эдвард,… да еще и Эдвард. Он всегда подходил ко мне и спрашивал как она, даже не смотря на то, что читает мысли окружающих, и мои в том числе. Мне казалось, так ему легче. А еще я подозревал, что он старался блокировать внутренние голоса, чтобы не слышать всего этого.
Я был очень благодарен и ему и доктору Каллену за все, что они делали для моей сестры. Казалось, что мы – это и есть ее семья: не родной брат, парень, непонятно в каких с ней отношениях и доктор, которого она ни разу не видела. И это при живых-то родителях. Мне стало плохо. Еще хуже, чем всегда. Я просто понимал, что в любом случае мы расстанемся с ней – выживет она или нет, все равно уедет.
Я вспоминал ее детство. Редкие минуты радости, и искорки в ее глазах. Зеленых, кошачьих глазах. Да она всегда была кошкой… Сама по себе.
Я бы все отдал за то, чтобы мы были просто люди, чтобы я был тебе родным, чтобы мы были семьей. Но не мы выбираем…
Я знаю, почему Рокс еще тут…они не боятся того, что она услышит их мысли, нет. Они уверены, что она ни когда не проснется.
За окном было холодно… лил дождь, и было очень тяжело осознавать, что возможно это твой последний дождь…



Я слышала голоса…много голосов, разных, совершенно разных. Они были несвязными, каждый свел свою нить рассуждений, каждый был очень откровенен. Голоса были живыми, яркими, эмоциональными. Мне казалось, что я слышу все голоса на земле.… Словно, я стала всем и ничем одновременно. Я просыпалась…

Как бы много не хотели, сколько бы ни надеялись, все равно от нас ничего не зависит. Иногда, жизнь уготавливает нам такие подарки, о которых лучше забыть, закрыв коробку. Боль вечна и она никогда не уходит, время только приглаживает разорванные края. Все пережитое нами остается в памяти, и сердце носит груз, который не подвластен даже богам. Ведь мы люди, смотрящие на дождь. Но дождь не может идти вечно…

В моей голове раздавались эхом тысячу голосов. Глухо, неразборчиво, но громко. И каждым разом все громче, сильнее, настойчивее. Это были длинные, бесконечные монологи, не связанные между собой, очень откровенные, но сам смысл я не могла понять, словно их язык был мне не знаком. Только эмоции: страх, счастье, радость, отчаянье. Постепенно количество голосов уменьшалось, но оставшиеся становились все отчетливее, я разбирала смысл слов, значение каждого открывала заново, словно неведомый учитель шептал на ухо их значения. Все больше и больше, я уже могла разобрать выражения и предложения. Отличать внутренний голос, от внешнего, вылетевшего из уст. Мне было интересно, всю меня поглотили голоса, словно я состояла из них, из тысячи звуков, сотни выражений. Мне не хотелось ничего, просто вот так сидеть и слушать эти монологи, сравнивать их со словами, сопоставлять чувства, ощущения других.
«…Погода сегодня не очень…» «…Тихо, тихо….» «…Хватит брать эту дрань с собой, это…» «…Я хочу вот ту…» «…Не красиво как получилось…» «…Он такой милый…» «…Кэролайн…»
Кэролайн? Что-то знакомое, до боли знакомое… Что это? Кэролайн…
Я начала вслушиваться в голоса, что бы отыскать голос, который проронил это странное, но такое знакомое слово. Я не задумывалась над точностью других выражений, с словно касалась их пальцами, как незрячий и только догадывалась об их предназначении, но «Кэролайн». Я не могла до него дотронуться, оно ускользало, его скрытый смысл все больше отдалялся от меня. Все яростней и яростней я словно ныряла в море голосов в надежде отыскать нужный мне…
«…она ни когда не проснется…»
Это он! Я старалась не терять его, этот красивый, чуть хриплый голос тоже был не чужд мне, словно я слышала его раньше, но очень давно. Потом до меня начал доходить смысл сказанного. «Она ни когда не проснется»… Кто она? Что это значит? Кто-то спит, или…? Меня это забавляло и беспокоило одновременно. Я чувствовала, что былое спокойствие покинуло меня, что сейчас я начинаю чувствовать что-то еще. Очень смутно, но это пугало меня.
Я изо всех сил сосредоточилась на хрипловатом голосе, как передо мною престала картина: комната, обычная, если не считать медицинской кровати. Огромное количество аппаратуры, незнакомой мне до сих пор. От нее тянулось множество проводков и трубочек, которые были присоединены к чему-то странному, что лежало на кровати. Это было странное существо, бледное и неподвижное. Глаза были закрыты и сами собой веки были очень темные, как и кожа под глазами. Губы существа были искусаны в кровь. Очень несимпатичное, вымученное, очень худое существо.
«Кэролайн…»
Я содрогнулась, а может мне показалось, но в этот момент нити, что все еще держали меня в парящем состоянии, лопнули, и я кубарем покатилась на землю. Это существо…Кэролайн…это я.
Буквы превращались в слова, слова в предложения, предложения во фразы, фразы в смысл… Смысл…
Если бы я сейчас могла кричать, я бы кричала громче кого-либо на земле. Если бы я могла заплакать, я бы рыдала так, что кровавые слезы заполонили все пространство, если бы я могла бегать, я бы убежала туда, где никто ни когда не было. Но я не могла. Я не могла ни пошевелиться, ни даже вздохнуть совсем не нужный мне воздух.
Боль. Единственное чувство, это была сплошная, ужасная боль. Сердце остановилось, но оно горело огнем. Казалось еще немного, и оно прожжет ткани моего тела и выйдет наружу. Но это было ни что в сравнении с той болью, что распространялась по всему телу, что ломала кости, сдавливала легкие, прожигало кости. Боль от предательства и вранья. От обиды и от ненависти к себе. Своей наивности и глупости. От несправедливости судьбы и от своей ненужности и ничтожности. Таким как я нет места. Ошибки природы... Нам показывают нашу бесполезность.
Я слышала их размышления яростным потоком, Калленов, Малоунов. Виктора, Карлайла, Нэнси, Эсме. Эмметт был зол, ему не нужны были эти мороки. Розали была с ним солидарна. Джина возмущалась, почему Роланд со мной, а не с ней. Сам же Роланд был, пожалуй, единственным, кто наделся на то, что я приду в себя. Остальные надеялись на обратное. Элис же корила себя в ужасной ошибке, что не дала мне уехать. Теперь ее голова была занята какой-то девушкой, которой я совершенно не знала. Там, внизу, был еще кое-кто, чьи мысли я не услышу никогда. Но он был там, и непонятно почему, это согревало меня. Несмотря на все это.
Они все хотели одного…осознанно или неосознанно, но все они хотели одного и того же. Пусть хоть один раз я не разочарую их. Пусть хоть один раз на моем счету будет стоящий поступок…
Что-то, возле моей головы яростно запищало. Мне до жути не нравился этот звук, он был очень резким и неприятным. Кто-то подбежал ко мне. Последнее что я услышала, это воспоминания Элис о том случае на стоянке, после которого я уехала с Сибирь. Все-таки я была права… Кто-то резко открыл дверь…

Кэролайн Малоун
Дата смерти 13.09.04.


Эпилог


Иногда ты просто умираешь, становясь тенью прошлого. Становишься пустотой, серой оболочкой, нечем. В такие моменты ты становишься наблюдателем.
daVinci.


выдалась очень дождливой. Было холодно и ветрено, так что прохожие долго на улице не задерживались. А о прогулках в парках и речи не шло, поэтому они были полностью заброшены. Я стояла между веток сосновых деревьев, облокотившись на грубый ствол одного из них. Глубоко вздохнув, я продолжала смотреть на одну из мокрых каменных дорожек. По ней шли трое. Шли спокойно, не спеша, словно и не было ужасного ливня и сильного ветра. Впереди, что-то тихонько напевая, шла девочка. Ее медные волосы выбились из-под капюшона и почти закрыли огромные, шоколадные глаза, но ее это, похоже, не очень беспокоило, и она продолжала мурлыкая, идти вприпрыжку, но так, чтобы не сильно отдаляться от пары, что шла сзади. Двое молодых людей, взявшись за руки, брели следом. Парень с ярким, точно таким же цветом волос, как у малышки, шедшей впереди, и девушка с локонами каштанового цвета. Они оба то переглядывались между собой, то с улыбкой наблюдали за ребенком, бодро шедшим впереди. Мысли молодого человека я не слышала, да и мысли его спутницы были очень туманны, словно прикрыт мутным стеклом, но я отчетливо поняла, что она безумно счастлива. В прочем, и без подобных способностей, это можно было понять по всем троим – их лица светились, а на губах играла еле заметная, но именно та счастливая улыбка, которую так тяжело приобрести.
Я усмехнулась, еще раз убеждаясь, что все сделала правильно, и последний раз взглянув на троицу, ушла. Но где то там, в самой глубине моего мертвого сердца, мне очень хотелось подойти к нему и сказать:
- Видишь, я жива.

Рокс
Дата рождения 6.11.06



- Что такое, Эдвард?- спросила Белла, смотря как ее муж вглядывается сквозь ветки стоящих рядом деревьев.
- Нет, ничего, - ответил тот и, поцеловав жену, поспешил за Рэнесми.

@темы: [Видишь, Я Жива]

22:24 

[Видишь, Я Жива] 9

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Шум дождя и непрерывный ветер прекрасно сочетались с оглушительными ударами грома. Они, словно талантливые музыканты, сопровождали танец великой и неповторимой леди, чье имя – молния. Порой природа может создавать неповторимые мелодии, такие, которые не снились самым талантливым композиторам. Простым смертным остается лишь уметь их слушать, и богат тот, кто способен танцевать под песню ночного неба.
Я наблюдала за всем эти великолепием с самой вершины одного из самых высоких деревьев в лесу Форкса. Точнее нет, я лишь слушала, боясь открыть глаза. Я знала, что если хоть приоткрою их, то потеряюсь среди ряда оттенков и красок, которые научилась видеть за последнее время. Забуду, кто я, и зачем тут, сойду с ума и останусь вечной декорацией. Лишь слух, который стал различать так четко и так много голов одновременно и поддельности, остался верен моему разуму и позволял надеяться на него. Хотя…возможно дело не в этом, не в яркости и не в громкости. Просто это означает приближение дня «Х». И тогда, судьба кинет кости, узнает, проснусь я или же нет…
Урок английского проходил в полупустом классе – из-за погоды многие предпочли остаться дома. Я могла быть не исключением, остаться в кровати и с закрытыми глазами слушать стук дождя о крышу дома Кроули… А он сам, уже второй день не отвечает на мои звонки. Но я взяла себя в руки, оделась и приехала в школу…за полтора часа до начала первого урока. Я забыла посмотреть на часы. Делать было нечего, школа закрыта, и я сидела в машине и слушала музыку. Я так давно не слушала музыку, боясь услышать в ней что-то постороннее, что испортило бы звучание. Но нет, все хорошо. Слава прогрессу с его супер точным оборудованием. Некоторым людям свойственно делать все идеально, убирая и уничтожая даже то, чего они не видят и не слышат. Ах да, я все еще на уроке английского.

Почему мне так одиноко? Почему пусто? Почему все цвета, какие бы они яркими не были, сейчас мне кажутся, приобрели серый оттенок. К чему такая перемена? Это все? Я умираю? Какой бред я несу… возможно это из-за того, что у меня кружится голова. После того, как я пошатнулась уже раз пятый, я направилась на стоянку. Лучше грохнутся дома, чем на публике, среди зевак.

Дома никого не оказалось, на что собственно я и надеялась. Я устала от них всех, к тому же ко всему этому добавился нескончаемый поток мыслей каждого. То слишком громкий, то очень тихий. То пропадает вовсе, то преследует на каждом шагу. Я не могу контролировать это, все ушло из-под контроля, я не могу выключить кнопу, сказать «стоп». Зарывшись в подушку, я продолжала о чем-то лихорадочно думать, пока не почувствовала сладковатый запах. Приподняв голову, я увидела, что наволочка покрылась алыми пятнами. Ошеломленная я провела рукой по лицу, рука оказалась в крови. Господи, неужели я плачу?

- Кэрол? Кэрол, проснись!
Чей-то встревоженный голос судил меня, но единственное что меня волновало, это то, что моя спальня стала походить на проходной двор.
- Рокс? Просыпайся, пожалуйста, мне нужно тебе кое-что сказать!
Я подняла глаза и…
- Таня?
- Да, прости, что ворвалась к тебе сюда, но ближе к твоему дому ни кто не находился…
- С каких пор это стало проблемой? – я понимала, что суть разговора ни в этом, но почему расстояние помешало Джине или Элис сказать мне что-то важное?
- Кэрол, у меня плохие новости. Твое дед, Джерольд… Его убили этой ночью.
Я просто смотрела в прекрасные глаза моей собеседницы и молчала. Убили? Кого убили? Какой кошмар, ведь для Тани это так важно, она так взволнована, а я не могу понять кого убили. Наверно это ее брат, может она даже говорила мне об этом, может это ее знакомый. Почему она говорит это мне? Таня, почему тут так темно? Таня?
Я очнулась в ослепительно белом помещении. Вокруг меня были только трубки и проводки и этот ужасный пикающий звук. Почему я тут? Мне говорили, что кого-то убили… Кого убили? Убили, убили. Убили, убили…

Я вошел в ту комнату, в которой лежала Кэрол. Если бы не Карлайл, то не знаю, что бы мы делали. Дорогу домой она бы точно не пережила. Рокс лежала на больничной кровати, к ней с нескончаемыми капельницами тянулись струйки крови, а проводки выводили на экран каждый показатель ее жизненных процессов. Эта маленькая, шестнадцатилетняя девочка походила на куклу, которую сломали. Болезненно бледная, как мел и с огромными синяками под глазами. Ее тонкие пальцы скрючились, а губы были искусаны в кровь. Мы так боялись этого дня, и вот он настал. Теперь лишь одному богу известно, прейдет ли она в себя.
- Убили, убили. Убили, убили…
Я подошел ближе к девушке, уловил движение едва шевелящихся губ. Одно слово, не прекращая, шептала она, слегка приоткрыв глаза.
- Убили, убили. Убили, убили…
- Кэролайн, ты меня слышишь, - я пытался скрыть боль в голосе, который готов был сорвется.
-Кого-то убили. Кого? Скажи мне кого убили?
Я не знал, что сказать. С одной стороны Таня ей уже все рассказала, но видимо Кэрол не восприняла информацию. Дурак! Зачем я позволил им все рассказать? Но теперь врать нет смысла.
- Джерольда. Твоего дедушку, моя дорогая.
- Почему ты не говоришь? Скажи… мне нужно знать! Таня мне… хотела это сказать, для…нее важно, что бы я знала…
-Боже, - тихо прошептал я.
Она не воспринимает. Ее сознание перекрыло то, что было бы для нее ударом, но слишком поздно. Мяч попал в ворота, но они захлопнулись, опоздав. Они не защищали, а наоборот угнетали обстановку.
Я знаю, я слабоволен, но я ушел, поцеловал ее перед этим в лоб. В гостиной меня ждали Виктор и Нэнси.
- Как она? – Нэнси смотрела на меня испуганными глазами, полными боли и отчаянья. Ее единственная дочь…сошла с ума.
- Пришла в себя, - выдавил вместо этого я.
- Да? Почему же ты не говоришь сразу, я пойду…
- Нет, Нэн, лучше не нужно. Она... она не воспринимает нас, они лишь спрашивает «кого убили?»
Вокруг воцарилась тишина. Виктор неподвижно сидел в кресле, а его глаза кажется ничего не видели. За моей спиной шатал головой доктор Карлайл.
- Прошу прощения за такие неудобства, очень нехорошо с нашей стороны, - вдруг поднялся и сказал Виктор, - мы сейчас же соберем все и уедем в Англию.
- Вы что? – переполошился Карлайл, - нельзя! Она умрет, если ее отсоединить от аппарата. Ее нужно постоянная подача крови!
- Знаю, – только и сказал Виктор.
Он не успел продолжить, так как в комнату ворвались Эмметт и Джаспер. Оба были очень мрачные и промокшие под дождем.
- Это был кто-то из наших, - тихо проговорил Эмметт, подразумевая, что убийца Джерольда не лит.
Нэнси сжала подлокотник, на ее глазах впервые за все время, что я ее знаю, выступили кровавые слезы. Она поспешно отвернулась от всех.
А она же так хотела хотя бы еще один раз в жизни увидеть Джерольда…живым.
Я вышел во двор, мне было нехорошо. Я все больше осознавал жизнь Рокс – сплошное вранье. Она чувствовала это, но не понимала, а я был одним из тех, кто помогал водить ее за нос.
Тогда, когда Нэнси узнала, что беременна, Виктор чуть с ума не сошел от счастья. У литов – единственного вида, способного рожать себе подобных, такая возможность была не то, что редкостью, а почти легендарным случаем. Старинные записи свидетельствовали только о двух таких случаях и оба потомка описывались как самые могущественные вампиры в истории. Иметь такого универсального солдата в своем полку Виктору очень сильно хотелось. Вот только он не учел, что легендам свойственно преувеличивать.
Нэнси чуть не умерла при родах. Она рожала более 6 дней, и никто не мог ей помочь. Когда же ребенок явился на свет, то он ничем не отличался от человеческого детеныша. Тогда Виктор неделю не выходил из своей комнаты и не желал видеть свою жену. Нэнси была очень слаба, чтобы смотреть за ребенком, а Джине до него и дела не было. За ребенком смотрел я. Я кормил его кровью и все. Больше с ним ничего не нужно было делать. А потом… потом она начала расти, развиваться. Постепенно Виктор стал играть заботливого папу, Нэнси смогла заняться обязанностями матери, а Джина…Она старалась не выдавать своего отвращения к малышке, но это не выходило. Однажды она ударила ее так сильно, что ребенок отлетел и ударился о стену только потому, что Кэролайн дотронулась до нее. Чадо хотело заботы, но не чувствовала искренности. Потом она начала тянуться ко мне… Я любил ее, считал своей младшей сестрой, своим дитем. Потом я начал замечать, что, не смотря на всю мою любовь, в ней все же просыпается сарказм, цинизм, боль. Она чувствовала все это. Ибо была не такой, как все.
Ее способности поражали, особенно чтение мыслей. Я тогда все время радовался, что вампирские умы для нее закрыты и опасался того дня, когда она узнает всю подноготную ее семьи.
Я вздохнул и осмотрелся. Мой взгляд пал на Эдварда и Таню, которые о чем то шептались, а рядом с ними и Элис. Такие же лгуны, как и моя семья. Заполучить в родственницы лита, да и еще необычного, заполучить поддержку всего клана. Это было выгодно обеим сторонами, ибо никто из них не любил Вольтури, а свержение их с престола и было их главной целью. Все, что нужно было сделать для осуществления вожделенной цели – соединить двух одиночек – Эдварда и Рокс. Тогда все будет официально и ни у кого не будет сомнений в искренности и благих намерениях одного из кланов.
Сволочи, никто из них и не подумал о Рокс или об Каллене. К нему я относился лояльно – он был искренен с моей сестрой. По крайней мере, настолько, насколько мог. Его тоже связали по рукам и ногам.
Плевать… больше всего на свете я хочу, чтобы она пришла в себя. Чтобы усмехнулась своей циничной и немного грустной улыбкой. Чтобы запустила свои тонкие пальцы в волосы, чтобы фыркнула на очередное упоминание о ее плохом характере.
Я все всматривался вдаль, продолжая обдумывать всю эту мерзость, как почувствовал присутствие Эдварда.
- Как она?
- Плохо, - я знал, что Каллену не все равно, просто он боится зайти к Рокс. Считает, что это будет некрасиво по отношению к ней.
- Да, я думаю, что после всего этого она мне просто голову свернет, когда узнает, что я был у нее, - парень усмехнулся, но усмешка вышла грустной.
- Не думаю, но взбучку устроит. Так, для вида, - пробормотал я.
Каллен вопросительно посмотрел на меня.
«Она к тебе очень хорошо относиться, Эдвард. Она мне этого не говорила, да и зачем? По ней это было видно. Она стремится к людям, которые искренны к ней» - подумал я, посчитав этот способ самым удобным – ни кто кроме Эда не услышит меня.
- Что будет, когда она сможет читать наши мысли? – спросил он.
- Ты знаешь ответ на этот вопрос лучше, чем я, Эдвард. Ты в точности знаешь, что думают другие.
Каллен не ответил, он только тяжело вздохнул.
«Если она очнется, то уедет навсегда. Рокс не останется тут, среди всей этой грязи, тем более не вернется домой», - предположил я мысленно.
Я это уже понял, - совсем тихо произнес Эдвард.

