Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: [my last autumn] (список заголовков)
12:18 

[my last autumn]#10

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Die - die immer bei mir warn
Drehn sich einfach um
Warum
Und die die fur mich wichtig warn
Glotzen nur noch stumm
Warum


Я быстро нашла нужный адрес. Это оказался один из многочисленных, однотипных двухэтажных построек, которых было множество в этой части города. Милые, современные домики, которые столь недолговечны и невзрачны, как и те, кто в них обитает. Я была немного удивлена, что Джина выбрала это место для своего, пусть и временного, пребывания. Зная ее, я бы не удивилась увидеть что-то грандиозное, даже если бы ей нужно пробыть там не белее пяти минут. Джина любила роскошь во всех ее проявлениях. Тем не менее, я не посчитала данную измену ее привычкам чем-то очень серьезным. Дверь была открыта и я вошла в здание. Внутри все было, так же как и снаружи: постельные тона, всеобщая направленность на умиление и никаких четких линий.
- Ты пришла, - прошептал женский голос, но я даже не обернулась.
- Я же сказала, что встречусь с тобой. Но встреча не будет долгой, - бросила я ей.
Меня несколько смутили мысли девушки. Джина достаточно молодой и слабый вампир, без каких либо особых талантов, так что ее возможности сопротивляться моим способностям весьма слабы. Тем не менее, она отчаянно скрывала от меня свои помыслы, причем столь хаотично, что это вызвало неприятные ощущения в моем собственном сознании, вызывая раздражение. То, закрывая, то открывая от меня свой разум, вызывая совершенно нелепые картинки в своей голове, Джина незамедлительно вызвала во мне мутные подозрения.
- Зачем ты это делаешь? - обратилась я к девушке, эмоции которой веяли паникой.
- Что делаю? - спросила Джина, но сама поняла, что прикинуться идиоткой было ужасно глупой затеей.
- Перестань, - фыркнула я, - твой разум мигает, как испорченая лампочка. Это ужасно раздражает и заставляет думать, что ты что-то скрываешь.
Мои слова ударили ее, словно кнутом. Мне показалось, что этой фразы она боялась больше всего. Тут я заметила в ее руке телефон и когда Джина, вдобавок ко всему, проследила мой взгляд, ее ничтожная защита не выдержала. В мгновении ока я увидела столь интересные образы в своей голове, что они повергли меня в некое оцепенение. Все еще не веря в то, что я видела, я сделала шаг вперед.
- Джина, что это? - я знала, что она понимает меня. Ее руки задрожали, но она продолжала молчать, снова восстанавливая эту идиотскую манеру защищать свой разум. Но некие последние нотки в ее голове заставили меня предпринять отчаянное действие. Я знала, что если не сделаю этого, упущу кое-что невероятно важное. Ее голова хранила ответы на вопросы, которыми задаются сейчас Князья.
- Джина, если ты не перестанешь, я приму меры, - с угрозой в голосе процедила я сквозь зубы. Но вместо согласия девушка сделала некий порыв, что бы нажать клавишу вызова на мобильном. Но она не попала по кнопке, а мне хватило времени, что бы принять верное решение. Вырвав телефон из ее рук, я сделала над собой усилие, что бы ни розбить его, и кинула на кресло. Глухой звук о мягкую обивку соединился с криком Джины, ибо моим следующим действием было прижатие ее к стене. Она была слабее, чем я ожидала, что удивило меня, но лишь где то глубоко внутри меня. А большая моя часть уже ощущала кровь Джины в себе. Я впилась в горло девушки и как только первые капли упали в мой рот, картина произошедшего полностью раскрылась передо мной. Боже, какая же Джина дрянь! Нет, дрань это даже не одна сотая того, кем она являлась. Картинки ее разума сменялись одна за другой, но мне нужны были только самые последние. И когда я их нашла... Темное помещение, камин. Джина боится и она согласна на все, что бы избежать смерти. Перед ней мужчина с белыми, словно снег, волосами и жестким выражением лица. Губы мужчины, которому можно дать не более 36 лет, скривились в кривой улыбке. То, что он говорил, тяжелым грузом опустилось на мои плечи. Беловолосый вампир говорил медленно, расслаблено и чуточку лениво. Его