@темы: [Видишь, Я Жива]

19:51 

[Видишь, Я Жива] 8

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я оторопело смотрела на Эдварда. Это сон?
- Я был неправ,- продолжал Эдвард,- мне не хотелось тебя обидеть. Я
вообще не должен был об этом говорить, не имел права.
Пока Эдвард говорил, я краем глаза посмотрела на часы - 3.07. Значит
Эдвард ждал меня. Ждал, чтобы извиниться. Он продолжал свой монолог а
я просто потеряла дар речи, поэтому, чтобы остановить его я не
придумала ничего лучше, чем быстро дотронуться до его руки, а потом я
так же быстро убрала ее... Парень этого не ожидал, и удивленно посмотрел
сначала на руку потом на меня.
- Перестань, - оказывается, мой голос может быть очень мягким, - тебе
незачем извиняться. Ты абсолютно прав. И нет ни чего такого, что ты
сказал мне это в лицо, наоборот.
Эдвард смотрел на меня непонимающе, словно я говорю на непонятном ему языке.
Вздохнув, я продолжила:
- Эдвард, - отвернувшись, я смотрела в окно, чувствуя на себе его
пристальный взгляд, - ты мне ни чего не должен, и тем более просить
прощения. Для тебя... для вас я - чудовище. Согласна, звучит банально,
как в жалостливом кино о кающимся злодее. Вот только я не каюсь,
Эдвард. Я такой родилась, другой жизни я не знаю и меня все
устраивает. Ни о чём не жалею... Хотя нет, вру. Жалею что приехала
сюда. Только нервы всем потрепала, хорошо, что Виктор уже не против
моего отъезда... - последние слова ж сказала тихо, обращаясь скорее сама
к себе.
- Ты уезжаешь? – возможно, мне только показалось, что в голосе
прозвучала тревога.
- Мне нужно уехать, правда? - я не ожидала такого от себя, но голос
дрогнул, а вместо того, что бы утвердительно кивнуть головой я ответила
вопросом на вопрос.
Эдвард молчал, а я боялась посмотреть на него, боялась увидеть
облегчаете на его безупречном лице, радость в янтарных глазах, улыбку
на идеальных губах. Я не дышала, не шевелилась. Все мое естество
ожидало вердикта - холодного, с оттенком радости "да".
- А ты хочешь?
- Какая разница, чего я хочу? - я разозлилась. Зачем он мучает меня?
Издевается, или пытается понять? Чего хочет он?
Он не ответил. Я ни шелохнулась. Невидящими глазами я продолжала
смотреть в окно, все ожидая, что он что-то скажет. Вскоре ожидание
сменилось легкой дремотой. Возможно, Эдвард уже ушел, может быть его уже
давно нет, но я не оборачивалась, наслаждаясь догадками. Все куда-то
уплыло, размазалось, стало вязким и очень сладким. А потом я
провалилась во тьму...
Всю ночь мне было холодно, и я куталась в покрывало. Но подниматься и
закрывать окно мне не хотелось, даже когда воображение начало рисовать
снежные сугробы и бесконечную вьюгу.
Утром все происходящее ночью казалось сном. Ощущение напоминали те,
что были после первого визита Каллена в мою комнату - полная
невероятность случившегося. Я лишь тяжело вздохнула и пошла в душ,
точно зная, что смотреть Эдварду в глаза мне будет еще сложнее. Вода
немного отрезвила меня, давая еще яснее осознать неловкость вчерашнего
разговора. Я упала на спинку душевой кабины и медленно сползла вниз.
Пффф…
Спустившись вниз, по дороге застегивая черную, хлопковую рубашку, я увидела Элис. Девушка сидела в гостиной и складывала цветы в белую вазу. Она задумчиво
выбирала растения, по очереди примеряя каждый цветок на определенное
место, а потом снова кладя его на стол. Все это происходило с такой
скоростью, словно кто-то ускорил пленку.
- Доброе утро, - ласково улыбнулась она, держа в руках хризантему.
- Доброе, а где все?
- Ну, Розали и Эмметт уехали на охоту с Джаспером, а Джину забрал
Роланд.
- Роланд был тут? - я думала, он уехал сразу же. Хотя в том, что он
захотел увидеть свою девушку, нет ничего удивительного, - я думала он
зайдет ко мне.
- Он не хотел тебя ...ммм.. будить.
Я удивлено посмотрела на нее. Элис смотрела на меня невинными глазами,
а перед ней уже стояла готовая композиция.
- А тебя оставили на поруки судьбы?- усмехнулась я, присаживаясь на
пол рядом с ней.
- Вообще-то у меня свои планы и ты в них играешь не последнюю роль,- в
ее золотистых глазах промелькнули искорки,- и погода в этот раз тебе
не поможет.
Схватившись за сердце я сползла на пол и застонала - шопинг.

Шопинг с Элис.
Мы находились в Сиэтле. Погода была просто идеальна - ни дождя, что
делал прогулку не самой приятной, ни солнца что сделало бы ее
невозможной. На этот раз Элис все предугадала - маленькая садистка.
- Сначала зайдем в обувной магазин, потом уже все остальное - я присмотрела
себе чудесные туфли - мечтательно рассуждала Элис, а я основательно
не понимала, какого чёрта тут делаю.
Мы зашли в торговый центр и направились к одному из бутиков. К нам
тут же подскочила молодая девушка - продавец. Из ее мыслей я поняла,
что Элис у нее частый гость и что я ей не нравлюсь. Я мало кому
нравлюсь, это нормально. Девушка с опаской проводила меня взглядом ,а
мой скучающий взгляд ее раздражал.
- Как тебе это? - спросила меня Элис, демонстрируя в своих маленьких
ручках черные ботильоны с железными заклепками и на огромном каблуке.
- Я в них свалюсь, - ответила я, останавливая взгляд на каблуке.
- Ты же знаешь, что-то не так, - хитро усмехнулась подруга.
Ну да, в моём положении такая отговорка не поможет.
- Элис! Я не ношу такое.
- А Джина утверждает обратное, - все так же лукаво смотрела на меня
Элис. Джина, я тебя убью. Нет, честно, на этот раз тебе не отвертится.
- Мне не терпится увидеть тебя во всем этом. Сначала я хотела
попросить Роланда привезти мне фото, но потом подумала что на много
лучше будет воплотить это в жизни.
Какая же я злая. Сейчас я готова рвать и метать. Я сто процентов знала
что глаза у меня чернее угля, а руки непроизвольно сжались. Какого
чёрта Джина все рассказала? Имела ли она вообще право открывать им
нашу жизнь? Какую роль во всем этом сыграл Роланд? Еще больше меня
бесило то, что меня обсуждали за моей же спиной близкие. Ненавижу,
когда говорит обо мне. Не знаю, что злило меня больше - доверие
секретов Виктора ( ведь Джина могла рассказать, что-то намного
серьезнее, чём наш стиль жизни), или обсуждение моей скромной персоны.
Элис встревожено смотрела на меня.
- Хорошо, - жестко улыбнулась я и, взяв обувь, направилась к кассе.

Мы с Элис скупили, неверно, все магазины и бутики. Это маленькое существо с такой скоростью находило что-то новое и интересное для нее, что я даже не успевала разобрать что именно она держит в руках - платье или шорты. Так что единственное, на чём я сосредоточила свое внимание - это не допустить Элис купить что-то еще мне. Я не могу сказать, что мне, допустим, не понравилось длинное черное платье с корсетом, наоборот это вещь мне по вкусу, но представив себя в этом разгуливающей в доме Кроули, на меня напал приступ истерического хохота. Моя спутница долго не могла понять причину моего веселья. В прочем мы все же приобрели мне помимо ботильон еще черную, шелковую блузку и брюки такого же цвета.
- Ты не хотела бы сменить цветовую гамму нарядов, Кэрол?- осуждающе спросила Элис, когда мы сидели в одном из кафе и держали в руках по чашке кофе для отвода глаз.
- Черный - идеальный цвет для вампира,- ответила я,- мне нужно сливаться с тьмой, когда на горизонте жертва.
- Но ты не всегда на охоте, - возразила подруга.
- Зато рядом всегда потенциальный ужин, - мило улыбнулась я.

Мы говорили о многом: о книгах, фильмах, политике и истории. С Элис было очень интересно, она часами, как оказалось, могла обсуждать не только моду, но и экономику западной Европы, психологию современного человека и даже войну в Ираке.
Но все же незаметно для меня мы подкатили к более близким на сегодня нам проблемам.
- Таня должна скоро уехать,- мечтательно протянула Элис.
- С чего это вдруг? - спросила я. Отчего-то в душе стало не спокойно.
- Эсме и Карлайл должны вернуться в ближайшее время.
- Честно сказать, это напоминает ситуацию, когда родители возвращаются из отпуска, даже не подозревая что в их доме находиться подружка их сынка, который узнав о их досрочном приезде, выталкивает ту самую подружку за дверь.
- Глупости, она просто не хочет оставлять сестер одних. Эсме знает что она тут, ровным счетом как и Карлайл. Они бы не когда не выгнали ее, она нам как родная.
- Какая благородность,- мне было немного неприятно слышать ее слова, и я сама не знала почему. Хотя, возможно я вру сама себе, и причина в том, что у этой самой Тани тут на много больше прав оставаться, чем у меня. Родной…
Я больше не сказала ни слова, хотя знала, что веду себя глупейшим образом. Сегодня со мной было что-то не так: цвета были чересчур яркие, движения медленные, словно пленка на старом проигрывателе. Это меня раздражало, делало беспомощной, не способной превратить все это.
Приехав домой, я направилась к себе. Мне безумно хотелось закрыть глаза, оказаться во тьме. Я задвинула шторы, выключила из розетки даже компьютер, чтобы светящиеся на системном блоке лампочки потухли, ибо даже такой незначительный свет приводил меня в состояние непонятного раздражения и ступора одновременно. Я уже собиралась прилечь, как сильная боль ножом врезалась в грудь. Словно меня лишили соединяющих мой организм нитей, а внутри бушевала боль и пустота. Я рухнула на кровать, прижимая руки к груди, словно боясь, что она разорвется. И уже перед самим провалам во тьму я поняла.
Сердце останавливается.

Понятия не имею, когда я открыла глаза. Просто вдруг осознала, что лежу и смотрю в потолок. Подняться было сложно, тело ломило и словно не слушалось меня. Я хотела попытаться встать, но только при одной мысли об этом перед глазами все поплыло. Кто-то вошел в дом и с прихожей донеслись голоса:
- ... Не сказала после не слова и вот уже 9 часов не выходит из комнаты
- Почему бы тебе ни посмотреть как она?
Эдвард?!
- А почему бы тебе самому не пойти? Прошлую ночь ты провел именно там, - нельзя сказать, что голос Элис был язвительным, но с намеком на озорство.
Прошлую ночь? Так... Я посмотрела на окно. Оно было плотно закрыто. Значит... Дьявол! Почему я не поняла этого сразу? Не почувствовать присутствия... Хотя если я заснула заснула при Каллене, значит, это самое его присутствие было мне до лампочки.
Черт...
Тем временем голоса продолжали спорить:
- Если она узнаёт, будет рвать и метать. Ни…
- Успокойся, слышишь же, сердце бьется, как во время сна. Она спит…

Сплю? Я прислушалась к себе. Эл была права, сердце билось, словно
я в глубоком сне.
Очень ровно, сила ударов была меньше, нежели в бодрствующем состоянии.. Ну, собственно, я почти сплю. Так что ни чего удивительного. Абсолютно ничего удивительного. Сейчас самое главное встать и устроить одному вампиру Вальпургиеву ночь. Собравшись с мыслями, я все же поднялась, и направилось в душ. Думаю, вода поможет мне прийти в себя.

За всю свою относительно недолгою жизнь я не припомню, чтобы идти
было так тяжело. Даже свои первые шаги я делала с большей легкостью.
Ноги словно налились свинцом, передвигались медленно и были совершенно
негнущимися. А когда дело дошло до лестницы, то я вообще пала духом,
прекрасно понимая пожилых смертных. И когда моя нога коснулась
крепкого пола первого этажа я облегченно вздохнула. По сравнению с
лестницей, ходьба по ровной поверхности казалось манной небесной.
Честно сказать, я уже пожалела о том, что спустилась просто на миг
представив, что мое передвижение заметит кто-либо из домашних. Мне
придется все объяснять, а если это будет Вирджиния или Роланд, то и
пояснять ни чего не придется, они меня без разговоров домой отвезут.
Домой...
Я уже спешила исправить ошибку и отложить разборку с Эдвардом,
направилась к лестнице. Правда слово "спешила" сейчас ко мне явно не
относиться, я передвигалась как черепаха. Но мне явно не везло сегодня
и я отчетливо слышала приближение шагов. Не долго думая я упала в
ближайшее кресло, отчего почувствовала сильную боль во всем теле,
но лицу я старалась придать невозмутимый вид. Из коридора явился Эдвард.
- Кэролайн... Господи, что с тобой?
Он мигом оказался совсем рядом, и я непроизвольно удалась в спинку
кресла.
- Ты белая, как мел. Кэролайн, не молчи, что случилось?
Я идиотка, и с этим не поспоришь. Даже в зеркало не потрудилась
посмотреть, да хотя бы на руки посмотреть, что бы заметить совершенно
белый цвет кожи. К тому же только сейчас я заметила, что те самые руки
трясутся.
- Просто давно не охотилась, - слава богу, Каллен не умеет читать мои
мысли. И если богу нужно еще немного этой самой славы, то пусть парню
окажется неизвестной причина недавней моей вылазки с Роландом.
Эдвард вздрогнул. Для него моя охота – чья-то смерть.
Мне стало как то тяжело на душе. Захотелось встать и уйти, к тому же
моя слабость оправдана. И лучше смотаться, пока не пришла Элис. А и
того хуже, кто то из моей семьи.
Прибывая в задумчивости, я встала с кресла, но ноги предали свою хозяйку
и я пошатнулась, но вовремя ухватилась за подлокотник.
В этот же момент чьи-то руки крепко обхватили меня за талию.
- Я помогу,- констатировал Эдвард.
Я, совершенно потеряв дар речи, лишь кивнула головой, продолжая
ошарашено смотреть на парня. Видимо понятия помочь у Эдварда очень
своенравные, потому что в следующее мгновение я оказалась на руках у
Каллена. Оказывается, офигеть можно еще больше. Эдвард крепко прижал
меня к себе и понес на второй этаж. Мне показалось, что мы слишком
быстро добрались до моей комнаты. Каллен положил меня на кровать и
присел рядышком. Мысленно я глубоко вздохнула, ибо боялась что он
сразу же уйдет.
- Не думаю, что ты сейчас в состоянии идти на охоту. У Карлайла есть
донорская кровь. Мы держим ее в доме,- Эдвард сделал паузу, - на
случай форс-мажора. Ты можешь утолить жажду подобным способом?
- В детстве только так и питалась, - улыбнулась я, - спасибо Эдвард.
Твоя помощь много для меня значит.
Это была чистейшая правда. Сам Эдвард значит для меня очень много.
Парень улыбнулся и уже собирался уйти, но я окликнула его:
- Эдвард, пожалуйста, не говори ничего обо мне, если можешь. Особенно
Джине или Роланду, хорошо? Они и так всю жизнь со мной носятся,
я им жить спокойно не даю. Правда, теперь, ты со мной мучаешься.
Нехорошо...
Последние слова я сказала скорее себе, чем Каллену, но тем не менее,
он все равно их услышал.
Как то странно на меня посмотрев, он вышел и тихонько прикрыл дверь.
Я подождала пару минут, а после доковыляла к шкафу и посмотрела на
свое отражение в одной из стеклянных панелей. Теперь я понимаю от чего
переполошился Каллен. Он к тому же оказался мужественным парнем и
держал на руках этот «ужас в сосновом бору»:
Я была белая. Не просто бледная, как Элис или Джина, а белая как лист
бумаги. Под глазами у меня были огромные синяки, точно такого же цвета
были и сами веки. В общем, и вместо глаз, которые были яркого голубого,
даже кислотного, цвета, у меня были две впадины. Губы вообще исчезли,
слившись с кожей.
Не могу сказать, что мне уж очень не нравилось как я выгляжу, но
представляю как такую "прелесть" было тащить Эдварду.
Через минут семь Эдвард снова вошел в комнату с кружкой в руках. В нос
сразу ударил сладковатый запах человеческой крови, причем теплой.
Видимо Эдвард ее грел. Разумеется, это хуже, чем свежая кровь прямо из
"источника", но остывшая кровь вообще отвратительна.
Взяв в руки чашку, я пристально посмотрела на Эдварда.
- Прости, - тихо сказала я, зная как ему тяжело переносить ароматный
запах доносящийся из-под крышки.
- Ты о чём?
- Обо всем и об этом, - я указала пальцем на чашку,- в частности.
- Все в порядке, извиняться тебе не за что, - парень улыбнулся как то
очень ласково, - пей.
Еще немного поколебавшись, я глотнула из чашки. Вкус мне понравился и
только сейчас я ощутила, какую сильную жажду испытывала.
- Значит, понравилось, - тоном врача, который проверяет реакцию
пациента на новые таблетки, изрек Каллен и исчез, но тут же появился с
новой порцией.
За все время парень пронес мне кружек пять, не меньше, а когда я пила,
то не сводил с меня глаз.
- Ты меняешься просто на глазах, - улыбнулся он.
Я лишь пожала плечами. Свежая кровь вместе с остатками моей
собственной гналась по венам, разнося долгожданное тепло. А значит,
кожа приобрела более естественный оттенок, а глаза снова стали зелеными.
- А теперь домашнего вампирчика можно уложить спать, - проговорила я
тоном ведущей одной известной передачи о животных.
Не знаю, что в моих словах так сильно рассмешило Эдварда, но он хохотал
от души, а я в этот момент почувствовала, пожалуй, впервые всю разницу,
все отличия между нами. Не смотря на то, что на вид Каллену было 17,
он был на много старше, образованней и опытнее меня. Он видит перед
собой только ребенка.
Мне стало грустно, и очень одиноко. Словно оборвали какую-то ниточку.
Нет, просто я слишком эмоциональна...
Видимо все мои эмоции отразились на лице, потому что Эдвард снова не
сводил с меня глаз. В отличие от меня на его лице ни читалось, ни одной
эмоции, словно скульптура, а не живое существо передо мной.

@темы: [Видишь, Я Жива]

23:32 

[Видишь, Я Жива] 7

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я шла, и стыдно признаться, не разбирала дороги. Что-то сжимало внутри, не давая вздохнуть полной грудью. Нет, не было тех банальных, пафосных обид, ведь я его прекрасно понимала. Он имел полное право иметь свое мнение на мой счет и тем более высказать мне его в глаза. Это исключительно моя проблема, что я так болезненно отреагировала, ведь он прав, прав как ни крути. Сколько жизней за одно существование? Сколько я убила? Никогда не думала об этом… Эти слова… ЕГО слова. Не думаю, что бы обратила внимание, если бы это сказал кто-то другой.
«Жертвовать…» это слово крутилось у меня в голове, снова и снова мое воображение прокручивало этот злополучный эпизод. Жертвовать? Может пожертвовать? Ведь пока мне еще достаточно просто покончить с собой, да и проблем у всех будет меньше… Стоп! Бред какой-то. Мне теперь что, из-за каждого пейсусликова вешаться, что ли? Бре-е-е-д…
Докатилась до чего… Праведник хренов, ангел во плоти, святой! Ха, он что, считает, что коль пьет кровь зябликов, так он невинная овечка? Как бы с него нимб не свалился… Защитник слабых и умалишенных. Интересно, что по поводу его вегетарианства думает Гринпис? Вегетарианец! Пусть томатный сок попивает, ангелочек!
Чего это я злюсь то? Какого черта? Может это так на меня погода влияет? Эх…
Домой я вернулась под утро. Зайдя в пустую гостиную мне почему-то вспомнился Кроули. Как он приезжал к нам в особняк, и как я, еще маленькая вместе с мамой пряталась в одной из дальних комнат замка, а Виктор с широкой улыбкой рассказывал как хорошо нам отдыхается на Кубе. Кроули уехал в тот же день, и мы с Нэнси незаметно провожали его из окна. Тогда я впервые увидела, как плачет. Без слез.
Из размышлений меня вывело ощущение, что дома я не одна. Из кухни ко мне долетали голоса и смех. Не хотелось портить настроение другим, поэтому я поднялась к себе. Чем дальше, тем хуже я себя чувствую. Я уехала из дома, а они приехали ко мне и вытиснили. Как-то это несправедливо… Они как будто все время показывают, что я не имею права голоса, что я слабее, что я ничтожество. А может, я сама себя накручиваю? Может, я просто слишком зациклена на себе? Не в силах больше терпеть поток моих идиотских мыслей, мой мозг отключился, и я провалилась в небытие.
Меня разбудила Джина, которая с обеспокоенным видом легонько трясла меня за плече. Открыв глаза, я посмотрела сначала на часы – нужно было собираться в школу.
- Да, да, я собираюсь, - сонно пробормотала я и встала с кровати.
- Может не стоит тебе идти, прости что разбудила, - виновато посмотрела на меня сестра.
- Да нет, - отмахнулась я, - нужно пройтись.
- Как знаешь. Да, и, кстати, мы сегодня едем одни, девочки уехали раньше, им нужно было заехать домой.
Джина вышла, оставив меня один на один с моим шкафом. Нужно достать одежду, но сначала в душ.
Уже одетая я спустилась вниз, где меня ждала Вирджиния. Она скептически осмотрела меня с ног до головы, и я приготовилась к худшему.
- Знаешь, что-то мне не нравиться, как ты одеваешься в последнее время. Я, конечно, понимаю, что ты подросток, и все остальное, но это не повод так запускать себя. Все же дома ты выглядела лучше.
О да, дома. Дома у нас был свой, особый, негласный дресс-код: исключительно официальная форма одежды, поэтому корсеты, каблуки, шпильки и прочая дребедень стали моими постоянными атрибутами еще с раннего детства. Слава богу, что все было очень строго, ни каких пышных юбок, ярких цветов и напудренных париков, а мне еще уступчиво разрешили носить брюки. Конечно же, весь этот маскарад был устроен Виктором, и балом правил соответственно он, но эму можно было простить эту маленькую слабость. Да и, признаться честно, это выглядело очень красиво, правда, не в моем исполнении. Возможно, именно поэтому перед приездом в Форкс я заехала в магазин и купила пару джинсов, кед, футболок и еще несколько нужных вещей.
- Я собой довольна, - пробормотал я, и вышла на улицу. Джина обессилено помотала головой.
Я села в машину и бросила сумку на заднее сиденье. Вирджиния села рядом, бережно положив свою сумочку рядом с моей. Наблюдая за ее действиями, я невольно хмыкнула. Девушка бросила на меня пристальный взгляд и ничего не сказав, уставилась во окно. Жаль, но молчание длилось не долго.
- Ты уходила на всю ночь, где ты была? - спросила сестра, когда я выезжала на дорогу.
- Элис настукачила? - вопросом на вопрос ответила я, вспоминая о способностях одной из Калленов.
- Нет, именно поэтому мы с ней и волнуемся. Это очень странно, что Элис не то, чтобы не предвидела что-либо, она даже не могла заглянуть в твое будущее. Такое бывает, как она говорит, только, - Джина запнулась, - только если связать свое будущее с оборотнями.
- Не волнуйтесь, замуж за веровольфа я не собираюсь, - бесцветно проговорила я, наблюдая за дорогой.
- Не смешно, - в голосе Виржинии явно играли укоризненные нотки, - мы волновались.
Возможно, девушка хотела бы продолжить разговор, но я всем своим видом дала понять, что не в настроении болтать.
Мы достаточно быстро доехали к школе, при этом ни проронив, ни слова. Эти минуты тишины дали мне еще немного поразмыслить над событиями прошлой ночи. Параллельно я не уставала повторять себе, что впредь буду осмотрительней, и не буду выставлять себя идиоткой. В общем, когда мы приехали на школьную стоянку, Джине пришлось пару раз окликнуть меня, чтобы я, наконец, вернулась в реальность. Мы распрощались тут же, но, направляясь к нужному мне корпусу, я остро чувствовала ее взгляд у себя на спине.
На третьем уроке была литература, и я поздно вспомнила, что она у нас вместе со старшим курсом. Тяжело вздохнув, я поплелась к нужному кабинету, надеясь, что в класс зайду первая. Все же я оказалась не такой уж и безнадежной, помещение было пустым, конечно за исключением преподавателя, записывающего новую тему на доске. Он приветливо мне улыбнулся и повернулся обратно. Сев за последнюю парту, я постаралась расслабиться, хотя была почти уверенна в своих догадках. Класс постепенно стал заполняться, но я ждала определенных личностей, и вскоре они появились. Джина зашла в класс вместе с Элис. Обе о чем-то говорили, но сразу же заметили меня. Видимо они хотели сесть рядом, но не успели. Непонятно откуда появилась Анжела Верб и с приветливой улыбкой присела на соседний стул.
- Привет, - робко произнесла она, - ничего что я…
Она недоговорила, запнувшись, но ее мысли были более красноречивы. Правда и без этого можно было понять, что она имела в виду.
- Нет, тут свободно, - я усмехнулась, - давно тебя не видела! Где пропадала? – не могу сказать, что меня волновал этот вопрос, но нужно было поддержать разговор. А нужно ли?
- Я болела, но сейчас уже чувствую себя намного лучше. Хорошо, что дома у меня оставались учебники, и ничего не упустила, - выпалила девушка, явно довольна собой.
В ее голове я увидела, как она листает учебники, а рядом лежит градусник, на котором мигают цифры «38.7». Самоотверженный ребенок.
Я хотела ей что-то ответить, но не успела, так как прозвенел звонок, и учитель уже было открыл рот, чтобы поприветствовать класс, как дверь снова открылась, и на пороге появились две девушки. Их смело можно было назвать сестрами, очень красивыми, умопомрачительными сестрами. Одну из них я знала уже некоторое время, другая впервые удосужилась моему взору, хотя я с уверенностью могла сказать кто это: Розали Хейл и Таня Денали. Обе могли посоперничать друг с другом в красоте и изяществе. Еще на мгновение мой взор задержался на гостье из Аляски: совершенно ангельское создание. Она казалась хрупкой и беззащитной, и даже зная, что это впечатление обманчиво, я не могла отмахнуться от него. Она напоминала Афродиту, с ее белыми, слегка вьющимися локонами, а светлые, легкие ткани лишь подчеркивали ее неземное происхождение. Идеальная девушка для Эдварда. Она, как никто другой подчеркнет его ангельские намеренья.
Учитель, впрочем, как и все остальные, молча, проводил их взглядом и только когда они заняли свободные места, он начал урок. Записывая конспект, я мысленно находилась где-то далеко от сюда – дома в Англии. Отчего-то я очень соскучилась за Виктором и Нэнси, за Роландом, за миссис Крендол, человеком которую мы все уважали и ценили. Жизнь в изоляции внезапно стала казаться идеальной, и я адскими усилиями сдерживала в себе желание плюнуть на все и вернуться домой. Забыть о том, что у отца есть свои планы на меня, что Джина сейчас держит меня тут, собственно как и Каллены. Я никогда не сдерживала обещаний, может потому что ни когда их не давала? Единственное, что все же не давало мне сделать этот безумный шаг, так это Кроули. Ведь не смотря на то, что он уехал, не смотря на то, что не задал ни одного вопроса, он хотел узнать, как живет его дочь. Джерольд никогда не скандалил, никогда не требовал, чтобы Нэнси приехала к нему, никогда не задавал лишних вопросов. Он довольствовался нечастыми звонками матери, и лишь однажды приехав к нам домой, так и не застал дочь дома.
Я тяжело вздохнула и оторвалась от тетради, в тот же момент прозвенел звонок. Анжела заинтересовано спросила, какой у меня следующий урок и заметно поникла, когда поняла, что уроки у нас не совпадают. Я попрощалась и, раздумывая, чем так могла заинтересовать эту девушку, дошла до места назначения – кабинета матанализа.
Мне казалось, прошла целая вечность, прежде чем в коридорах послышалась спасительная симфония. Собрав вещи, я направилась в столовую. Сильно о чем-то задумавшись, я заметила достаточно большую компанию только когда была с подносом в руках. Все бы ничего, если бы эта компания состояли из людей, но, увы, за столом сидели как Каллены в полном составе, так и Таня. Но что еще больше меня удивила – Вирджиния Малоун с очаровательной улыбкой разговаривала с новоприбывшей. В этот же момент меня окликнули. Анжела, сидевшая одна за дальним столиком у окна, смущенно махала мне рукой. Она думала, что это очень дерзко с ее стороны, вот так позвать меня, сама не понимая, что спасла меня. По этому я искренне поблагодарила ее, поставив свой поднос рядом с ее.
- Слушай, а ты бы не хотела съездить в Ла-Пуш? – спросила она меня спустя некоторое время.
С одной стороны меня тянуло ответить положительно, собственно меня не сковывают ни какие договоренности, да и сердце в груди пока бьется. Но более благоразумное «Я» поправляло очки и с заумным видом твердило что-то о благоразумии, опасности и еще какой-то ерунде. Поэтому еще немного поразмыслив, я ответила:
- Не знаю, но спасибо за приглашение.
- Поехали, будет весело. Обещали шторм…
- Поэтому обязательно нужно взять доски для серфинга.
Я повернулась и увидела смазливого парня с азиатскими чертами лица. Довольно симпатичный, в белой рубашке и подранных джинсах.
- Привет, я Эрик. Приятно познакомиться, - он протянул мне руку, и я крепко пожала ее.
- Рокс, - представилась я, более чем уверенна, что мое настоящее имя он и без того знает.
Если я думала, что Анжела смущалась при мне больше некуда, до я ооочень ошибалась. При виде Эрика ее мысли вообще потеряли какую-либо логическую связь, но внешне она держалась молодцом.
Вскоре к нам присоединилось еще пару человек, среди которых было два парня и одна девушка. Все они пылко убеждали меня поехать с ними на пляж, а я слезно обещала подумать, ибо, как я им сказала, у меня были уже планы на эти выходные. Мы смеялись, шутили, и я совершенно позабыла о своих нечеловеческих качествах. Я не читала их мысли, и от этого мне стало легко. Я избавилась от чувства, что лезу не в свое дело, избавив себя от возможности видеть их секреты. Я так же забыла о нечеловеческой компании, негласной элитой этой школы, в которую так быстро влилась моя сестра и в которой с треском провалилась я, чему была несказанно рада. С этими ребятами мне было проще, ибо мне не нужно было изображать столетнюю мудрость, которой у меня не было, и терпеть снисходительные взгляды. Мне было позволено быть самой собой. Почти. Из своеобразной нирваны меня вывела трель собственного телефона:

I'm holding on your rope
Got me ten feet off the ground
And I'm hearing what you say
But I just can't make a sound
С удивлением уставившись на экран мобильника, я все же заставила себя встать и отойти на приличное расстояние, не забыв при этом извиниться.
- Похоронное бюро слушает, - пробормотала я, наблюдая как капли скользят по стеклу.
- Я тоже рад тебя слышать, Рокс, - хохотнул Роланд, - как ты? Не пишешь, ни звонишь, совсем уже меня забыла?
- Тебя забудешь, - фыркнула я, прикасаясь пальцами к холодному стеклу.
- Ладно, это не важно. Как ты относишься к тому, чтобы прогулять уроки в компании чертовски привлекательного вампира?
- С удовольствием, только расскажи, кто он и где ты его нашел?
- Жду на стоянке, сестренка, - кинул Роланд в трубку, приглушенно смеясь. Отражение напротив меня улыбалось.
Я вышла на улицу и довольно хмыкнула. Прямо напротив входа стоял серебристый Aston Martin и облокотившийся на него хозяин. Конечно, Роланд мог выбрать на сегодня машину поскромнее, но зачем? Сам же он выглядел не менее шикарно: дорогой черный плащ поверх черного костюма. Его волосы были распущены и свободно рассыпались, слегка касаясь плеч. Истинный вампир, Дракула, сошедший с романа Брэма Стокера.
- Привет, - он притянул меня к себе, обнял и поцеловал в лоб. Я лишь улыбнулась и уткнулась носом в его грудь. Рядом с ним мне стало легче. Я будто оказалась дома, проснувшись от неприятного сна.
- Спасибо, что приехал.
- Никто не помешает мне увидеть мою любимую сестру, - прошептал он мне на ухо, - ни условности, и договоры ни обстоятельства.
Я только крепче обняла его. Мы простояли так еще совсем немного, а после сели в машину. Когда Роланд выезжал за ворота, я лишь на мгновение вспомнила о ключах от моего джипа, оставленных мною в шкафчике Джины. Дело вовсе не в ней, просто не хочу оставлять тут машину.
- Я волнуюсь за тебя, Кэрол, - начал Роланд, когда мы выехали уже за приделы Форкса, - Этот переезд, определенно, тебе не на пользу. И не говори, что это не так, иначе, почему ты сорвалась в Сибирь? Только не ври про вкусных эскимосов, ладно?
- Нет, я отнекиваться не буду, хотя эскимосы были ничего, просто, - я запнулась.
-Просто я тут чужая на сто пятьдесят процентов. Я жалею, что не осталась дома. Но думаю для тебя не секрет, что Виктор не хочет моего возвращения.
- Ты не права, - он посмотрел мне в глаза, - во всяком случае, сейчас. Да, я до сих пор не знаю, что там между ним и Карлайлом, но сейчас все изменилось, во всяком случае, со стороны отца. Ты его единственная родная дочь и он не хочет, что бы ты была чем-то расстроена. Он прекрасно понимает твое положение сейчас, а после того как ты рванула на другой конец света, то сама понимаешь…
- Джина мне тогда ни чего не сказала, - я совсем поникла.
- Она беспокоит тебя, да? – Роланд всегда был очень проницателен и сейчас мне это нравилось. Мне нужно было выговориться тому, кому я доверяю.
- Да…Она сегодня села с Калленами за один столик, да еще и с Таней Денали…, а ты же не знаешь, кто это такая, - правда объяснять мне не очень хочется. Мне не хотелось об этом говорит. Мне не хотелось говорить вообще. Казалось, что каждое слово я выдавливаю с большим усилием.
- Знаю, - коротко кивнул мой собеседник, - Джина все рассказала. Не очень приятная личность, верно?
- Да нет, правда я с ней не общалась, но на вид вполне ни чего. Прям ангел во плоти, - кажется, в последние слова я вложила такие нотки, которые вкладывать не стоило бы.
Роланд усмехнулся. Кажется, он понял без объяснений, на которые бы у меня пошли часы. Я благодарно кивнула.
- Не думай об этом, и о Джине не думай. Ты же знаешь, что они не сделает ничего, что навредило бы тебе.
- Знаю, что любому поступку, слову или движению для меня тут же найдут логическое объяснение. Может мне просто хочется обидеться, - почти беззвучно проговорила я и откинулась на спинку кресла. Впереди долгая дорога и вкусный ужин.
Роланд не торопился, давая мне отдохнуть. Он знал, что я не хочу возвращаться в Форкс, но так же понимал, что и домой я не поеду. Чувство того, что я тут «на птичьих правах» мне абсолютно не нравилось, но, тем не менее, перемена в решении Виктора имела свои как плюсы, так и минусы: да, я чувствовала почти прежнею свободу, осознавая, что в любой момент могу вернуться в Англию, но с другой стороны у меня автоматически пропадает та крепкая нить, что держала меня тут, делая мое пребывание еще менее аргументированным, если я захочу остаться. А я захочу? В любом случае Роланд решил просто продлить нашу поездку, и когда я подняла голову, было уже темно, а за окнами машины мигали огни.
- Ну что, хочешь, есть? – мягко поинтересовался Роланд и припарковал машину. Сейчас он такой…родной и любимый. Самый дорогой на свете брат. Почему то я забыла обо всем плохом, оно мне теперь казалось не таким фатальным, а на душе стало легко, словно в предвкушение чего-то очень радостного.
- Да, - кивнула я и, поцеловав его в щеку, вышла из автомобиля.
Роланд лишь легонько улыбнулся.
Охотились мы порознь. Направившись в разные части города, каждый начал выбирать жертву. Мимо меня проплывали лица: счастливые, смеющиеся и довольные. Я невольно завидовала им – когда Роланд ушел, все стало как прежде, и волна необъяснимой горечи снова накатилась на меня с новой силой. Вдруг я заметила девушку, стоящую недалеко от арки, ведущей к неосвещенной набережной. Она тревожно оглядывалась и явно кого-то ждала. Свидание… Какая прелесть, любовная история. Как жаль что у нее печальный финал. На руках у молодой леди сидел котенок. Черный с невероятно большими зелеными глазами. Они немигающе уставились на меня и словно подавали какой-то неслышимый сигнал. Этот маленький чертенок только мне на руку.
Как я уже поняла, кот меня совершенно не боялся, что приводило меня в явное замешательство. Я даже немного разозлилась, что же я за вампир, что даже котята от меня не бегают? Но когда я, спрятавшись в тени, медленно подходила к девушке, чертенок вдруг вырвался у нее из рук и побежал сквозь арку прямо в темноту. Все-таки сработало.
Девушка побежала за котенком, ну а я, продолжая этот «паровозик» , побежала за ней. Вокруг не было ни души, а моя юная жертва остановилась в каких-то десяти метрах от воды и растерянно оглядывалась по сторонам. Все так просто. Я неслышно подошла к ней сзади, вдыхая запах свежей крови. Ее сердце стучало так сладко, что я невольно облизнулась. Я чувствовала, что мой рот наполняется ядом, а клыки словно становятся еще длиннее. Уверенна, что глаза у меня сейчас яркие, словно насмешка над всем происходящим – яркие, небесно-голубые глаза. Я растягивала удовольствие и изящно обняла ее за талию так легко, что она и не вздрогнула. В ее голове всего лишь на мгновение вспыхнула мысль, будто это ее горячо любимый парень обнял ее, но тут же погасла. Я правила рукой по ее щеке и нежно прикрыла ей рот. Прежде, чем она одумалась, прежде чем попыталась закричать, мои клыка уже коснулись ее шеи. Яд подействовал моментально, и я отняла пальцы от ее парализованных губ. Она не могла даже шевельнуться, но ее мысленный голос кричал от боли, и не понятно, от чего сильнее – от укуса или от переломанного мною позвоночника.
Когда я вернулась к машине, Роланд уже был там. Его глаза уже почти потухли, став прежними – темно-бордовыми, а на губах играла довольная улыбка.
- Ну как? – спросила я, садясь в машину.
- Великолепно, - ответит тот.
Было примерно три часа ночи, когда я вернулись. Запрыгнув в окно, я побежала в душ, и, переодевшись в длинные шелковые брюки и майку черного цвета, улеглась на кровать, Поворочавшись совсем немного я уснула. Словно сразу, как я прикрыла глаза, двери моей комнаты отворились, и кто-то вошел, плотно прикрыв за собой дверь. Медленно подходя ко мне, фигура села на краешек кровати. Мне слишком хотелось спать, и я даже собиралась снова прикрыть глаза.
- Прости, - тихо прошептал голос, вышитый из бархата.