слова тянулись и тянулись, словно нескончаемый поток, который уносил меня в ужас понимания и осознания. Чем дольше я поглощала кровь Джины, тем больше гнев наполнял меня. Я не была в состоянии оценивать свои действия. Девушка в моих руках уже не сопротивлялась. Ее сознание покинуло ее, как и ее кровь. Я понимала, что в дальнейших моих действиях не было необходимости, но всепоглощающий гнев переполнял меня и когда последние капли крови были мною поглощены, я обхватила руками голову Джины и одним рывком оторвала от тела. Звук, напоминающий крушение камня, наполнил комнату. Я кинула голову в пылающий камин в гостиной, который, будто специально, был разведен Джиной. Тем не мене я не собиралась останавливаться, изливая все свою горечь и обиду на извечное тело. Только когда в моих руках остались лишь клочья одежды, я начала приходить в более вменяемое состояние. Нет, я не начала сожалеть о содеянном, нет. Я лишь осознала, что у меня очень мало времени. Из разговора вампира с Джиной, я уловила многие детали их совместного плана. Все было столь просто, и столь глупо одновременно. С помощью мобильного Джина должна был скинуть звонок на телефон кого-то из шайки блондина, что бы они приехали за мной. Изначально глупая затея – легче было бы выставить наблюдателя за домом. Даже не вампира, а человека. То что беловолосый вампир из воспоминаний Джины сотрудничал со смертными у меня не вызывало сомнений. Но нет, они посчитали такой метод опасным, так как я могла ощутить присутствие кого-то или даже прочесть в их сознании. Тогда, если был продуман такой вариант, почему никто не поддал сомнениям способности Вирджинии к сокрытию своих мыслей? Она убедила их что справится, но верить на слово? Глупцы. Они выудили о ней всю информацию обо мне, которую она могла знать. Вопрос только зачем им нужен такой персонаж, как я, был мне не ясен. Параллель между Грегором, Каном и Мной не проводилась. Но мыслить об этом нет времени. Если звонка не будет, они приеду сами через полчаса от назначенного Джиной мне времени. У меня всего 15 минут, возможно, меньше.
Я выбежала из дома. Направившись к машине, я не думая, будет ли быстрей, села за руль и рванула вперед. Схватив свой сотовый, я набрала первого в списке и им оказался Генри.
- Рокс, твою мать, где ты? – о, кажется о моем отсутствии уже известно...
- Слушай и не перебивай, у меня мало времени.
Генри покорно замолчал.
- Я знаю, кто причастен к убийствам и всему этому безумству. Скажу сразу, к Джихаду это не относится совершенно. Как мы и думали, это группа молодняка. Под руководством сильного вампира. Не знаю, кто он, могу описать, так как это все, что я знаю. На вид не более 35-36 лет, белые волосы, грубые черты лица. Ах, да, кольцо на пальце…
Я замерла. Кольцо, такое же, как у Моргана. Такое, как сейчас было на мне, только женское. Что за…
- Где ты? – голос Генри звучал глухо.
- Я была на Шридрихшрассе, а сейчас не имею не…
Машину кинуло в сторону. Кинуло с такой силой, что я потеряла управление и авто полетело в кювет. Я успела сделать рывок и вылезти до того, как она рванула и ярко алое пламя озарило темноту. Не мне не нужен был свет, что бы понять что, а точнее кто был причиной аварии. Как я и думала, у меня было менее пятнадцати минут. Но я успела сказать все, что знала. Это уже хорошо.
Вокруг было тихо, лес словно вымер, и лишь пламя играло на остатках моего автомобиля. Но тишина не обманет меня. Они были тут, и их было много. Много диких, необузданных вампиров. Молодняк под руководством старого безумца.
Я ждала нападения, но его все не было. Верно, когда говорят, что ожидание страшнее любого боя. Я понимала, что даже с кровью вампира внутри себя не смогут преодолеть их всех. Даже в своем лучшем состоянии, я бы не смогла уничтожить такое количество вампиров. Я сама – молодняк. Молодой вампир, пусть и не совсем ординарный, но ослабленный и не опытный. Если они убили Кана, то, что им стоит уничтожить меня? Паника и страх внутри меня бушевали так сильно, что хотелось кричать. Но мне казалось, что внешне увидеть внутреннюю борьбу было не возможно. Я наделась на это.