@темы: [Видишь, Я Жива]

23:37 

[Видишь, Я Жива] 6

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Мы подумали совместить приятное с полезным, по этому Элис и Роуз, проехав с нами в машине совсем немного, вышли и направились к своему дому. Было решено, что девочки возьмут свои вещи и потом вернуться к нам на машине Элис, а мы с Джиной пока подготовимся к сегодняшней вылазке в город. Когда в моем Touareg остались только мы с Джиной, я решила спросить ее о том, что волновало меня еще со школьной стоянки:
- Хм, слушай, - я говорила, неотрывно смотря на дорогу, - а ты ни заметила троицу, которая так явно выделялась из толпы. Ну, там, на школьной стоянке.
Моя сестра молчала около минуты, прежде чем ответить:
- Я думала. Что ты все же не заметишь, - задумчиво проговорила она ,смотря в окно, - хотя от них пахнет так, что за версту слышно.
С этими словами она поморщилась, а глаза ее почернели от злости. Вообще-то глаза у нее были темно бордового оттенка, как и всех литов. Всех, кроме меня, естественно.
- На их запах я меньше всего обратила внимание, - произнесла я, сворачивая на дорогу, ведущую за город, - на много больше меня заинтересовало то, что я не могу прочесть их мысли.
Я говорила очень серьезно, меня эта ситуация раздражала. Их мысли не были для меня нечитабельными, нет, скорее смазанными. Так и хочется навести резкость.
- Оборотни. Это – оборотни, произнесла Джина, так же смотря в окно.
Я не ответила. В голове странным образом начинала складываться картина. Для полного счастья не хватало Анжелы в круглых очках, со шрамом на лбу и волшебного шкафа.
- Оборотни, говоришь… Оборотни, - тихо пролепетала я.
- Да. Кажется у них свои счеты с вампирами. Как-то на них напали, они кое-как отбились. Подумали что им море по колено, Эверест по плечу и давай мнить из себя божью справедливость, защищать бедных людей, убивать злых вампиров, ну ты знаешь, - Джина фыркнула, - а когда явились наши добрые «вегетарианцы», то после недолгих переговоров обе стороны заключили договор – не ходим играться на чужую территорию. Ну а Форкс стал ничейным. Так сказать «война войной, а обед – по расписанию»
- О-очень мило, а мы значит…
- А мы ни чего не значит, мы в гости приехали. У них об этом ни чего, как я знаю, не сказано, так что все. В Ла-Пуш не ходим, с их щенками не играемся, пьем только по праздникам.
С этими словами Джина открыла дверцу и вышла. Только сейчас я сообразила, что мы стоим в гараже Кроули. Да, час от часу не легче.
Дом моего деда был достаточно большим, так что с приемом гостей проблем. Как я понимаю. Ни когда не было. Единственное, что меня сейчас волновало, как мой дед отнесется к такому их наличию, если, не дай Бог приедет раньше? В прочем, Вирджиния меня успокоила. Сказав, что все уладила. Не знаю, что она уладила, закрыла Кроули в саркофаге, что ли? Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления, а пока я стою в своей комнате и думаю, что мне одеть. Одеться так, что бы было удобно. И что бы Вирджиния не заставила потом переодеваться. После долгих размышлений я плюнула на это дело, надела любимые джинсы и футболку, кинула в сумку плеер и выбежала в гостиную. Там уже сидели сестры Каллен.
- Привет! - сказала я им и уселась на диван с ногами, - ну что, вас не съели?
- Нет, - засмеялась Элис,- как видишь. Ну, там ни кого не было, поэтому все прошло гладко.
- Кэрол видела местных щенков, - брезгливо сказала Джина. Она что-то печатала на ноутбуке.
- Это должно было когда-то случиться, - тяжело вздохнула Розали, посмотрев на меня.
- Эй, ребята, что за трагизм, - я недоумевала, - ну увидела, ну и ладно.
-Не важно, увидела ли ты их, главное, что они увидели тебя. Это может повлечь за собой определенные проблемы, - серьезно сказала Элис, обратившись ко мне.
Я укоризненно на нее посмотрела.
- Я знаю, о чем ты думаешь, - грозно покосилась на меня Роуз, - Калленам это ни чем не грозит, а вот вам. Договор не запрещает ваше присутствие тут, но и автоматически развязывает им руки.
- Но они не глупцы, прекрасно понимают, что мы в долгу не останемся. Да и не забывайте, что они не знают, с чем имеют дело. Для них Рокс – человек и не более, - заверила Элис, - просто будь осторожнее, лучше, если они будут думать, что ты человек.
- Ты и так привлечешь их внимание, поскольку общаешься в нашем кругу, - подмигнула Розали.
- И запах, конечно, - расхохоталась Джина.
Я слушала их болтовню о моем запахе, способностях и прочей ерунде, когда посмотрела в окно. Не знаю, почему ни кто этого не услышал, видимо даже вампирам свойственно забалтываться, но на улице шел ливень. А это значит…
- Не хочу вас расстраивать, но посмотрите в окно, - самодовольно проговорила я.
Все дружно обернулись к окну и улыбки сползли с их лиц.
- Как же я могла это упустить, - надула губки Элис.
- Кажется шопинг отменяется – в тон сестре проговорила Розали.
- Ой, а лыба у нас, как у чеширского кота, объевшегося сметаны – попыталась пристыдить меня Джина, но у нее это не получилось, стыд и я – вещи не совместимые. Почти.
- А чеширский кот ест сметану? - спросила я с усмешкой.
Джина кинула в меня подушкой, и я засмеялась. Сейчас я чувствовала себя обычным подростком в кругу друзей. Меня не волновали ни оборотни, ни слова Эдварда, ни цели Тани. Мы решили посмотреть фильм "Моя прекрасная леди" с Одри Хепберн. Я единственная, к своему стыду, не смотрела его. Мы устроились на полу, и погрузились во все тонкости перевоплощение цветочницы в леди.
Примерно через полчаса я оторвалась от экрана и осмотрелась. Девочки продолжали наблюдать за тирадой Генри Хиггинса, а дождь уже прекратил барабанить по крыше. Мой взгляд задержался на окне, и на мгновение я увидела тень, как будто кто-то подошел к окну и быстро отпрянул. Все это было молниеносно, но я решила посмотреть, мне стало любопытно. Я сказала Джине что сейчас вернусь, а сама накинула плащ и вышла на улицу. С наслаждением, втянув свежий воздух, я еще сильнее закуталась в плащ, на улице было прохладно. Я обошла вокруг дома, но ничего не нашла, только странноватый запах. Который мне не очень нравился. Я проследовала за ним и прошла дальше в лес. Пока я шла я отмечала, что на территорию оборотней я не зашла, так как Ла-Пуш в другой стороне, но этот запах. Оборотень явно был тут, и совершенно недавно. Конечно, идти дальше было глупо и безответственно, но по законам всех триллеров я пошла вперед. Не хватало только музыки как в фильмах Альфреда Хичкока. Непонятный азарт охватил меня. Словно я заядлый игрок, попавший в самое лучшее казино Лас-Вегаса. Словно вот-вот получу банк. Запах становился все сильнее, и я не могла остановиться. Словно ищейка, я до конца преследовала свою жертву. Или же сама становлюсь жертвой.
И вот, наконец, я увидела того, за кем шла. Высокий, загорелый индеец шел прямо полдороге размеренным шагом. Интересно, что делает тут этот парень? Я пыталась прочесть, о чем он думает, но все было, как и прежде размыто. Только небольшие отголоски, в которых не было ни чего существенного. Да, пока для меня открыты только мысли людей. Пока…
Я прыгнула и с легкостью залезла на дерево, продолжая за ним наблюдать. Вскоре он остановился и резко осмотрелся. Он явно что-то почувствовал. Мило… Устроившись по удобнее, облокотившись спиной о ствол дерева и свесив левую ногу я сидела на ветке и умилялась этой пародии на выслеживание.
- Кто ищет - тот всегда найдет... Если правильно ищет, - тихо проговорила я, смотря уже на луну.
Парень дернулся, но без труда нашел меня глазами. Ну, хоть что-то…
- Ты? - вопросительно произнес он.
- Я знаю, что это я, а кто ты?- продолжая смотреть в небо, спросила я.
- Не вежливо отвечать вопросом на вопрос, - ухмыльнулся он.
Думает, что я человек. Глупый. Ну, какой человек лазит ночью на верхушки деревьев? Сумасшедшие не в счет.
- Если мы говорим о манерах правильного поведения, то стоило бы не «тыкнуть» мне, а обратиться на «Вы». Ну и представиться, желательно. Ах да, и не заглядывать в окна, это тоже, - я проговаривала каждое слово очень лениво, с какой-то надменностью. Этот парень меня раздражал. И с этим я ни чего не могла поделать.
Молодой индеец смутился, но всего лишь на мгновение, а потом сказал:
- А твои дружки – кровопийцы решили послать тебя, дабы самим не напороться на меня, да?- самодовольно произнес он.
- Много на себя берешь, парень.
- Ладно, я – Джейкоб Блек, мисс.
Он отвесил шутливый поклон.
- Рокс - усмехнулась я, кивая в ответ. Этот малый не казался мне опасным, не смотря ни на что. Умом я понимала что можно от него ожидать, но не чувствовала не малейшей опасности. И кто теперь глупец?
- Не страшно ли одной вот так по деревьям лазить. Ночь на дворе, - хохотнул Джейк.
- А тебе не страшно бродить тут одному, вампиры ведь, - в тон ему ответила я.
- Не думаю что для меня это опасно.
Смелый значит. Видели мы его смелость.
- А ты, - он продолжил,- я заметил, наоборот, с пиявками только и общаешься. Не думаешь, что когда-нибудь станешь ужином?
- Можно спросить, откуда такая осведомленность? – как он мог предположить, что я знаю о том кто мои друзья? В любом случае было бы опасно говорить мне об этом напрямую. Даже после моего упоминания о вампирах, ведь я могла иметь в виду, что-то совершенно другое.
- Ой, прости, я открыл тебе вселенскую тайну и твое сердце не выдержит, - псевдо трагически залепетал Блек. Это мне взбесило.
- Скорее ты открыл мне свою вселенскую глупость, - безразлично проговорила я, умело скрывая эмоции.
- Не думаю, что раз ты человек, то это тебя защитит от меня, закуска –проговорил он.
- Сейчас ты будешь закуской, псина.
Быть того не может, неужели…
- Каллен, - зарычал индеец.
- Если не хочешь, что бы я оторвал тебе хвост, то проваливай, щенок, - Эдвард стоял с другой стороны дороги гневно смотрел на Блека. Его глаза стали полностью черными, а кожа при свете луны казалась еще бледнее. Он был очень красив, и мне хватило сил признать это еще раз.
Блек выругался, но все же поспешил уйти. Он прекрасно понимал, что с Калленом ему не справиться. Слишком слабый. Слишком глупый. Слишком человек.
Когда Блек убежал достаточно далеко, Эдвард перевел взгляд на меня. Ни каких эмоций, словно он и не живой вовсе. Внутри меня все похолодело, и мне захотелось уйти. Я собиралась было уже спрыгнуть, как он сказал:
- Очень умно лазить по деревьям, если хочешь казаться обычным человеком.
- Спасибо, я и сама знаю, - проворчала я, оказавшись уже на земле. Как будто я не знаю, что поступила глупо?
- Какого черта ты тут делаешь сама? – спросил Каллен, подходя ближе. Я не произвольно отступила назад. Не хочу, чтобы он был рядом. Не знаю почему.
- Увидела тень в окне, стало интересно, - пролепетала я. Словно провинившийся подросток. Стоп! Я же и есть провинившейся подросток. Черт!
- И тебя так вот просто отпустили? Снова спросил Эдвард, смотря мне в глаза.
- Я на допросы без адвоката не хожу.
- Ладно, - он посмотрел в сторону.
Я было уже направилась идти домой, и даже успела сделать шага два, как он меня окликнул:
- Может, пройдемся? – спросил он.
Я насторожилась и повернулась к нему лицом. Ни чего особенного, просто стоит и смотрит на меня. Ни злости, ни сарказма в глазах. Губы не улыбаются. Кажется он вполне серьезно.
- Ладно, пошли, - и я подошла к нему, засунув руки в карманы и опустив взгляд. Почему-то смотреть ему в глаза было очень тяжело.
Мы молча шли куда-то, я не понимала куда, да и это было не важно. Стыдно признаться, но идти с ним рядом мне нравилось. Да, я смешалась, не знала, что от него ожидать, но все же что-то во всем этом притягивало. Просто было спокойно.
- Элис все-таки уговорила тебя вернуться, - спросил он.
- А ты, видимо, так и не смог ее переубедить. Прости, Каллен, но твой ночной кошмар вернулся, - ну конечно, о чем еще он хотел бы поговорить. Все приязнь к нему мгновенно сменилась детской обидной. Захотелось послать его к черту, а лучше к Тане и пойти домой. Но я сдержалась, нацепив на себя ехидную улыбочку.
- Как видишь. И сколько ты тут собираешься пробыть?
- Не переживай, на твоей свадьбе меня не будет, - отвесила ему я, всматриваясь в небо. Спустя минуту я сообразила, что Каллен смотрит на меня. Я тоже на него посмотрела. Так мы и стояли, пока мне это не надоело:
- Если бы ты мне сразу сказал, что мы в гляделки играть будем, то я бы уже была дома.
- Ты думаешь о тех… кого убиваешь? – неожиданно спросил он.
- А ты действительно веришь, что крокодил плачет, когда есть антилопу? – вопросом на вопрос ответила я, - я так выживаю.
- Ну, можно пожертвовать … - тихо проговорил он.
Я опешила. Нет, ну конечно, я же могла предположить, но все равно. Я же прекрасно поняла, что он имел в виду. Его слова засели ножам в сердце. Почему то нечем стало дышать. Как глупо…
- Наверно я никогда бы, не смогла играть главную роль в мыльной опере, Эдвард. Уж очень я эгоистична, - я развернулась и прошла пару шагов.
- Ах да, - я остановилась, - знаешь, надеть крылья и нимб на проволоке еще не значит стать ангелом, Каллен.
Я ушла. Кажется, снова начался дождь.

@темы: [Видишь, Я Жива]

14:17 

[Видишь, Я Жива] 5

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
- Похоже, внезапные появление стали частью моей повседневной жизни. Привет Джина. Это – Элис Каллен, - я кивнула в сторону моей спутницы.
- Рада с тобой познакомиться, Элис. Я – Вирджиния Малоун, сестра Рокс, - мило улыбнувшись, Джина протянула руку Элис. Вот только эта улыбка за своей мнимой сладостью скрывала жгучую опасность и клыки тут вовсе не причем.
Оперившись на косяк двери, я внимательно наблюдала за происходящим.
- Я тоже, рада с... Вами... познакомиться, - протянула Элис.
О, да! Вирджиния это умела – производить совершенно не сгладимте впечатление! Смотря на нее, казалось, что это королева минувших столетий, сошедшая с полотен самых известных художников. На Вы к ней обращались даже высокие чины в преклонном возрасте, и увольте, вежливость тут отнюдь не причем.
- Называй меня на ты, а то я чувствую себя на свой возраст, - пошутила Джина, приглашая Элис присесть, что она, собственно, и сделала.
- Я должна тебя поблагодарить, Элис, - начала моя сестра, - ты вытащила Кэролайн. Не думаю, что у кого-либо из нас, кроме Виктора наверно, это могло получиться. Моя младшая сестра очень упряма.
- Да, я заметила. У нее немного тяжелый характер.
- Ребят, может мне выйти, что бы вы смогли и дальше обсуждать тонкости моего характера? – терпеть не могу, когда обо мне говорят в третьем лице.
- Прости, - Элис смутилась.
Вирджиния лишь покачала головой и снова посмотрела на Элис:
- Я звонила твоему отцу, он совершенно не против, если я поживу тут месяц.
- Что? Какого черта, Джина? Как я это объясню Кроули? – меня выводила из себя ее манера говорить со мной через другого. Словно мне в комнате и не было.
- Дедушка Кэролайн, - как ни в чем не бывало, продолжала Вирджиния, - уехал на два месяца в Каир, Кэрол будет жить одна, а я не хочу, что бы она еще куда-то сбежала.
- Да, конечно, мы будем рады, - какого черта, Элис ведет себя рядом с ней, как маленькая девочка на званом ужине?
- Спасибо. Я записалась в вашу школу, последний курс. Как я понимаю, буду учиться вместе с Эмметом и Розали, надеюсь, они не будут очень против. Ах, да, вам не стоит волноваться, на выходных я буду уезжать в Англию, охотиться.
О-очень хорошо, а я, значит, поступаю как последний хам, что охочусь на территории Соединенных Штатов Америка. Браво, Джина, ты почти втоптала меня в грязь лицом.
- Не стоит, ты в вполне … - начала было Элис, но я ее прервала. Пора прекращать этот маскарад.
- Дело не в охоте. Умно, сестренка, браво! Теперь я могу тобой гордиться, - недобро улыбнулась я, - и позволь уж мне спросить, почему на месяц? Ты не хочешь осчастливить нас своим присутствием немного дольше, ведь, как ты сказала, Кроули не будет два месяца?
Мне было сложно понять такое ее отношение ко мне. Что произошло? Ах да, я не позвонила, и это все? Элис понимала, что обстановка накаляется. Я видела, как ее пальцы впились в обивку кресла. Ей совершенно не хотелось вникать в семейные проблемы своей новой одноклассницы.
- Простите, но мне уже пора, нужно поохотиться перед школой, - виновато сказала она.
- Конечно, конечно, - заулыбалась Джина, хоть и улыбка эта сквозила фальшью, - до завтра.
- Пока, Элис, еще увидимся, - я кивнула ей, и она ушла.
Дом погрузился в тишину. Я хотела уйти к себе, собраться с мыслями, но перед этим я хочу услышать ответ на свой вопрос:
- Ну так что, может ты ответишь мне, или я должна погадать на кофейной гуще? – я посмотрела на Джину. Наконец ее взгляд был обращен на меня.
- Что у тебя с Эдвардом Калленом?
Эмм…день под названием «Офигей от ближнего своего» когда-нибудь закичится?
- Дай-ка вспомнить…да, мы играли в баскетбол, он сказал мне три фразы..ах да, и еще мы переспали, довольна?
- После твоего переезда в Форкс вы оба ведете себя неадекватно. Парень превращает в руины собственный дом, а ты уезжаешь черт знает куда не сказав нам ни слова, и ты хочешь сказать что ни чего не происходит? Карлайл беспокоится за своего сына, они с Эсме очень его любят.
- Знаю, - я сползла на пол и закрыла лицо руками, - поэтому и уехала. Я создаю проблемы. Мешаю жить Калленам, свалилась как снег на голову к Кроули и докучаю вам. Какого черта я приехала в этот город? Только одного ни как не пойму… - я уставилась в окно.
- Что? – Джина оказалась рядом и присела рядом со мной. Сейчас она больше походила на ту Джину, которую я любила.
- Почему Элис не хочет, что бы я покидала Форкс. И причем Эммет Розали и Джаспер ее поддерживают. И помнишь, ты говорила, что как будто Карлайл бы даже рад моему приезду? Тебе не кажется это странной реакцией? Ладно, допустим, Карлайл не знал какие «радости» его ждут, но ребята… - замолчала я, не зная, что сказать дальше.
- Я тоже этого не знаю, Рокс. Если честно, меня тоже удивило, что Карлайл так отреагирует на твой приезд. Наши отношения с другими вампирами не самые теплые. Но знаешь, что самое удивительное, - она повернулась ко мне, - он сам мне позвонил.
- Зачем?
- Он сказал, что ты уехала, и что Элис хочет тебя забрать. Я решила, что тебе нужна как минимум неделя, чтобы там с тобой не было, поэтому попросила их подождать. А потом Карлайл попросил меня приехать. Сказал, что возможно так будет лучше. Но когда я предложила забрать тебя обратно в Англию, он запротестовал. Почему? Сама не знаю. Кажется, они с Виктором созваниваются, но даже Нэнси ни чего не знает.
- Может нам стоит просто взять и уехать? А то я чувствую себя марионеткой, - мне эта ситуация определенно не нравиться.
- Не думаю, что это хорошая идея. Тут что-то важное, причем как для Калленов, так и для нас. Возможно даже больше. Если бы это было так, Виктор уже давно забрал бы тебя домой.
Джина была права. И не только в том, что сказал, но и в том, на что намекнула. А точнее – нам просто не дадут уехать. А еще точнее – не дадут уехать мне.
Пока я только пешка. И раз отказаться от игры нельзя, остается только одно. Стать королевой.
- Так как там насчет ответа, на мой вопрос? – я от нее не отстану.
- Ты о моем пребывании тут, да? – мне показалось, или сестренка смутилась?
- Да-да, выкладывай! - я сделала вид, что ни чего не заметила.
- Ну, у нас с Роландом медовый месяц. Снова.
За неделю пребывание в Сибири мне ненужно было придерживаться никакого режима, поэтому я не спала. Так что, когда я прилегла на кровать, то не успела опомниться, как настало утро. Вот что значит крепкий, вампирский сон. Хотя я не уверена, что смогла бы проснуться в такую рань сама, меня разбудили голоса, доносящиеся снизу. Вообще-то, я бы и не обратила на них внимания (действительно, какое мне дело до того, кто тусуется в моем дома пока я сплю!), но одна невероятная догадка избавила меня от сна. Я мигом спустилась вниз.
- Доброе Утро, Рокс. Прости, мы, кажется, тебя разбудили, - мило улыбнулась Розали.
- Ой, ты наверно заметила, что мы к тебе заходили?, - невинно спросила Элис, сидевшая рядом со своей сестрой, - просто нам было так интересно, как ты спишь!
- Простите, девочки, что разочаровала вас, если бы вы предупредили заранее, я бы надела плащ и заснула верх нагими на карнизе, ну или гроб прикупила бы, в крайнем случае, - я ухмыльнулась, откуда они знают о такой моей особенности я предпочла не думать.
Дом наполнился звонким смехом. Из кухни вышла Джина. Сейчас она больше походила на подростка: темные джинсы и серая блузка в полоску. Но все это так и не сгладило, то величие, которое излучала моя сестра.
- Привет, сестренка, с добрым утром, - у них тут что, массовый поход к пластическому хирургу - практиканту, что они лыбятся все? Кожу натянули, а губки не сходятся.
- И тебе того же, радость моя, - я повернулась к девочкам, - а вы что тут делаете? - уж не хватало что бы к нам съехались все Каллены во главе с Таней Денали.
- Ты не против, если мы с вами поедем, а?, - посмотрела на меня Элис, - понимаешь, находиться так близко к Тане, это большой соблазн оставить ее без носа.
- И без головы вообще, - добавила Розали. Ее глаза блеснули от гнева.
- Если Элис сказала мне правду, то из вашего разговора, тогда на стоянке, следует что, по крайней мере, Эммет, тоже не особо рад Тане, - я лениво спускалась с лестницы, произнося каждое слово тоном Пуаро, сообщавшего важную догадку подозреваемым.
Розали опустила голову и почувствовала, что мне не стоило этого говорить.
-Ну да, а толку? - произнесла она, - Все равно ходят за ней, как за поводырем.
Я удивленно подняла глаза. Неужели…и кто там говорил о вечной вампирской любви?
- Нет, мы в них не сомневаемся, - поспешила успокоить меня Элис, прочитав все по моему лицу, - тут и думать не чего, но их поведение просто убивает. Это уже терпеть невыносимо. Ведет себя, как хозяйка дома, пользуется временем, пока Карлайла и Эсме нет.
- И вы ей ничего не сказали? - я была возмущена до предела. Была бы моя воля, оторвала бы этой Тане не только голову.
- Да, а потом выслушивать от Джаспера, как мы неправильно себя ведем? Что мы должны быть терпимыми? Знаешь, Рокс, первые двадцать раз мы терпели, больше уже нет сил, - продолжила Элис.
- Девочки, если хотите, то можете переехать к нам, - предложила Джина, накидывая на плечи сумку.
- Спасибо, это было бы очень хорошо. Если это не обременит на тебя ни Рокс, - улыбнулась Розали.
- После школы съездим за вашими вещами, - крикнула я уже из своей комнаты, натягивая черную футболку.
Мы приехали на школьную стоянку достаточно рано, но тем не менее машина Эдварда была уже тут. И машина Эммета тоже. Значит…
У меня было уже как минимум две догадки, что бы это могло значить, когда Элис окликнула меня. Да, действительно, настала сама плохая часть дня – школа.
Когда мы дошли до середины коридора, то разошлись по разным кабинетам: Джина и Роуз на биологию, а я с Элис на английский. Перед тем как разделиться, Роуз повернулась и голосом заговорщика произнесла:
- Сегодня – литература, - она подмигнула и скрылась за поворотом вместе с моей сестрой.
- И что это значит? - покосилась я на Элис.
- Мистер Хинкус, один из преподавателей литературы, заболел. Поэтому заменяет другой, и от нехватки времени, ему приходиться совмещать нас и последний курс.
- Ах, да, - я вспомнила наш первый разговор с Розали, ну конечно, на литературе. А я даже внимания не обратила… стоп!
- Элис, а почему тебя тогда не было?
- Ну, у нас были некоторые разбежности в расписании, но теперь я все уладила, и она с невероятно счастливой улыбкой протянула мне листок с ее расписанием занятий. Я опешила. Все! Абсолютно все предметы у нас совпадали. И это с учетом того, что раньше я не видела ее ни на одном своем уроке!
- Ничего себе.
Элис только подмигнула, и мы вошли в класс. Возможно, теперь мне не будет так скучно.
Английский прошел не заметно. Мы смотрели какой-то заурядный фильм, о чем и я так толком и не поняла, потому что мы с Элис проговорили все время. Учитель, видимо задремавший в первые минуты урока, ничего не замечал и это позволило нам беспрепятственно обсудить все – от музыки и до литературы. Я была поражена познанием девушки в музыке, а она моим незнанием моды.
- Так нельзя, - говорила она так тихо, что услышать ее могла только я, - всю жизнь в кедах не проходишь.
- Верно,- согласилась я, - я еще мартинсы ношу.
Элис безнадежно покачала головой.
Когда прозвенел звонок, мы уже направились к выходу, когда заговорил громкоговоритель.
« Дорогие ученики, прошу минуточку внимания. Как вы уже знаете, завтра в школе состоится научная ярмарка. В связи с этим на сегодня будут отменены, дабы подготовиться к завтрашнему дню. Жду всех участников возле актового зала, всех остальных же попрошу провести это время с пользой, повторяя домашнее задание и подгоняя хвосты. Особенно это касается выпускников. Спасибо за внимание»
Как только хриплый голос стих, в классе началось радостное верещание. Довольные ученики чуть не сбили учителя, что-то болтавшего о распустившей детей дирекции. Мы с Элис лишь умиленно покачали головами и вышли последними.
На улице нас уже ждали Розали с Джиной. Они о чем-то оживленно говорили и завидев нас, улыбнулись.
- Как мы проведем незапланированный выходной? - спросила Джина, подходя к машине.
- Давайте куда-нибудь съездим, - предложила Розали, следуя за ней.
- Шопинг!!! - завизжала Элис. Мне все больше кажется, что это не мне шестнадцать, а ей тринадцать.
- О нет, - выдохнула я, открывая дверку машины.
Уже залезая автомобиль, я увидела троих парней. Они заметно отличались от других: рослые, загорелые, черноволосые, они ярко выделялись на фоне белокожих, сиплых парнишек, (за исключением Калленов, конечно), учащихся в старшей школе города Форкс. Но отнюдь не их внешность привлекла мое внимание. Они смотрели на нас с каким-то неистовым выражением. Смесь отвращение, ненависти и… страха. Мне очень захотелось спросить про них у сестер Каллен, но я решила потерпеть до дома. В одном я была уверенна на сто процентов – людьми они не были.

@темы: [Видишь, Я Жива]

18:36 

[Видишь, Я Жива] 4

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Спустя семь дней.

Зря я волновалась насчет эскимосов.
Да, я уже примерно неделю нахожусь в самом сердце Сибири. Это примерно двести пятьдесят километров от Романсбурга. Вокруг ледяная Тундра и больше ничего. Дом, в котором я сейчас нахожусь, я помню довольно-таки хорошо. Нэнси провела тут все девять месяцев, пока была беременна мной. Да и роды принимали тут же, в одной из спален. И именно тут я находилась первые три года своей жизни. Забавная вещь, родиться вампиром, ведь помнишь все почти с момента появления на свет. Очень хорошо запомнила удивленные глаза Виктора, когда он, кажется, впервые меня увидел. Такое выражение лица, а-ля «это что?». Хотя порой, мне кажется, он смотрит на меня так и сейчас. Нет, Виктор был очень хорошим отцом и, не смотря на всю свою внешнюю строгость, он очень меня любил. Внешне ему можно было дать максимум тридцать лет, и за красивой внешностью скрывалась мудрость половины тысячелетия. Я не знаю, зовут ли его Виктором на самом деле, или же он сменил не одно имя за все это время. Впрочем, неважно, у каждого есть право на тайны. Главное, что я всегда чувствовала его покровительство. Он давал мне свободу и в тоже время оберегал. Виктор понимал, что каждому, даже его дочери, нужно набить свои шишки в жизни.
Сейчас я сидела на крыше нашего трехэтажного дома, и смотрела вдаль. Тут вечный снег и столетние деревья. Тут вечный покой. Тут теперь буду я. Чувство предательства не покидало меня, хотя я и понимала, что ни кто и ни чего мне не обещал. Глупая девочка поверила улыбкам, не заметив камня у них за спиной. Наивно было надеяться на свои способности, если можешь увидеть только каплю в море. Они с такой же легкостью могли сдерживать свои эмоции, особенно с помощью Джаспера. А Розали вполне могла сыграть удивление, когда я сообщила, что умею читать мысли. Я никогда не думала, что настолько наивна. Зря, я себя переоценивала.
Эдвард Каллен, радуйся! Радуйтесь Каллены, я уехала! Теперь можете устроить вечеринку и отмечать победу кровью белочек. Я стиснула руки в кулаках, и ногти впились в кожу, оставляя кровавые следы. Неполноценная… Я с отвращением посмотрела на свои ладони, из которых струилась почти черная жидкость. Мягкотелое существо… Тряпка. Я опустила голову на колени, положив руки на белоснежный снег, тем самым оставляю красные следы. Проклиная тот день, когда я решила поехать в Форкс, я подняла ладони к глазам. На них не было ни малейших повреждений.
Под вечер я находилась в библиотеке. Стоя на одной из библиотечных лестниц под самым потолками, я просматривала книги. Отец перевез сюда значительную часть своей библиотеки, когда мать была в положении. Наверно надеясь, чтобы его ребенок с пеленок вырос умным и эрудированным существом. Жаль пап, кажется, я тебя разочаровала. С этими мыслями я захлопнула книгу и поставила ее на место. Сколько времени пройдет прежде чем я смогу наконец не чувствовать себя полной идиоткой?
В этот момент меня прошибло током. Я резко спрыгнула на пол и осмотрелась – в доме кто-то был. И этот кто-то не человек. Запах был отдаленно знакомым, это я могла почувствовать благодаря тому, что в доме ни когда не было чужих и то, что в радиусе двухсот километров тут не было ни души. Магнит для неприятностей? В голове пронеслось тысячу вариантов, кто бы это мог быть. Но худший я и вообразить себе не могла – Каллены.
- Элис? Какого черта ты тут делаешь? – я смотрела в открытое окно, на каменном подоконнике которого стояла маленькая фигурка эльфоподобной девушки.
- Это же я хотела спросить у тебя, - она спрыгнула на пол и подошла ко мне, - ты же обещала мне, что не уедешь!
В ее глазах пылала злоба, она сжала свои руки в кулачки и прожигала меня взглядом своих, ставших от гнева черными, глаз.
- О, Элис, давай не будем ломать комедию. Можете вздохнуть спокойно, ваш мучитель уехал лепить снеговиков, - я цинично улыбнулась и села в кресло рядом с зажженным камином. В окно дул холодный ветер, и атласная рубашка, что была на мне, совершенно не согревала. Да, представьте себе, я мерзну!
- Что за бред ты несешь, Кэрол? Ты хоть понимаешь, что ты говоришь?! – за то время Элис успела посмотреть на меня, понять, в чем дело, закрыть окно, снова спрыгнуть вниз и сесть напортив. Быстро, да?
- Не ври мне хоть сейчас, ладно? Я не спрашиваю, как ты меня нашла, мне это не интересно, но хватит лгать, хорошо?
- Я тебя не понимаю, мы уже все тебе рассказали, и извинились. Это была предосторожность, я думала, ты понимаешь! – почти кричала Элис. Нотки отчаянья в ее голосе немного пугали меня.
- Да я все слышала тогда. Можешь не прикидываться. Ваш разговор после уроков на школьной стоянке.
Я могла заметить, как на лице Элис меняется одна эмоция за другой: непонимание, осознание, ужас, злость, огорчение.
- О, господи, - тихо проговорила она,- я даже, и подумать не могла. Как глупо…
Она закрыла ладонями лицо. Так, не двигаясь, они просидела минуты две.
- Эта чертова Таня… Даже косвенно портит все что может, - тихо говорила девушка, обращаясь скорее к себе.
Я молчала, смотря в камин. Острые языки пламени танцевали неизвестные мне танцы и мне, почему то было очень спокойно. Слова Элис меня не интересовали. Внутри, как будто, все окаменело. Просто глухая пустота.
- Рокс, ты меня слышишь, мы не о тебе говорили, понимаешь? Не о тебе! – Элис схватила меня за руку, чем вернула из огненного плена, - это все Эдвард. Он привез ее к нам домой.
- Кого? – спросила я, совершенно сбитая с толку.
- Таню. Таню Денали.
- А, ну тогда все понятно. Таня Денали, ну конечно, - если она думает, что открыла мне Америку, то я могу ее огорчить.
- Черт, - Элис помахала головой, - ну это одна из клана Денали, они наши старые друзья. Тоже питаются животными. Они живут на Аляске, и мы их иногда навещаем. Все было вполне сносно, пока Таня не начала проявлять яркого желания присоединиться к нам. У нее особый интерес к Эдварду.
Последние слова Элис как будто бы выплюнула. Я же смотрела куда – то вдаль, читая названия корешков книг, стоящих на полках.
- Эдвард не обращал на нее никакого внимания, а вот сейчас привез ее в дом. Вот тогда, когда звонил Карлайл, он и сообщил эту новость Джасперу. Тебе мы об этом говорить не хотели.
- Какая милая история, - я поджала губы и согласно закивала головой. Мне вообще можно ни чего не говорить, я буду верить в Санта Клауса и Зубную Фею. Похоже, Элис это взбесило.
- Тебе что, вообще все равно, да? Тебя вообще не волнует, что Эдвард с другой?
- С другой? А первую он куда засунул? Как не хорошо, Санта-Барбара какая-то, получается, - равнодушно произнесла я.
От моих слов Элис, кажется, пришла в бешенство.
- Ты что, издеваешься надо мной? Очень похоже, что я шучу? - девушка метала глазами молнии.
- Элис, ну а с какого лешего меня должно волновать, с кем спит твой братец? – я устало посмотрела на нее. Этот разговор ни к чему не приведет, и мне бы очень хотелось его закончить как можно скорее. Последнее время в моей жизни слишком много Калленов.
Моя собеседница поднялась и начала чертить круги шагами. Она активно жестикулировала и быстро шевелила губами, вероятно забыв, что я в силу свей природы, немного торможу в этом деле.
- Элис, - я замахала руками, что бы обратить ее внимание на себя, - Элис, я не слышу, что ты говоришь.
Она чертыхнулась, и через мгновение уже тащила меня в непонятном направлении. Я все ни как не переставала удивляться, как в этом маленьком существе умещается столько силы.
- Позволь спросить, и куда ты меня тащишь? – я выдернула руку и посмотрела на свою похитительницу.
- Лучше подскажи, где твоя комната, так будет проще, - Элис все еще злобно сжимала кулаки.
- Хм…могу ли я поинтересоваться, зачем?
- Мы возвращаемся в Форкс. Немедленно!
- Прости меня, Элис, но позволь мне самой решать, что мне делать, - тут уже пришел мой черед злиться, - я еще в состоянии сама принимать решения.
Моя собеседница тяжело вздохнула и взяла меня за руки, но на этот раз вместо того, что бы тащить меня куда-то, она просто смотрела мне в глаза:
- Я не могу рассказать тебе все, как бы я не хотела, пойми. Но ты можешь быть уверенна в одном – есть то, за что стоит побороться. Сейчас, сидя в этой глуши, ты сдаешься, и ты сама это прекрасно понимаешь. Я могу видеть будущее, Кэролайн. Да, - Элис замотала головой, - оно вплотную зависит от человека, и смена хотя бы маленьких деталей может повлиять на конечный результат, но еще до того, как ты приехала в Штаты, еще до того, как твой отец позвонил Карлайлу, я увидела то, за что готова бороться до конца. И позволить тебе все это испортить, я не могу. Хватит заниматься самобичеванием, нет причин себя винить в чем-то. Ты не мучитель, Кэрол. Ты – шанс, который мы не можем упустить.
- Как пафосно, фу, - я скривилась.
- Умеешь же ты портить моменты, Рокс!