Ощущение того, что ко мне приближается кто-то сильный, вывело из размышлений. Я знала кто это, просто догадалась.
Тот же вампир, что сидел перед Джиной теперь находился передо мной. И словно поддерживаемые им, начали выползать его прислужники. Глаза молодых и диких упырей бешено блестели алым. Наверно это чем-то походило на Ад и демонов в нем, но Сатана для меня был другим.
- То, как ты поступила с Вирджинией, меня впечатлило, но не удивило. Лишь доказало, то что все вы – моральные и физические уроды, которым ничто не чуждо,- с некой насмешкой в голосе выдал беловолосый вампир.
- Безумно глупой затеей было верить ей на слово. Если конечно вы не ждали подобных результатов, - стараясь как можно ровно, ответила я.
- Это не важно. Главное что ты тут, - продолжил свою издевательскую манеру вампир.
Он замолчал, а потом сделал шаг вперед.
- Я – Грифин. Мое имя не столь значимо, но я бы предпочел, что бы его знала.
- Мне оно не о чем не говорит.
- Я не сомневался. Думаю, твой дорогой жених ни разу не обмолвился обо мне. Как и вся его свита.
Грифин, как он себя назвал, говорил последние слова с таким пренебрежением, что невольно захотелось задать ему вопрос о причинах такого отношения.
- Я не особо распыляюсь перед теми, кому суждено умереть, но я хочу, что бы поняла оду вещь. Убить тебя, для меня, это не просто месть Моргану, это своеобразное удовлетворение. Вы – выродки. Уроды в системе. Вас быть не должно и те привилегии и обличье Бога, на которого слепо молятся общины наши, лишь образ, который был создан для вас. Вы пусты и нет в вас ни грамма того, чего мнят о таких как вы. И ты, и Морган и те, о которых мы не знаем и те, кто были до вас – ошибка маразматичной Фауны.
Я доставлю себе двойное удовольствие, лишив мир уродства в твоем обличии и возможности видеть боль моего брата, когда он узнает о смерти его дорогой и любимой. Но, жаль, его боль не будет вечна на моих глазах, ибо смерть его постигнет в скором времени от рук моих.
Я слишком многое хотела сказать на эту тираду. И о том, что выродок – это он сам, а так же, что он – полный идиот, раз думает, что моя смерть будет большим огорчением для Моргана. Где-то там, на фоне всеобщего возмущения, маячил вопрос, кого это он назвал братом, и если именно того, о ком я думаю, то у нашего почтенного князя явно проблемы с родственниками. Но, ни на вопросы, ни на едкие замечания времени не было. Как только Грифин закончил свою витиеватую речь, я ощутила, что ко мне приближаются сзади. Разумеется, в такой ситуации рассчитывать на победу было бессмысленно, но и вот так просто подарить им свою жизнь я не могла. Последнее развлечение перед окончательным упокоением? Почему бы и нет. Мой страх отступил. Ощущение безысходности и пустоты заполонило внутренности, тем самым прекращая панику. Бояться было уже даже глупо. Боятся неизбежного всегда глупо.
Бой не был равным, да и боем это назвать нельзя. Я рвала на части одного, но на его место тут же приходил другой. Это ублюки брали не качеством, а количеством. Но и меня мастером в бою назвать было нельзя. Сказывались годы и неопытность. Нет, на фоне этих «бойцов», как в прочем и на фоне людей, все было более чем прекрасно, но я знаю уровень тех, кто был убит до меня, а это значит, что даже одной тысячной доли шанса на выживание у меня нет. Я уставала. Я ощущала, что сил все меньше, а нападающих все больше. Да и как один молодой вампир сможет уничтожить целую свору взбесившихся, голодных упырей? Это совершенно не возможно. Я была готова к тому, что меня разорвут на части. И когда я уже ощущала руки на своей шее и думала, что мне скрутят голову, я ощутила столь сильную боль, что была готова сама себя разорвать на куски. Последнее что я поняла, что моя голова все еще находится на прежнем месте, иначе я бы не смогла увидеть бледную руку, держащую пустой шприц.