После последней пересадки мы уже летели напрямую в Сиэтл. Была ночь, и почти все пассажиры спали, устав от долгого перелета. Кстати, о пассажирах, я хочу есть…
- Таня будет учиться с ним в школе, - зло говорила Элис, смотря в окно иллюминатора.
- Эмм... а на сколько лет она выглядит? - лучше поговорить об этой Тане, чем мысленно выбирать подходящий ужин в самолете.
- Именно, что на школьницу она не тянет, - продолжала злиться моя попутчица, - и представь себе, она еще и заявила, что хочет пойти на один курс с Эдвардом!
Мне очень меня радует перспектива учиться с этой девушкой. Все же, я поддалась влиянию Элис, и мне она уже не нравилась. Хотя, возможно дело и не только в негативном отношении моей новой подруги, но и в чем-то еще?
- Ну, можно сказать, что у нее не шибко с умственными способностями, - протянула я, невольно облизав губы, смотря на молодого парня сидевшего недалеко от нас. Элис проследила за моим взглядом, и положила свою руку мне на плече.
- Да все нормально, - усмехнулась я, - просто сегодня ночью у него будут гости.
- Откуда ты…, начала была она, но я ее прервала.
- Я же читаю мысли, не забыла?
Девушка лишь покачала головой.
Когда мы подъезжали к моему дому, я невольно напряглась. До боли родной запах впился в меня, словно пиявка. Элис тоже чувствовала это, и тревожно посмотрела на меня.
- Это свои, - тихо сказала я, заглушая мотор автомобиля.
Элис это не сильно успокоило. Думаю, она теперь меня понимает.
Мы зашли в дом, и открыли дверь в гостиную. Там, на красивом, старинном кресле сидела девушка. Ее огненно красные волосы были идеально ровными и едва касались плеч. Прямая челка не скрывала красивых, немного кошачьих глаз, а чуть острый подбородок был слегка поднят вверх. Строгое платье черного цвета до колена подчеркивало бледность ее кожи и контрастировало с волшебным цветом волос. Да, это именно она.
- Добрый вечер, - улыбнулась Виржиния, обнажая белоснежные клыки.

@темы: [Видишь, Я Жива]

21:49 

[Видишь, Я Жива] 3

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Утром появление Каллена в моей комнате казалось сном. Жестоким видением. Но его последняя фраза не выходила из головы, заставляя прокручивать себя еще и еще, словно заевшая пластинка в старом патефоне. Что будет, когда он увидит меня в школе? Проигнорирует или устроит мне после школы? Или снова придет ко мне ночью? А может прямо на уроке выставит за шиворот? Ведь мне должно быть все равно... Правда? Так почему я все время думаю об этом? Столько вопросов, столько всего…
Утром, когда я спустилась в холл, Мари сообщила мне, что Кроули уехал. И скорее всего, будет отсутствовать дня три. Почему все меня избегают? Внутри накрепко засело детское чувство обиды и никому ненужности. Меня тут ни кто не ждал, так на что я, простите, надеюсь? Кажется, вдали от дома я глупею. Я сказала Мари, что если она хочет, то может поехать домой на время отсутствия дедушки. Женщина, кажется, удивилась, но радостно поблагодарила меня и побежала собирать вещи. Ну, неужели со стороны я выгляжу как избалованная девчонка, которая не в состоянии позаботиться о себе?
Оставалось совсем немного до начала занятий, когда я приехала на школьную стоянку. Мне везло, мое любимое парковочное место было свободным, и мое настроение поднялось на пару пунктов вверх. С чего такие перепады? Задумавшись по поводу моего психического состояния, я и не заметила, как меня кто-то схватил за плечи. Подняв голову, я увидела красивые золотые глаза и приятную улыбку. Джаспер.
- Привет, - он сделал жест, как бы приглашающий пройти дальше, - как я полагаю, ты уже меня знаешь, но я все, же представлюсь – Джаспер Хейл.
Он протянул руку, и я пожала ее. Мы шли по выложенной дорожке, которая вела к главному корпусу школы. Слыша чужие мысли, я могла с уверенностью сказать, что одной из главных тем дня будет мое появление рядом с Хейлом.
- Ну а ты, - он продолжил, - как я полагаю, Кэролайн Малоун, да?
- Рокс. Просто и понятно, - я не то чтобы не любила свое имя, просто как по мне, звучало слишком… пафосно, что ли?
- Хорошо, значит Рокс, в общем…
Джаспер не договорил, ибо на него набросилось что-то маленькое, тоненькое, но до жути сильное. Да и кто еще мог это быть, если не Элис?
Я была как минимум шокирована, а как максимум… Не важно, главное, что сейчас я стою в стороне, челюсть, слава Богу, на месте, а Розали на заднем плане обнимается с Эмметом Калленом. ЧТО? Тааак, ребятки, кажется, кому-то тут нужна вилка, для снятия лапши с ушей.
Заметив мой, скажем так, удрученный вид, Розали подошла ко мне, представила своего могучего спутника, и предложила пройтись.
- Ну что ж, пора мне выкладывать все карты, как я полагаю, - сказала девушка, когда мы отошли на довольно таки приличное расстояние.
- Ну, желательно конечно. Я не особо люблю ходить в дураках, - я усмехнулась, поправляя ремень от сумки на плече.
- Рокс, кажется, мы ни когда не перестанем перед тобой извиняться. Это были лишь меры предосторожности, ни более того, - она столкнулась с моим взглядом, который излучал пофигизм с легким оттенком непонимания.
- Ты же знаешь, как Эдвард к тебе относиться, да?
- Скажем так, мне не составляет труда заметить на его лице выражение отвращения, когда он меня видит.
На лице Розали промелькнуло смущение.
- Не обращай внимания на это, - она помахала головой, - так вот, я и Элис должны были сопровождать тебя, а парни – Эдварда. Я понимаю, звучит глупо, но лучше так, чем когда вы поубиваете друг друга. А точнее Эдвард… ну ты поняла.
Слова Розали складывались в огромную, железную цепь, что окручивала меня, сжимала и не давала дышать. Словно анаконду, которая вот-вот престанет пред моим лицом, я ждала конца тирады Розали.
- Ты же не знаешь, что тогда было с Эдвардом. Ну, после игры. Мы с Эмметом тогда были уже дома, когда эти трое влетели в дом. Слава Богу, что тогда Джаспер согласился на приглашение Элис поиграть с ними, а то он же учиться старше на курс, и должен был быть с нами, а тогда Элис бы не справилась.
- Что означает «не справилась»? -, я уже представила, как Элис пытается заломить Эдварду руки, когда тот собирается выбежать за мной из спортзала.
- Ну не силой конечно, - словно прочитав мои мысли, развеяла мои предположения Розали, - у моего брата с самоконтролем все в порядке, но Джаспер весьма помог ему в этом. У него особый талант – влиять на эмоции человека. Он чувствует то, что испытывает другой, и может заставить его испытать одну или иную эмоцию. Но когда Эдвард приехал домой, Джаспер решил, что все улеглось, в чем просчитался. В общем, Эдвард немного разгромил дом и отправился на охоту.
- И это называется «Рокс захотела переехать в Форкс» И после этого Элис хочет, что бы я осталась?
Анаконда съела меня, не смотря ни на какие противоречия со своей природой. И сейчас я медленно переваривалась в ее желудке.
- Мы все хотим, что бы ты осталась, - Роуз сделала ударение на слове «мы»
- Кроме Эдварда, - уточнила я.
Розали сделала вид, что не слышала меня.
- Так вот, после этого мы решили, что придумаем эту легенду, чтобы нормализовать ситуацию. О разногласиях и прочем. От Эдварда скрывать что-либо не имело смысла, так что он был в курсе всего. Все шло хорошо, пока ты не сказала, что умеешь читать мысли. Представляю, как это понравилось Эдварду, - последние слова были сказаны, скорее всего, не мне, но уж очень меня заинтересовали. Заметив мой вопросительный взгляд, Розали продолжила:
- У Эдварда такой же талант, как и у тебя. Возможно, именно поэтому он не может читать твои мысли.
Так вот почему я чувствовала себя так странно, когда говорила с ним – я тоже не могу узнать, о чем он думает. И никогда не смогу…
- Но спектакль закончился быстрее, чем мы думали, Эдвард уехал. Играть больше нет смысла.
Что? Куда? Из-за меня? Что за глупый вопрос, конечно из-за меня! Дура, дура, дура! Я рушу семью, которая не одно десятилетие жила в мире. Сильный и уверенный клан Калленов разваливается по частям из-за какой-то девчонки! Отвратительно!
- Я уеду. Сейчас же уеду, что бы там не говорила Элис!, - я развернулась и направилась к автостоянке. Ничего, скажу Кроули что еду домой, точнее позвоню. Также скажу Джине, что еду в Сибирь, думаю, родные против не будут, в Тайге проблем я не создам, да и от пятого колеса они избавятся: ребенок – ребенком, но и для себя пожить надо. А Джина и Роланд так вообще вздохнут с облегчением, наконец, можно перестать играть в заботливых брата и сестру. А Каллены, так вообще устроят праздник по поводу моего отъезда. Всем будет хорошо, а я буду закусывать эскимосами.
- Сколько раз мы уже говорили об этом? Ты ни куда не поедешь, ясно? Вплоть до того, что я запру тебя в своем шкафу! – Розали гневно посмотрела на меня.
- Почему? В смысле, я рушу вашу жизнь, подвергаю опасности, разрушаю семью. Карлайл и Эсме наверно ненавидят меня, - я опустила голову, потому что не могла смотреть моей собеседнице в глаза.
- Кэрол, ну почему ты так думаешь? Ну да, я понимаю, у тебя есть определенные основания так полагать, но так должно было быть. Ты ни в чем ни виновата, но вот если ты уедешь, все может рухнуть. Прошу, не задавай вопросов и не чувствуй себя виноватой. Всему свое время. А сейчас пошли на урок, иначе мы вообще не попадем сегодня на занятия.
Только сейчас я заметила, что вокруг никого нет, а часы на небольшой школьной башенке свидетельствуют о начале второго урока. Неужели наш с Розали разговор затянулся так долго? А у меня еще столько вопросов… Черт.
За обедом мы сидели все вместе: четверо Калленов и я, маленькое отродье. Я стеснялась, нервничала, мне было не уютно. Мне казалось, что все они снова врут мне, что их добрые лица всего-навсего маски, и они готовы убить меня прямо сейчас. Мне хотелось сбежать, скрыться, исчезнуть. Но меня что-то держало. И, признаться честно, это не было данное обещание Элис, или угрозы Розали, это было кто-то другой. Кто искренне желал моего отъезда.
- Какие планы на вечер, Рокс? – Эммет вывел меня из состояния забвения.
- Э-э, что? А, нет, ни каких. Кроули уехал на пару дней, а нашу домработницу я отпустила, - я пожала плечами и посмотрела в окно.
- Тогда приходи к нам! – радостно сообщил Джаспер, и все остальные согласно закивали.
Я? В дом к Калленам?
- А вы на минутку представьте, что будет, когда Эдвард вернется домой? – я сказала это так, как будто оповещала их о правилах игры.
- Они вернутся минимум через неделю, - проговорила Элис, - Карлайл, Эдвард и Эсме уехали на охоту, так что дом в полном нашем распоряжении.
Я очень не хотела идти к ним домой, но и отказываться было не лучшим вариантом.
- А давайте лучше вы ко мне, а? Ну мне тогда спокойней будет, я с надежной посмотрела на каждого из них.
- Отлично -, согласился Эммет, - я только за!
- Отличная идея, спасибо Рокс, - Розали положила мне руку на плече, и я смогла почувствовать холод ее кожи. Да, это было не так сильно заметно, если бы я была человеком, но ощутимо и для меня.
Но тут нас прервал звонок мобильного. Джаспер извинился и, достав свой телефон, встал и отошел в сторону. Мы все продолжали молчать, как будто чувствуя напряжение. Через некоторое время Хейл вернулся и, как будто извиняясь, посмотрел на меня:
- Прости Кэрол, но мы с Эмметом не можем прийти к тебе сегодня, - он перевел взгляд сначала на Элис, потом на Розали и задержался на Эммете, - звонил Карлайл, он просил нас с тобой приехать. Ему нужно, что бы мы поохотились.
Мое сердце наполнилось тревогой. Последние слова, которые произнес Джаспер, были сказаны очень тихо и быстро, так что даже я ели уловила смысл сказанного. Почему Карлайл хочет, что бы они поохотились именно СЕЙЧАС? У них проблемы? Этому опять поспособствовала я?
- Хорошо, тогда мы устроим девичник, - весело сказала Розали и они с Элис начали обсуждать, что будут делать сегодня ночью. Но я знала, что все это чистой воды блеф. Они обеспокоены. Очень обеспокоены.
Уроки прошли как-то не заметно. Это стало просто рутиной, это время нужно было просто пережить. Ничего нового я не узнавала, а мысли людей начинали утомлять. У них были типичные проблемы: любовь, деньги, секс. Хотя первый и последний пункт можно было смело объединить в один, в котором второе явно доминировало. Удовлетворение своих животных потребностей, вот главное, к чему пришел Homo Sapiens.
Я все еще боялась, что Эдвард появиться. Хотя и…и очень этого хотела. Да, черт побери, мне хотелось увидеть его, знать, что с ним все в порядке, что он не наделал глупостей. Мне хочется, что бы у Калленов все было хорошо. Это странное желание к совершенно чужим людям смущало меня. Я не чувствовала подобного к своей семье, хотя и очень любила их… Наверно любила. Эти мысли пугали, об этом лучше не думать
На улице начался ливень, и я натянула капюшон плаща. Когда я вышла к машине, то увидела Калленов, которые о чем-то сильно спорили. Это можно было понять по их жестикуляции, но их голоса оставались беззвучными для человеческого уха. Я же могла слышать лишь обрывки:
- Какого черта!? Что она вообще тут делает? Зачем она приехала? Почему мы должны притворяться, что рады видеть ее? -, кажется, этот поток вопросов задал Эммет, но точно сказать я не могла.
- Мы должны делать вид, что рады видеть ее, ради…, - я не слышала продолжения, и не могла понять, кто это сказал. Тем ни менее эти слова сдавливали меня, но я не могла пошевелиться, словно приросла к земле. Дождь все усиливался, что делало слышимость и вовсе отвратительной.
- Все, нам пора, в любом случае мы с Розали сегодня идем к Кэролайн, и это не отменяется, - я могла догадаться что это сказала Элис, ибо именно она первая направилась в направлении машины Калленов. Ребята еще что-то говорили. Но я уже не могла их расслышать. Только после того, как машина Эммета тронулась с места, я почувствовала, что могу сдвинуться с места. Дождь лил с такой силой, что казалось, в небесной канцелярии прорвало водопровод. Не осознавая своих действий, я направилась к машине. На какие либо вопросы не было сил. Я устала надоедать всем. Я, как паразит, который портит жизнь налаженному организму. Нажав на газ я быстро выехала со школьной стоянки.… В Форксе в этот день меня больше ни кто не видел.

@темы: [Видишь, Я Жива]

21:47 

[Видишь, Я Жива] 2

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Сказать, как я себя чувствовала себя в этот момент, это ни чего не сказать. Слова тут бессильны. Я упала на кровать и закрыла глаза. Звонить ни кому не хотелось. Скорее что бы они выкинули меня из головы, забыли. Как будто меня и не было. Я ненавидела создавать проблемы, и отлично умела это делать. Первый поступок в жизни и десять оплошностей. Малои, Кроули, Каллены. Все они должны сказать мне большое «спасибо». Я обзывала себя последними словами до тех пор, пока свет не залил комнату. Утро в Форксе.
Идти в школу не было ни какого желания. А вообще-то я боялась. Боялась встречи с Калленами. Я искренне оцениваю свои чувства, поэтому врать не буду, у меня подкашивались коленки, корда я вышла с автомобиля и направлялась к корпусу. Жажда и мысли других куда-то ушли, и мое сознание могли виться только вокруг этой пятерки. Первый урок у меня английский, и это еще больше пугало, ибо я не знала, кто со мной занимается в одном классе. Хотя нет, вопрос надо было ставить не так, правильно было бы сказать «Я боюсь что со мной в классе будет один из них» Я вздохнула. Поверить в то, что я вот так трушусь перед кем-то было сложно. Чего мне бояться, собственно говоря? Деточка, а не пора ли отвечать за свои поступки, м? С этими мыслями я зашла в класс. И…и да, это была бы ни я, если бы один из Калленов не был тут. А точнее одна, как я поняла, это была именно Розали – блондинка с идеальными чертами лица, даже для вампира. Я уже было направилась за последнюю парту, как она помахала мне рукой, пригласив сесть. Отказываться было бы не вежливо, поэтому я улыбнулась и села рядом.
- Привет, я Розали Каллен. А ты, как я полагаю, наша гостья из Англии, Кэролайн Малоун? - , она мило улыбнулась. Я внимательно посмотрела на нее, ни какой агрессии, ехидства, подозрений. Мне везет?
-Да, приятно познакомиться Розали. Надеюсь, я тут быстро освоюсь, - я нервничала, и она это видела.
-Конечно, тут довольно мило. Если не против, то возможно ты сядешь за наш столик сегодня? И не волнуйся, там только я и Элис, больше ни кто с ним не сидит, - она засмеялась, увидев испуг на моем лице. Она все же знала о вчерашнем инциденте.
- Спасибо за приглашение, - я заставила себя улыбнуться. Вру, я искренне ей улыбнулась. В класс вошел учитель.
До обеда пар с Калленами у меня больше не было, и я их даже не встречала. Но когда стрелки часов подкатили к обеденному времени, откуда не возьмись рядом со мной оказались две девушки: высокая блондинка, а маленькая брюнетка. Такие разные и одновременно такие похожие.
- Привет, я Элис, - маленький эльф обнял меня так крепко, что я не могла дышать, - рада с тобой познакомиться. Ну что, идем.
Она не спрашивала, она утверждала и, схватив меня за руку с одной стороны, а Розали с другой мы пошли в столовую. Не удивительно, что когда мы вошли, все смотрели именно на нас. Я не любила всеобщее внимание, поэтому сразу съежилась. Девочки сильнее сжали мои руки, и только сейчас я поняла, в чем суть этой «дружбы»– они боялись, что я сорвусь. Внутри меня что-то оборвалось. А я почти поверила… Господи, да что со мной?
Мы дошли до столика в углу столовой уже с подносами. Я не особо понимала что происходит, вся была в своих мыслях, по этому с неким удивлениям обнаружила у себя в руках бутылку минералки и ядовито красное яблоко. Праведность или искушение, верно?
- Можете не волноваться, я уже ела сегодня ночью, - монотонно сообщила я опустив голову так, что волосы закрывали глаза. Сейчас они были черными, я в этом уверенна. Сама я не видела девушек, но чувствовала их ..смущение?
-Прости, - начала Элис, но ты должна понять что…
- Все нормально, не утруждайся, - я подняла голову, справившись со злостью,- я не такой уж и дикарь, чтобы не справиться с жаждой. Я знаю, что подставила всю вашу семью, приехав сюда, и было бы правильно уехать, что я и сделаю в ближайшее время, - я уже решила, что могу уехать куда-то в Сибирь и учиться самостоятельно. Вернуться в семью я и не помышляла. Интересно, а эскимосы вкусные?
Нет! - Элис и Розали выкрикнули это так громко, что большинство глаз снова уставились на нас. Девушки не обратили на это никакого внимания, но продолжили говорить уже почти шепотом, - не надо.
Я уставилась на них так, как будто они открыли тайну мироздания. Что за черт? Как понять их отношение ко мне? Они живут прекрасной жизнью: ходят в школу, смотрят американские мюзиклы, катаются на спортивных машинах и попивают кровь сусликов, и тут на тебе – лит с явными отклонениями от нормы. Да такого пинком под зад и дело с концом, а тут…
Но я не успела ни чего сказать вслух. Дверь столовой снова открылась и перед нами предстали трое. Великолепная мужская половина семейства Калленов: Эммет, Эдвард и Джаспер (прим. автора – ВиаГра блин. Блондин, брюнет и вон тот, рыженький. Простите, не удержалась). Очень разные и очень похожие одновременно. Эммет что-то говорил, от чего Эдвард и Джаспер посмеивались, смотря перед собой. Кажется, им было все равно где они, и что на них смотрят все с открытыми ртами и безнадежно потерянными челюстями. Вроде бы только я была повернута к ним спиной. А на кой черт мне поворачиваться, когда я и так вижу каждого из них со всех возможных ракурсов одновременно? Из всеобщего помешательства меня вывел тяжелый вздох Элис и закатанные глаза Розали. Эти двое явно были не в восторге от происходящего.
- Вот так всегда, местные звезды, твою мать, - проговорила Розали.
- Им это ни когда не надоест, хотя они и ни чего не делают для этого. Просто наслаждаются всеобщим обоготворением, - Элис провела рукой по волосам, которые причудливо торчали маленькими колючками в разнее стороны.
Я тактично молчала, смотря в окно, и делала вид, что мне черт, как интересно, наблюдать за ползущей гусеницей. Радовало только одно, еще месяц назад я бы не смогла ее увидеть.
-Кэрол, - начало было Элис, но я ее прервала.
- Рокс. Кэрол слишком официально.
- Эм... хорошо, Рокс, так вот, буду вводить тебя в курс дела. Хотя Каллены одна большая семья, как видишь, в школе все по-другому. Наша мужская половина очень активно пользуется своими полномочиями, что немного раздражает. Хотя ни чего такого они не делают, но мальчики они довольно самовлюбленные и самоуверенные. Раньше мы сидели все вместе, но с недавних пор разругались окончательно. В общем, не обращай внимания на поведение этой троицы.
- Насчет самовлюбленных, это точно. Эдвард вчера после баскетбола, от злости, мебель крошил, - Розали захихикала, а я заметила, что парень с платиновыми волосами в другом конце столовой гневно покосился на нас. Правда, в голове девушки, после этого, последовал страстный взгляд в ее сторону, от чего меня чуть не стошнило. Вот вам и негативные стороны наблюдение чужими глазами.
- Кажется, Эдвард тебя услышал, - безразлично пробормотала я.
- У тебя что, глаза на затылке? – пошутила Элис, заглядывая мне за плечо, где по моим подсчетам можно было увидеть Джаспера.
- Да можно и так сказать. А так же по всей столовой, - усмехнувшись, я поднесла яблоко к глазам. Такое красное, гладкое, как будто отполированное. А на вкус гадкое и синтетическое. Не находите аллегории? Подняв глаза на молчавших собеседниц, я положила злосчастный фрукт обратно, - я читаю мысли.
Оу, Эдвард, а подслушивать не хорошо.
- Да? – Розали была уж очень удивленна, - забавно.
Она была смущена, очевидно, думая, что я слышала все, о чем она думала. Я поспешила ее разубедить. Мне совершенно не хотелось бы, что бы она чувствовала себя дискомфортно.
- Я еще не могу слышать ваши мысли, только что-то, в общем. Вы думаете слишком быстро, так что я не могу разобрать, - я искривила губы в усмешке. Опять эта не любимая тема о моей ущербности.
- А ты всегда была…такой, да? – Элис сказала это так, как будто это был вопрос из рода «у тебя нет родителей?» или «ты потеряла сына?» или «у тебя пластика на лице?» Неужели мое положение настолько противно? То, что я родилась вампиром так прискорбно? Мне захотелось встать и уйти. Зачем вообще я суда приехала? Что бы каждая мелочь говорила мне о моей неполноценности и нечеловечности как таковой? Стиснув зубы, я ответила:
- Ну, как видишь, я не жалуюсь.
Я смогла заметить как Розали толкнула Элис в бок локтем, и осудительно на нее посмотрела, Элис же в ответ пожала плечами и сделала невинные глаза.
- Прости нас. Вообще мы ведем себя как-то глупо, но просто мы не знаем чего от тебя ожидать. Для нас это совершенно не обычная ситуация. Мы с литами прежде не встречались, а уж с такими как ты и подавно, - Розали говорила с задержками, как будто каждое слово ей давалось с трудом. Этот разговор зашел слишком далеко. Слишком далеко как для обеденной болтовни в школьной столовой.
- Роуз, я все понимаю, поэтому и собираюсь уезжать. Я не хочу создавать еще проблемы, - прозвенел звонок и я уже поднялась с места, когда Элис схватила мою руку и посмотрела в глаза:
-Пообещай мне, Кэролайн, что ни куда не уедешь, по крайней мере, еще некоторое время, - ее глаза были серьезными, а губы сжаты в тонкую линию. Розали за ней смотрела на меня выжидающе.
- Почему?-это единственное что выдавила я из себя.
- Я потом тебе все объясню. Но я очень прошу, доверься мне. Я не прошу большего, просто побудь тут еще не много, возможно ты и сама поймешь почему.
Я не знаю почему, не знаю зачем, не знаю как, но единственное что я смогла сделать, это кивнуть в знак согласия.
Возможно, если бы в этот момент я повернула голову, то смогла увидеть Эдварда, яростно сжимающего кулаки.
Позже с Калленами я больше не встречалась. За остаток дня я продумала тысячу вариантов, почему мне не стоит уезжать, но все они были бредовыми. Намного легче было думать о том, какую кашу я заварила, и какой у меня талант создавать неприятности. Уроки проходили как в тумане, если же меня спрашивали, я давала максимально точный ответ, который улавливала в голове учителя. Анжелы я сегодня не видела, что немного меня радовало. Как себя вести с ней я не знала, да и чего она хочет от меня, было так же непонятно. Но на роль лучшей подруги ей стоит подыскать кого-то более подходящего.
Я направлялась к стоянке, когда кто-то схватил меня и затащил в какое-то помещение. Движение было молниеносным, и вот уже я стою в небольшом классе, а дверь подпирает Эдвард Каллен собственной персоной. Что-то мне подсказывало, что он не о погоде поговорить хочет.
- Тебе лучше уехать отсюда, - сообщил мне он сквозь зубы, вжимаясь в дверь и смотря на меня так, как будто я была самой отвратительной вещью на земле. От его поведения стало как-то по-детски обидно. Хотелось надуть губы, пустить слезу и прокричать: «Да что я тебе сделала?», но в место этого я лишь монотонно произнесла
- Ну, собственно, это я и хочу сделать…
- Но не сделаешь.
Элис??? Да, именно она. А за ней открытое окно и деревья третного этажа. Какая прелесть!
Эдвард рвал и метал, смотря то на меня, то на сестру. Такое чувство, что это лев, которого загнали в клетку, но которому совершенно ни чего не стоит разорвать своих загонщиков на мелкие кусочки.
- Эдвард, я прошу больше не докучать этими просьбами нашу гостью, или ты хочешь лишить меня лучшей подруги?- Элис медленно, но уверенно подходила к Каллену, но тот как-то безнадежно и болезненно посмотрел на нее и исчез, оставив только открытую нараспашку дверь.
Когда я приехала домой, то Кроули снова не было. Дом был пуст, и я, позволив себе расслабиться, в считанные секунды оказалась в своей комнате. Да, я не так быстра, как полноценный вампир, но и улиткой ползти мне не очень - то нравится. Да, сегодня был не самый легкий день, в голове вертелось куча вопросов, но сейчас я хотела оставить все это где-то там, на краю сознания. Я не хотела думать о словах Элис и взгляде Эдварда. Я не хотела думать о чем-то вообще. Надев наушники и начала улавливать каждое слово, каждый вздох вокалиста:
I'm naked underneath your cover
Covers lie and we will bend and borrow
With the coming sign
The tide will take the sea will rise and time will rape
Я не помню, когда я заснула, но была уже глубокая ночь, когда необъяснимый холод пронизал мое тело. Я судорожно втянула воздух, и натянула одеяло на себя. Я уже чувствовала этот аромат раньше, и от него меня еще больше кинуло в дрожь.
- Ты спишь? – бархатный голос спросил это с таким удивлением, что я невольно усмехнулась. Открыв глаза я увидела стоявшего возле окна Эдварда с выражением отвращения не лице.
- Эдвард, пожалуйста, перестань кривиться, тебе не идет. Твое отвращение ко мне я и так прекрасно вижу, не стоит утруждаться, - мне не нужно было скрываться, и я позволила обнажить себе зубы в ехидной улыбке. Глаза Каллена блеснули, заметив два, заметно выделявшихся клыка.
- Я не знаю, что тебе там наговорила Элис, но я настоятельно прошу тебя покинуть Форкс как можно скорее, - Эдвард говорил так, что его бархатный голос отдавал сталью.
Теперь я могла хорошо его рассмотреть, и я немедля воспользовалась этой возможностью: все же красота Каллена не была преувеличенна через призму чужих глазах, он был великолепен. Темная рубашка ярко контрастировала с бледной кожей, а спутанные платиновые волосы мерцали при свете луны. Врать не было смысла, и, не смотря на то, что разговор не обещал быть приятным, я не хотела, что бы он уходил
- Ты ставишь меня в неловкое положение, - я посмотрела в окно, - я сама хочу уехать, и прекрасно понимаю тебя и более, согласна со всем тем, что ты обо мне думаешь, но я пообещала Элис. Возможно, это покажется тебе отговоркой, но для меня это важно. Она, как и Розали проявили ко мне большое доверия, и предавать его мне не хочется. Пока я не знаю причин, по которым Элис просит меня остаться, но пока все это не разрешиться, я останусь.
- Я поговорю с Элис, она поймет. Тем более причины, по которым она держит тебя тут, совершенно мизерны. Ни чего важного.
Такое чувство, что я говорю с каменным Богом. Я не слышала ни каких эмоций, ни даже оттенка мыслей, что бы понять настоящие его чувства. Я могла лишь догадываться. Эдварду не было смысла врать мне, так, что его брезгливость и неприязнь вполне искренни. Это приносило мне непонятную боль. Как будто что-то резало внутри.
- Почему ты так хочешь, что бы я уехала? – я посмотрела на него, и в этот момент мне было плевать, что в моих глазах он может прочесть боль и обиду, - нет, я, конечно, понимаю, но не мог бы ты сказать это вслух?
На лице Каллена снова отразилось то болезненное чувство, только теперь его взгляд был направлен на меня.
- Так будет лучше для нас.
С этими словами он выпрыгнул в окно. Холодный воздух охватил меня с новой силой, в голове крутилось одно слово .«Нас»…

@темы: [Видишь, Я Жива]

21:46 

[Видишь, Я Жива]

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Кто ты? Если ты тень легенд.
Кто ты? Если даже легенды считают тебя мифом?

Если ты сделаешь шаг, в какую сторону он будет? И хватит ли тебе смелости сделать его вперед?
Жизнь, даже такая как у нас, очень часто становиться похожей на игру.
Редкие изменения могут продлить ее на века, а могут закончить не начиная.
Живя столетия, мы, приобретаем опыт, знания, рассудительность.
Но у меня ни чего этого нет. И моя исключительность смеется мне в лицо, забирая такие нужные лазейки.
Я не выбрала. За меня не выбрали другие. Это лишь случайность, на моем месте мог быть любой другой.
Те, которые сейчас видят сны о сексе, деньгах и славе. Я же умею лишь закрывать глаза.
Ли станет моя исключительность еще большей проблемой? Ли станет это причиной охоты на меня?
Предам ли я свою семью, или они предадут меня? Пусть они зовут это существованием, я зову это жизнью.
Ни чего другого я не знала. Ни чего другого мне и не нужно.
Пусть для всех я миф. Я живу, я борюсь и я мыслю.
Но что думает он?

Кэрол Малоун
Первая часть первой главы.


Мое появление в Форксе вызвало настоящий фурор. Конечно, с учетом того, что в этом городишке что-то новое происходит так же часто, как снег в Луксоре, предугадать это было не сложно. А если ты еще и внучка Джерольда Кроули, то рассчитывать на тихий прием было бы более чем глупо. Мой дед, отец моей матери, был историком, человеком на редкость образованным и интеллигентным, и что самое заметное, богатым. Возможно, именно последнему пункту мой дед обязан за столько сплетен крутящимися вокруг него. И возможно благодаря именно этому я сразу почувствовала неприязнь к жителям Форкса. Уже на границе города я представила себе удивленные и завистливые взгляды, которые будут смотреть на меня сквозь тонированные стекла моего джипа. Материальное положение моей семьи было еще одной причиной, по которой я мало общалась с людьми.
Их мысли были столь отвратительными, что я не могла сдержать свой гнев, что влекло за собой ряд весьма печальных последствий. Единственное что спасало положение на данный момент это дом Джерольда. Он находился в лесу в нескольких километрах от города, и если бы объездная дорога не ремонтировалась, то мне бы не пришлось проезжать через весть город. И плевать на то, что дорога бы заметно удлинилась, зато это позволило бы мне еще некоторое время не знакомиться с «чудным» городом Форксом. Но мечтать не приходиться, по этому я нажала на педаль газа и двинулась вперед.
На удивление, город мне понравился. Стараясь не обращать внимания на людей, я стала смотреть на проплывающие рядом дома. Почему то все это напомнило мне типичный американский триллер, и я невольно улыбнулась. Интересно, а что по этому поводу думают жители Форкса? Ведь мое появление в их городе является чудесным началом для сценария нового голливудского блокбастера. С этими мыслями я доехала до старого поместья моего деда. Двухэтажное здание было построено в начале двадцатого века, и благодаря тщательному уходу заметно контрастировало с теми домами, что я видела в городе. Душа англичанина чувствовалась во всем. Я невольно улыбнулась и вышла из машины. В этот же момент на крыльце дома появился Кроули. Это был худощавый и ухоженный человек почтенного возраста. Он почти не изменился с того времени, когда приезжал к нам. Лишь только черные цвет волос сменился на благородную седину, а густые усы стали немного длиннее. Не смотря на то, что тогда мне было 7 лет, я отчетливо помню каждую черточку его лица. В этих чертах я пыталась угадать, как выглядела мама до моего рождения.

- Добрый вечер, Кэрол. Очень рад тебя видеть. Было видно, что дед был рад меня видеть, но в силу смущения он не мог более ярко выразить свои чувства. Его мысли были более красноречивы, что придало мне большей уверенности в себе. Тем временем Джеральд подошел к машине, и начал доставать мой багаж. Сначала я хотела остановить его, я бы с легкостью справилась с этим сама, но вовремя остановилось, сообразив, что со стороны 16 девочка, несущая два большущих чемодана выглядит более чем странно.

- Здравствуйте, Джеральд. Спасибо что согласились приютить меня на некоторое время. – я взяла свою почтальонку и направилась к входной двери. Пока мы несли мои вещи в мою новую комнату, Кроули молчал.
Он остановился в самом конце коридора на втором этаже и открыл дверь. Мы зашли в достаточно большую и уютную комнату в фиолетовых тонах. Я сразу заметила большое окно, из которого открывался чудесный вид.

- Давай договоримся кое о чем, Клер.- Джеральд поставил мои чемоданы на пол и повернулся -, первое – мы с тобой на ты. Во вторых я несказанно рад, что ты приехала, и хочу что – бы ты оставалась у меня как можно дольше. Ты моя внучка и полноправная хозяйка этого дома. А теперь я не буду тебя обременять. Располагайся, а я пока приготовлю ужин.
С этими словами он вышел, оставив меня саму. Подойдя к окну, я открыла его и вдохнула чистый воздух.
Меня зовут Кэрол Малоун. Мне 16 лет. Я была рождена вампиром.

За ужином я уловила подходящий момент, когда Джерольд отвернулся, у выкинула еду. Хоть мое сердце еще билось, гоняя мою собственную кровь по венам, употреблять человеческую пищу я не могла. Мое пограничное состояние было проблемой и преимуществом одновременно. Например, ни один вампир не догадается, что я не человек. Но сомневаюсь, что я смогу догнать кого-то из своих сородичей. Пока я еще уступала им в силе и скорости, что не сказано мне бесило.
Предложив убрать со стола, я направилась в кухню. В моем доме это помещение, ровным счетом, как и столовая, играли декоративную роль. Тут же все было усеяно всевозможными специями, травами, рецептами и прочим. Если бы не современная техника и интерьер, то кухня могла бы сойти за жилище ведьмы. Я поставила тарелки в посудомойную машину, и быстро разобравшись со всем, выбрала нужный режим и включила ее. Было как то странно проводить все эти манипуляции. Все это возбуждало во мне некий интерес, и я даже покосилась на большое красное яблоко, лежащее в корзинке с фруктами в углу кухонного стола. Мои мысли прервал голос моего дедушки.
- Керол, ты не будешь против провести этот вечер одна. Дело в том, что мой друг получил книги, которые мы так долго ждали, и мне бы хотелось… -, мне даже не пришлось заглядывать в его мысли, что бы услышать смущение.
- Все в порядке, Дежерольд. Ты не обязан со мной нянчиться. А завтра я расскажу тебе все, что тебя интересует,- не смотря на то, что Кроули ни задал ни одного вопроса о своей дочери, не нужно быть экстрасенсом, что бы понять, как его волнует этот вопрос. Он не видел мою маму шестнадцать лет. Изначально потому, что как новорожденный вампир она была слишком опасна. После, потому, что спустя все эти годы она так и осталась 23-х летней.
- Спасибо, моя дорогая, - он мягко улыбнулся, - ну думаю, что завтра ты будешь занята. Ну, по крайней мере, в первой половине дня.
А вот и самая не приятная часть в моем переезде в Форкс. Школа. В Англии я экстерном училась в одной из частных школ, а репетиторством со мной занималась моя семья. Лучших учителей и не придумаешь, с таким то багажом знаний. Вот только качество этих самых знаний меня сейчас волновало меньше всего. Если бы не фотографическая память и умение читать мысли, я бы вообще прослыла двоечницей. На много больше меня волновали люди. Множество людей, с которыми мне придется общаться. Я то со своими особо не разглагольствую, а тут... И еще жажда… жажда, которая будет мучить намного сильнее. Нет, бесспорно, я с этим справлюсь без особых усилий, но ощущение не из приятных.
Я проводила Кроули до двери и, закрыв ее, поднялась к себе в комнату. Луна была полной, и это зрелище не могло оставить меня равнодушной. Я открыла окно, и некоторое время наблюдала за ночной госпожой. Сегодня мне нужно выспаться. Не стоит пренебрегать возможностями, которых скоро у меня не будет.