Вообще хорошо бы на этом все и закончилось.
Но если бы все было так просто…


Я не помню своих последних мыслей, как не помню первых. Я не знаю, пришла ли я в себя, или так выглядит ощущение пустоты. Я не открывала веки, если конечно они у меня были. Я не знала где я и ничего не ощущала вокруг. Я была способна лишь на осознание того, что могу осознавать себя. Запутанное выражение, но оно отлично подходит для описания моих собственных чувств. А еще ощущение дежавю. Жесткое ощущение, что нечто подобное у меня уже было. Но вот сознание того, кто я именно такая, не приходило. Я не знала, почему нахожусь в таком положении и не знала, была ли я в каком-либо другом положение, когда либо. Я даже не ощущала каких-либо осознанных мыслей. Странное, неописуемое ни какими словами ощущение. Казалось потерять себя саму в этом безумном мире пустоты так просто и так легко. Таким заманчивым казалось перестать терзать себя этими глупыми прообразами слов. И не будет ничего. Совершенно…
«-Останься со мной»
Голос. Чей это голос? Такой знакомый… Его тон, не терпящий возражений, заставляет меня держаться на тонкой поверхности сознания. Я начала барахтается в отголосках собственной памяти, будто у меня она была. Я ощущала очертания собственного сознания. Чем больше я пыталась узнать о голосе, что лишь на мгновение разорвал саван тишины над моим разумом, тем больше ощущала. Теперь я чувствовала тяжесть собственного тела и очертания ткани под собой. Я снова попала в ловушку, в которой была несколько лет назад, но теперь точно знала, что происходит и как из этого выбраться. Или же мне казалось, что я знала.
Момент, когда я открыла глаза, был пропущен. Я просто осознала, что что-то вижу. А именно – темноту потолка. Попытка повернуть голову не увенчалась успехом, но хвала богам, это хотя бы пришло мне в голову.
- Керолайн?
- Папа?
Вообще-то это было странно. Я смутно помню, когда последний раз называла Виктора так..папа. Но больше меня поразил мой голос. До ужаса сиплый и тихий. Так говорят, если в горле пересохло до невозможности, а сам говорящий находится в состоянии тяжелой болезни.
- Молчи. Молчи, моя дорогая. Тебе не стоит говорить. Я так рад, что ты пришла в себя.
Я не верила своим ушам. Та теплота в голосе, с которой говорил Виктор, была ему столь несвойственна, что я даже засомневалась, действительно ли я пришла в себя.
«Я не хочу молчать» хотелось сказать мне, но вышло что-то столь нечленораздельное, что я запнулась на середине фразы.
- Ты пролежала тут более недели, и это большое чудо, что ты жива. Многие обстоятельства сыграли в твою пользу. Тщеславие Грифина было на руку – он решил, что самым жестоким для нас будет видеть тебя целую и невредимую телесно, но мертвую внутри. И он был бы прав, не будь у тебя такой воли к жизни.
Мои глаза округлились, и я попробовала что-то спросить, но получилось лишь что-то среднее между мычанием и шипением.
- Грифин был братом Моргана, таким же, каким тебе является Роланд. Но братская любовь не сыграла своей роли, и Грифин решил стать на противоположную сторону. А все из-за банальной ревности и пониманию, что все почести уйдут настоявшему сыну Влада. Это было не первым конфликтом между сыновьями Влада, но на этот раз все закончилось основательно. Морган убил Грифина.
При этих словах я вспомнила, что сделал сама. Я убила Джину. Мне нужно было сказать это. Я почувствовала жесткую необходимость донести это Виктору.
- Я…Джи..ну...уби..л..а, - почти по буквам выговорила я, но выговорила все же! Я ожидала резкой реакции, но Виктор лишь коснулся рукой моей щеки.
- Я знаю. Мы ощутили только твой запах в том чертовом доме. А потом, когда все сложили вместе… Ты не должно судить себя, если делаешь это, ибо нет тут твоей вины. Джина скрыла нечто такое, за что ее ждал Суд и Смертный приговор. За то, что она приговорила тебя к верной гибели, я бы сам уничтожил ее. Но то, что ты убила ее лично, спасло тебе жизнь. Да, Кэролайн, да. Не будь в тебе ее крови, крови вампира, ты бы сейчас не была тут. Яд, который ты принимала для приостановки неизбежных изменений, был вколот тебе в смертельном количестве.
Виктор замолчал, а потом внимательно посмотрел мне в глаза.
- И скорее всего, ты спасла жизнь Генри. Если бы не ваша с Морганом помолвка, и последующие действия, он бы был их следующей целью. Грифин хотел нанести жесткий удар и убрать самого близкого у своего «брата». Да, я понимаю, что это все косвенно, но может от этой мысли тебе станет чуточку лучше. Благодаря тебе все кончено сейчас. Ты сделала глупость, покинув поместье, и я мог потерять тебя, но ты сделала все, что бы мы смогли принять меры. Выжала некий, доступный тебе максимум из сложившейся ситуации. И этим ты доказала мне, что…
Виктор улыбнулся. Его улыбка была редкой.
- Я очень тебя люблю, Кэролайн, и очень хочу, что бы ты это знала.
Я приоткрыла рот что бы ответить отцу, но он приложил палец к своим губам и погладив меня по голове, вышел.
- Отдыхай, - были его слова, перед тем как он покинул комнату.
Поместье не было пустым. Я ощущала эмоции и мысли тех, кто был внизу. Удивительно, что полностью беспомощна физически, я была достаточно сильна в своих талантах. Мысленно, глазами молодых членов клана, я наблюдала за тем, что происходило внизу. И все казалось спокойным, пока мое тело не вздрогнуло, и от столь резкого движения по нему не пронеслась волна судорог. Причина подобной, совершенно не здоровой реакции, был кабинет Моргана, в которого зашел один из прислужников, чьими глазами я вела наблюдение.
Они о чем-то говорили, но я не обращала внимания. Я смотрела лишь на то, что рука моего будущего супруга обнимала молодую особу, вампиршу с золотыми волосами и кукольным лицом. Она больше походила на ангела, чем на создание ночи. Ее алые глаза, которые являлись единственным свидетельством ее порочной участи, были устремлены на Моргана и взор девушки был же столь красноречив, как и ее мылили. То, что для нее в этом мире существовал лишь один мужчина и этот мужчина - мой будущий супруг, невозможно было оспорить. Нет, я не знала, что к ней испытывал Морган, но разве их положение не было красноречивым? Я мысленно усмехнулась и ускользнула из головы прислужника.
Это что, карма у меня такая, что я получаю удары именно в таком положении? Хотя стоп, какие удары? Дорогая моя, ты все знала. Тебе никто не обещал любви до гробовой доски, которая, боюсь, вас никогда и не увидит. Так что не стоит строить обиженную невесту, тебе это не идет. То, что ты чувствуешь, волнует только тебя.
Я поправлюсь. Стану на ноги. Я выполню свою часть договора – вступлю в брак. А потом уже ничто не будет важно. Я скроюсь, но только ради того, что бы возродится, словно феникс. Переживу свое уродство, и когда тело скроет его внешние проявления, вернусь, что бы занять свое место. И никто не посмеет что-то потребовать у меня или возразить. Я уничтожу свои слабости. Я не буду прятаться от себя самой, а приму то, что принадлежит мне по праву.
Может жизнь и идет по спирали, но на этот раз я сделаю другой выбор.


Мне страшно и никогда так не будет уже,
Я - раненное сердце на рваной душе.
Изломаная жизнь - бесполезный сюжет.