Я приехала на школьную стоянку одной из первых. Выбрав самое отдаленное место для парковки, и тщательно игнорируя взгляды уже приехавших учеников, я припарковалась и вылезла из машины. На секунду я закрыла глаза и еще раз представила себе свой внешний вид: черные кеды, такого же цвета широкие штаны и кенгурушка. Порядок, особого внимания это к себе не привлечет. Взяв сумку и захлопнув дверцу джипа, я направилась к школе. Мысли в моей голове так и кипели

«- Ого, ну и тачка, сколько же она стоит…»
«- А девочка ни чего, надо бы с ней познакомиться…»
«- Вся в черном… может она гот? Интересно, а что она слушает…»

Дам..наверно с черным цветом я прогадала, но все же я не собираюсь напяливать на себя что-то розовое, только что бы угодить всем жителям Форкса. Да и мое новое определение, как гота может сойти на руку и объяснить некоторые особенности моих повадок и внешнего вида. Ну, бледность например.
Так, я мысленно вспомнила карту, которую получила в административном корпусе. Мне нужно в корпус № 2. А вот и он, отлично. Первый урок – литература. Без проблем найдя нужный мне кабинет я открыла дверь. Кроме учителя, мисс Клитт, в классе никого не было. Я натянула на себя вежливую улыбку и подошла к женщине, протягивая формуляр. Терпеть жажду было ничуть не сложнее, чем в присутствии Кроули.

- А, мисс Малоун! С приездом, вот ваши учебники -, она протянула мне книги и подписанный формуляр, - все последнее парты свободны. Я благодарно кивнула и направилась к парте в третям, самом дальнем от окна, ряду. Закинув руки за голову, я продолжала надеяться на то, что все так же легко пройдет, и я ни кого не убью. Сегодня.
Постепенно класс начал заполняться сонными учениками. Их мысли блуждали, где то очень далеко, и все они думали о разном, но как только они поворачивались спиной к двери, все сводилось к одному. Полному удивлению. Забавно было наблюдать за их реакцией. В их мыслях я видела свою наглую улыбку и закрытые глаза. Прозвенел звонок.
В общем, все уроки прошли одинаково. Единственное. Что спасло меня от ненужных знакомств, это инстинктивное чувство опасности, исходящее от меня. Сами не понимая почему, они обходили меня стороной. И это определенно мне нравилось. Сейчас все шли на обед, и после недолгих размышлений я решила пойти с ними. Все же я и так привлекаю к себе очень много внимания. И любая мелочь…
Выбрав самый дальний столик, я достала из сумки блокнот и карандаш, стала что-то рисовать. Я еще дальше отодвинула поднос с чем-то непонятым, что я купила. Как-то даже смотреть на все ЭТО было противно. Как они могут есть что-то подобное? Слизкое и мохнатое на вид. А это вообще напоминает.. Меня передернуло. Я погромче включила плеер, и басы заиграли на полную мощность. Жажда в присутствии стольких людей стала еще сильней. Я нервно водила карандашом по бумаге. Когда почувствовала чье-то присутствие. Мысли рядом стоящего человека были путаны. Девушка, как я уже это поняла, была взволнована, но в отличие от всех остальных, моя личная жизнь и мои деньги ее не волновали. Я кивнула, не поднимая головы. Скрип стула о камень и наконец, я увидела персону, которая решилась ко мне подойти. Анжела Верб.
- Привет. Я Анжела Верб. А ты должно быть Кэрол Малоун? – девочка заикалась. Я бы послала ее, но мысли Анжелы очень отличались от остальных. Даже сейчас она думала о своих братьях и домашнем задании по матанализу, которое не успела сделать вчера.
- Дам, и почему я не удивляюсь? Рокс. Зови меня просто Рокс, ладно? -, я оторвала взгляд от наброска и посмотрела ей в глаза. Она смутилась и опустила взгляд. Ее щеки налились румянцем. Я сглотнула яд, который наполнил мой рот,- Приятно познакомиться, Анжела.
- И м-мне, - она заикалась. Я не могла понять, что заставило ее подойти ко мне. На спор? Или она очень любопытна? Все же это первый, и похоже единственный нормальный человек, которого я тут встречу. А значит, потерять такую возможность было бы крайне глупо.
- Какой у тебя сейчас урок? - спросила Анжела. -, я бы могла тебя провести. У меня самой физкультура, и…
Она запнулась и опустила глаза. Почему она так упорна?
-Думаю. Что так и получиться. У меня тоже урок в спортзале, - я встала и подала ей руку. Она залилась краской, и я почувствовала себя симпатичным парнем, который приглашает на свидание «серую мышку». Мысли окружающих еще больше позабавили меня и приобняв Анжелу за талию я направилась в спортзал, прекрасно зная, где он находится.

В нормальном мире, о котором я знала, на уроки физкультуры приходят в специальной одежде. В основном это специальные брюки и майка. Но это был не нормальный мир, это был Форкс, и если сравнить меня и девушек вокруг, то могло показаться, что я египтянка. Которую каким-то ветром занесло в Штаты. Но не смотря на такое количество оголенных тел, все внимание было обращено на меня. Я тяжело вздохнула и посмотрела на трибуну. Там, как я уже знала, сидела Анжела, которая была освобождена от спорта до конца этого месяца.
Урок был посвящен баскетболу, и хоть я никогда не играла в эту игру, я быстро усвоила правила.
Нас поделили на две команды и когда мы уже приготовились к игре в зал вошли трое. В мыслях окружающих я уловила их лица – два парня и одна девушка. Как раз один из парней был причиной спортивного стриптиза. Девушка перешла к нам в команду, два ее спутника в противоположную. Я усмехнулась и, не удостоив троицу взглядом, приготовилась к игре.
Почти все время держалась ничья. Как будто по расписанию мы кидали мячи по очереди. И хоть команды были большими, играло только четверо – я и Элис с одной стороны и два ее спутника с другой. Урок подходил к концу и счет все еще был равен. То ли из-за вредности, то ли из-за чего-то еще, но мне жуть, как захотелось выиграть. Ну, собственно ни чего сложного я в этом не видела. Я с легкостью обходила одного за другим противника, и вот уже возле кольца, когда пред мною вырос один из троицы. Высокий и подтянутый, он с усмешкой смотрел на меня, как бы давая понять, что мне ни чего не светит. Вот так, остановившись на мгновение рядом с ним, я почувствовала необъяснимый прилив радости и покоя. Непонятная эйфория, которую мне было так сложно перервать. Всего мгновение, и нам уже сосчитали гол. Всего мгновение, чтобы мяч перелетел в сетку. Всего мгновение. Что бы понять две вещи – первая, я только что обошла Эдварда Каллена.
Вторая – я только что обошла вампира.

Если и можно было облажаться хуже, то разве что в кино. Я все еще чувствовала на себе прожигающий взгляд Каллена, когда моя команда окружила меня и что-то радостно кричала. Все стало на свои места – ровно на три голоса меньше я слышу в своей голове, чем есть в зале, ровно на три сердца меньше стучит, чем людей в этом помещении, ровно три пары глаз смотрят на меня совсем по-другому. Моя команда даже не заметила, что их «победитель» смысля с «места преступления».
Через пол часа я уже сидела в машине и прижавшись лбом к рулю лихорадочно думала. Я идиотка. Самая настоящая идиотка. Как я могла? Не подумать. Не почувствовать. Сейчас все стало таким очевидным, таким ясным. Мне захотелось убить себя, меня тошнило от себя, я ненавидела себя. Но стыдно ли мне признаться самой, что еще одна причина, по которой мне так дико стыдно и неприятно, это то, что они вампиры. Нет, именно полноценный, опытные и красивые вампиры. Мало того, что я приехала на их земли без их ведома, так еще и подвергла их такому риску. А если бы кто-то заметил? Да вероятность этому ровна почти нулю, но если недавно в космосе столкнулись два спутника, то что говорить о процентной вероятности? Я обессилено упала на спинку сиденья. Проблема была еще в том, что мой отъезд не был согласован. Точнее сказать о нем ни кто не знал , а если совсем точно – то я сбежала. И единственное место, куда я могла поехать, был Форкс. И хотя я прекрасно понимала, что при желании, Малоуны найдут меня где угодно, дедушка был единственным аргументом, который мне позволит остаться тут хоть ненадолго. Возможно, если бы я жила тихой жизнью, питалась где-то далеко от города и не доставляла проблем, меня бы оставили в покое, подумаешь, «переходной возраст», но теперь… Теперь этому прекрасному будущему можно помахать ручкой. Я чертыхнулась и поехала домой.
Кроули дома не было, и я решила пока отправиться к себе, сделать домашнюю работу. Процесс обучения был достаточно приятным, и я вовсю занялась изучением биологии, когда дверь моей комнаты отворилась, и на пороге моей комнаты стоял Роланд.
- Вечер Добрый, Кэрол.
Что-то как будто оборвалось внутри меня. Его красные глаза смотрели, словно сквозь меня. Черные волосы вампира были связанны лентой, а пару прядей, выбившись, ложились на лицо. Черная рубашка и одного тона с ней брюки. Бледное, аристократичное лицо невероятной красоты. Да, это был он – Роланд Малоун, мой брат.
- Добрый, Роланд. Не могу сказать, что рада тебя видеть, - я поднялась и стала напортив него.
- Я и не надеялся. Просто мы беспокоимся. Я решил проверить, все ли с тобой в порядке, - он нагловато улыбнулся и облокотился об косяк двери.
- Или же посмотреть, не перебила ли я пол городка, верно? – я старалась говорить спокойно, и была очень рада, что это у меня получается.
- Мы в тебе уверенны, сестренка, - он в мгновение ока оказался рядом и притянув к себе, коснулся кубами моего лба. Покой сильнейшей волной накрыл меня и я обняла его за талию.
- Я наврала. Я рада, что ты пришел. – я прижалась к его груди.
- Я знаю, - он улыбнулся и тут же стал серьезным, - и я знаю, что произошло сегодня в школе.
Я беззвучно вздохнула и села на кровать. Роланд присел следом.
- Я знаю. Что поступала, как идиотка. Но веришь, я даже не могла подумать, что он – вампир. Точнее они, - я запнулась, - сейчас я вижу, как все это было очевидно, но тогда…
- Твои чувства не настолько обостренны, ты не должна себя винить. Да, ты поступила безответственно, но это не повод грызть себя все это время, - он нежно провел рукой по моим волосам.
Мои глаза сверкнули от гнева. Я ненавидела эти темы. Я не знала, когда стану полноценным членом своего семейства – через месяц или 20 лет. Какой смысл быть вампиром, жить вечно, когда тебе почти 40? А то и хуже? Да, я думала как капризный, восьмилетний ребенок, но давайте не будем кривить душой. Вам бы понравилось бы играть мамочку своему 500 летнему отцу?
Роланд явно заметил перемены в моем настроении, и улыбнулся, -
- Успокойся, Рокс, успокойся. Совсем скоро ты станешь такой, как все мы. Не торопи события, ты и так слишком уникальна.
- Что мне делать с Калленами? - решила я сменить тему.
- Я не думаю, что они к этому хорошо отнесутся. Я уверен, они не совсем поняли, в чем дело. Они отчетливо слышали биение твоего сердца, ну Эдвард так точно. Да и кожа у тебя уж не настолько бледная. А живой вампир – это, сама понимаешь, - он усмехнулся, - а если мы напрямую им все расскажем… Тебе приодеться уехать, и как можно быстрее. Сомневаюсь, что они жалуют на своей земле литов, особенно если учесть, что Каллены – «вегетарианцы», - при этих словах он поморщился.
Литы. Вампиры, о которых и написаны все легенды и повести. Проклятые существа, посланники ада. В действительности между нами и другими вампирами всего два отличия – клыки и невозможность питаться кровью животных. Несмотря на такие мелкие различия, мы старались не сталкиваться с «не-литами». Вампиры, которые знали о нас, проявляли свое уважение, но скорее из страха, чем от чего-то либо. И хоть самих литов осталось довольно мало, мы достаточно комфортно чувствуем себя в таком своеобразном «закрытом клубе».
- А семья знают обо всем этом? – робко спросила я.
- Нет, я ни чего не говорил им. Они попросили меня проследить за тобой, хотя бы в течении нескольких дней.
- И ты, конечно, согласился? – я злобно посмотрела на него.
- А что, было бы лучше, если бы вместо меня был Виктор?
Мой отец,… узнав о таком, он бы разозлился не на шутку. Я вообще не знаю, как он еще не приехал и, не прихватив меня за шкирку, не потащил домой.
- Спасибо, Роланд. Я тебе очень благодарна.
- Пустяки, моя дорогая, - он снова поцеловал меня в лоб.
- Как тем Джина?
- Она волнуется за тебя. Они с матерью места себе не находят, так и не поняли, почему ты уехала. Заметь, и я не спрашиваю, но все е ты могла предупредить. Я знаю, ты не хотела расспросов, или чего-то в этом роде, но это было безответственно.
- Знаю, - я отвернулась и посмотрела в окно. Было уже поздно, а дедушки все еще не было. Я немного волновалась, - но я сама не могу объяснить, почему я уехала. Просто мне было это нужно. Я веду себя совсем глупо и эгоистично?

- Тебе всего 16, давай не будем про это забывать, - он приподнял мой подбородок и провел большим пальцем по моим губам, - я уже завидую твоей будущей половинке. Ему достанется нечто невероятное.
Если бы я не знала, что он безумно влюблен в Джину, и они уже более 50 лет вместе, я бы занервничала.
- Кто сказал, что у меня вообще будет пара, Роланд? Это не обязательно, насколько я знаю.
- Да, все зависит только от тебя, - он улыбнулся, - Кроули возвращается. Удачи, Кэрол, и не волнуйся. Я люблю тебя.
- И я тебя, братик.
Он коснулся моей щеки так, что край его губ коснулись моих. Мне стало не по себе и я вздрогнула.
Он усмехнулся и тенью выпрыгнул через окно. В этот же момент входная дверь отворилась, и внизу послышались шаги.
Я спустилась вниз, и увидела Кроули. Он приветливо улыбнулся мне и повесил свой плащ на вешалку.
- Привет, Кэрол. Как ты? Как первый день в школе?
- Эм…людно, - это было именно то слово, что полностью характеризирует сегодняшний день. Дедушка рассмеялся и ласково посмотрел на меня.
- Не сомневался, что ты скажешь что-то подобное. Говорил же я Нэнси, что такая форма обучения не пойдет на пользу твоей коммуникабельности.¬
- Все в порядке, в школу я хожу учиться, а все остальное, - я пожала плечами, - всего лишь условности. Но усиленное внимание с их стороны… Оно немного раздражает, - а еще меня раздражает жажда, которая усиливается с каждой минутой. Мне нужно было утолить голод и сегодняшняя ночь – крайний срок.
- Эх, не буду с тобой спорить. По себе знаю – не слишком-то я общителен. Ладно, Мари уже накрыла на стол, пойдем, поужинаем, - он направился на кухню.
- Я не голодна, пойду лучше доделаю уроки, а то уже столько задали, - я для большей убедительности закатила глаза.
- Ем..хорошо, но если проголодаешься, скажи – и Кроули вышел из гостиной, а я поплелась в свою комнату. Почему то я не верила, что Роланд оставит все как есть. Слишком уж это было на него не похоже – всегда ответственный, трезвомыслящий Малоун и бросит все на самотек? Нет, тут явно что-то не так. Возможно, Джина что-то знает. Пока я включала компьютер, снова занялась самобичеванием. Если бы я была полноценной, то смогла спокойно прочесть мысли Роланда, и все было бы на много легче. Да и вообще. Этой ситуации могло бы и не быть, будь я… Компьютер уже загрузил стартовою страницу моего браузера. После не долгих манипуляций я уже во всю писала письмо Джине:
« Привет, Вирджиния.
Знаю, что ты уже придумала тысячу способов, как меня прикончить, но я все же надеюсь, что ты меня простишь. И ты, и Нэнси. Я не могу объяснить свой поступок. Только, пожалуйста, не говори мне о подростковом возрасте или чем-то подобном, я все знаю. Я уверена, что Роланд тебе все рассказал и ты в курсе моего положения. Он уверил меня, что все в порядке, но я ему не верю. Слишком это на него не похоже, оставить все как есть. Возможно, ты знаешь что-то по этому поводу.
Кэрол.»
Еще раз перечитав мейл, я нажала кнопку отправить. Я уже знала, что проверить почту в следующий раз мне будет сложно и выключив компьютер я села за уроки. Сегодня меня ждал еще один важный разговор, но видимо Кроули решил его отложить. Он не спрашивал. Почему я приехала, как и не прашивал о матери. Главное качество моего дедушки – тактичность и ненавязчивость.
Ближе к полуночи, дедушка зашел ко мне, что бы пожелать спокойной ночи. Он выглядел немного усталым и сонным. Я улыбнулась, и пожелала ему хорошо отдохнуть. Он вышел, и уже через некоторое время я услышала тихое посапывание. Мери тоже легла спать, и, убедившись, что меня ни кто не заметит, я выпорхнула из окна и направилась в Порт-Анжелес. Перекусить.
Вернулась я под утро и сразу же кинулась к компьютеру. С каким-то трепетом я смотрела на одно новое сообщение. Я одновременно хотела его прочесть и одновременно нет.
Глубоко вздохнув я нажала кнопку «прочесть»
«Здравствуй Рокс,
Я не хочу говорить, что я подумала в первые минуты после прочтение. Такой поток нецензурной речи мейловская система не выдержит. А сейчас…ты просто не догадываешься как я рада, что ты написала! Нэнси тоже просто прыгает от счастья! Ты не представляешь, как мы волновались! И да, представь себе, за тебя, а не за жителей городка.
Теперь к делу. Да, ты права, Роланд не все тебе рассказал. Виктор сразу после твоего побега связался с Карлайлом, главой семейства Калленов, и сообщил о твоем приезде. Он отнеся довольно не плохо. Можно сказать, что с радостью. Не знаю на счет остальных Калленов, но Карлайл все знал еще до твоего прибытия в город. От куда узанл Виктор куда ты направляешься, я не знаю. Но факт остается фактом – в Форксе ты на полностью легальных условиях, можешь не волноваться. Позвони мне, сразу как прочтешь. Жду.
Джина.»

@темы: [Видишь, Я Жива]

[graymatter]

главная