@темы: [my last autumn]

09:37 

my last autumn 9

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Вампиров не может хватать озноб. Но если бы кто-то сейчас поменялся со мной телом, он бы засомневался в данном факте. Меня трусило. Нет, я все так же ровно стояла перед зеркалом , но внутри меня всю колотило до потери сознания, хотя это тоже было маловероятно. Я всматривалась в свое отражение и пыталась увидеть хотя бы отголоски своего состояния и по возможности скрыть их. Но нет, все было нормально. Из зеркала на меня смотрела молодая особа с собранными, черными волосами и бледным лицом, которое не выражало эмоций. Черный, строгий костюм сидел достаточно хорошо, что бы придать мне чуть больше уверенности для сегодняшнего мероприятия. Рубашка была застегнута на все пуговицы и под горлом закреплена брошью. Я стала немного выше за счет туфлей на каблуках. Мой внешний вид напомнил мне то время, когда я жила в Англии. Тогда подобная форма одежды была обязательной в нашем доме. Такие предпочтения были у Виктора. Я поспешно отогнала от себя воспоминания о прошлом. Совсем скоро нужно будет спуститься вниз, где соберется вся элита ночного мира. Сказать по правде, кажется, я еще никогда так не нервничала. Стараясь держать себя в руках, я понимала, что меня пугает и раздражает то, что происходит. Я не хочу быть среди такого количества сородичей. Я никогда не любила подобного рода сборища с самого детства, когда на меня смотрели, как на диковинное животное в зоопарке. Когда отец выводил меня за руку и важно спускался с главной лестницы, он упивался ощущениями окружающих, когда я сжимала кулаки и старалась не смотреть в глаза стоящим вокруг.
Я тряхнула головой. Хватит. Сейчас я не ребенок, а рядом будет совсем не Виктор. Я должна изображать счастливую невесту, будущую жену. Морган обещал мне максимальную свободу. Я уверена в том, что он сдержит слово, а сейчас мне следует сдержать свое. Стоит быть готовой к повышенному вниманию. Дочь Виктора. Невеста Моргана. А, собственно, саму меня никто и не видел. Это будет мой первый настоящий «выход в свет». Раньше я была лишь на торжественных встречах только внутри нашего клана в Англии. Нельзя сказать, что Виктор скрывал меня но, фактически, так оно и получилось.
Возможно, забавно, но есть еще кое-что, что меня волнует. Родители Моргана: Влад и Илона. Под их руководством находится вся Восточная Европа. Влад, я думаю, такой же древний, как и мой отец, а Илона, если подумать логически, не на много старше своего сына. Думаю на лет двадцать – двадцать три, если судить, сколько лет Моргану. И как я буду врать таким древним созданиям что я – люблю их сына и очень рада грядущей свадьбе? Я опустилась на кровать и зажала голову руками. Я смогу. Я все смогу. Все будет хорошо. Я надеюсь.
- Нам пора, - услышала я за спиной. Мой будущий муж.
Я поднялась и как-то невольно подумала, что мы будет довольно мило смотреться – пара в черном. Морган тоже окинул меня взглядом и уголки его губ слегка приподнялись. Ну, наверно он тоже отметил эту нашу общую страсть к черному цвету. Но я думаю, что еще его позабавил мой наряд. Разумеется, никто не запрещал женщинам надевать брючные костюмы на подобные мероприятия, но в большинстве случаев сами женщины выбирали платья.
Я не заметила, как мои губы скривились в усмешке, и прошла мимо Князя, понимая, что, как ни странно, он единственный, который знает все карты.
Морган подхватил меня под руку, и мы пошли на встречу к моему испытанию на прочность. Ощущая близость того, кто шел рядом со мной, мне было спокойно. Сильный, уверенный в себе вампир, которого уважали, и более того, боялись, был сейчас рядом и выдавал меня за свою любимую женщину. Не в его интересах допустить, чтобы со мной случилось что-то непредсказуемое. По этому я могу с уверенностью рассчитывать на его поддержу. Господи, если я имею право взывать к тебе, как же ты путаешь наши судьбы, что тот, кого мне стоило бы больше всего опасаться, сейчас идет со мной под руку?
- Ну что, тебе придется немного потерпеть, - как-то непривычно жестко произнес Морган, и я успела увидеть что-то такое в его глазах, что мне не понравилось.
- Ты так говоришь, будто ведешь меня на висильницу, - фыркнула я, когда мы уже подошли к лестнице, которая вела вниз в зал.
- Я думаю, это не так уж приятно, изображать любовь к тому, кого ненавидишь, - ответил Князь.
- Что?! – я опешила, - Морган, я не знаю с чего такие…эм…весьма неразумные выводы, но давай выясним это позже.
Меня шокировали слова Главы, но я понимала, что если продолжить эту тему, ничего хорошего из этого не выйдет. Тем не менее, что-то внутри меня яростно запротестовало и настойчиво требовало, сею же секунду узнать, что заставило Моргана сделать такие умозаключения, а после выбить из него всю эту дурь и сказать ему что…
Что?
Я поджала губы и покрепче ухватившись за руку Моргана, что несомненно его удивило, сделала уверенный шаг вперед. Лучше терпеть тот ад, что находиться внизу, чем тот, что у меня внутри.

Полумрак, всегда обитающий в поместье, тут казался еще более густым. Запах дорогих духов, воска свечей и крови наполнял легкие. Бледные, вальяжные фигуры медленно передвигалась по залу, и казалось, делали это не касаясь пола. Сородичи вяло переговаривались между собой, и я уловила атмосферу спокойствия и умиротворенности. Это удивило меня, так как причина нашего тут собрания была отнюдь не радостной. Возможно, грядут тяжелые времена, возможно кровопролитная война возобновится с новой силой. Но если даже не брать во внимание возможное развитие событий, то смерть двух вампиров не может не омрачить ситуацию. Тем не менее, казалось, что ничего неординарного не произошло. Я спускалась вниз под руку с Князем и ощутила, как множество глаз цвета крови обратились в нашу сторону. В голове заиграли тысячи голосов, так что я поспешила закрыть свой разум от чужих помыслов. Но все же я смогла уловить некое общее уважение по отношению ко мне и Моргану, которое меня ободрило. Не могу сказать, что я ждала осуждения или какого-то яркого негативного отношения, в конечном счете причин для этого не было. Но и столь положительных эмоций я тоже ожидала. В голову закрались некие подозрения. Я более чем уверена, что круг тех, кто знает о конфликтах внутри Английского клана, жестко ограничен. Думаю известно об этом лишь тем, кого они касались непосредственно и не в их интересах выносить подобные вещи за пределы ведомых. Так что Виктор мог понарассказывать обо мне любые басни и расписать в тех красках, которые ему были выгодны. Возможно, стоит поговорить об этом с Роландом, но не сейчас. Точно не сейчас.
К нам приближались двое. Красивая пара. Он – высокий брюнет с резкими чертами лица и чуть прищуренным взглядом. Она – высокая женщина примерно тридцати-тридцати-пяти лет. Обладательница больших, выразительных глаз, наверное, когда-то отливающих цветом сочной, полевой травы. Эта красивая и идеальная во всех отношениях пара заставила меня сжаться и задышать чуточку быстрее. Особенно пугал мужчина. Одного взгляда на него хватило, что бы представить себе Моргана в возрасте сорока лет. Влад и Илона. Отец и Мать Моргана.
- Влад, Илона, - Морган обратился к своим родителям, - хочу представить вам мою невесту. Керолайн Маллоун.
При слове «невеста» я невольно вздрогнула и думаю, Морган это заметил.
- Рад с Вами познакомится, Керолайн, - поприветствовал меня Влад.
- Вы еще прекрасней, чем о Вас говорят, - с чувственной улыбкой сказала Илона.
Ее слова вызвали противоречивую реакцию. Разумеется, читать их мысли я не могла. Но эмоциональное состояние уловила достаточно хорошо, что бы понять – никакого негативного отношения у них ко мне нет. С одной стороны это обрадовало, а с другой… По собственному опыту знаю что по одним эмоциям сложно судить об отношении к чему или кому-либо. Да и такие пышнее слова… Все вампиры привлекательны внешне. Это часть нашей природы. Но слово «прекрасная» ко мне совершенно не подходило. Или она что-то другое имела в виду? А если что-то другое, то, как это можно понять в первые секунды встречи? Я быстро приказав себе успокоится и взять себя в руки.
- Благодарю. Я тоже очень рада с Вами познакомится, - это все, что я смогла выдавить из себя, слегка при этом склоняя голову.
- Мы счастливы, что Вы станете женой нашего сына. Вы очень красивая пара. Сразу видно как вы любите друг-друга, а это такая редкость в нашем мире, - Илона говорила что-то еще, но я не могла это уловить. Господи! Как же то ужасно. Врать им, врать всем. Любим друг-друга… От этих слов стало совсем тошно. Странно, но она причинила мне действительно сильную боль.
Влад лишь мягко улыбался, обнимая жену за талию. Кажется, они оба были искренне рады за своего сына. Какая же кошмарная ситуация. Я чувствовала себя ужасно виноватой.
- Благодарю за такие теплые слова, - тихо молвил Морган, - но нас уже ждут.
Я не знала, кто нас ждет и почему, но откровенно говоря, я была рада уйти, чтобы не видеть и не ощущать этих вампиров.
Мы отошли от родителей Моргана на достаточно большое расстояние, относительно самого зала, разумеется, когда он спросил:
- С тобой все в порядке?
- Это было ужасно, ужасно - врать им!
Морган не ответил, но краем глаза я заметила отражение чувств, характер которых определить я не смогла. Мы оказались в центре помещения, когда Князь остановился и произнес:
- Попрошу Вашего внимания, господа.
Все сразу замолчали и обратились к нам, отчего мне стало совершенно нехорошо, но внешне я знала, что остаюсь невозмутимой. Во всяком случае я на это надеюсь.
- Я собрал Вас здесь, чтобы объявить о моей грядущей свадьбе и представить свою навету, - Морган произнес мое имя и говорил что-то еще, но я не вникала в это. Я смотрела в глаза человека, которого боялась увидеть на протяжении всего вечера. Виктор. Мой отец. Он стоял вдали, и тени, играющее на его лице, делали картину еще более зловещей. Лицо Виктора ничего не выражало, и я наконец нашла в себе силы отвернуться от него когда услышала:
-«Дочь моя, все будет хорошо»
Я еле удержалась, чтобы не развернутся всем телом по направлению к Виктору. Это его слова! Он мысленно обратился ко мне, зная, что я услышу! Никогда никто не использовал мои возможности для общения со мной. «Дочь моя…» Я вздохнула и улыбнулась, слегка кивая головой. Я знала, что этот кивок заметит только мой отец.
Я продолжала слабо улыбаться, когда на палец скользнуло что-то еще более холодное, чем моя кожа. Я удивленно посмотрела на свою руку и даже успела рассмотреть на пальце кольцо и отметить, что оно очень красиво, как крепкие руки притянули меня к себе и моих губ коснулись поцелуем. Я застыла, но вовремя пришла в себя и послушно ответила. Поцелуй получился чуть более откровенный и чуть более долгий, чем обычный поцелуй на публику. От поцелуя на публику ноги подкашиваться не должны. И жар по всему телу тоже не должен растекаться. Рука Моргана легко коснулась моих волос, но тут же приняла свое исходное положение. Когда его губы оторвались от моих я испытала такое разочарование что первым порывом было поцеловать его вновь, и я даже чуточку потянулась вперед, но тут же одернула себя. Утешало только то, что рука Моргана покоилась на моей талии. О, святые угодники, ты сошла сума! Ты не должна испытывать подобные ощущения. Ты на самом деле не его жена. Не его любимая женщина. Ваш брак - договор, построенный на выгодных для обеих сторон условиях. Я спохватилась и вернулась в реальность, надеясь, что никто не заметил моей растерянности и внутренней скорби. Но сейчас... Сейчас я могу позволить себе чуть больше, все можно потом спихнуть на игру. Я не могла запретить себе воспользоваться этой возможностью. Поэтому я крепко прижалась к Князю и положила голову ему на плече. Я ощущала всеобщее умиление, и даже восхищение нашей парой. Жаль только, что парой мы не были. На губах Моргана играла слабая улыбка, но глаза свидетельствовали о том, что он был сейчас, где то очень далеко. На мгновение наши взгляды пересеклись, и мы оба одарили друг-друга изучающим взглядом. Но тут Морган сильнее приобнял меня и коснулся губами моего лба.
- Мне пора, - шепнул он.
Я лишь кивнула. Его губы были так близко, что прежде чем я успела понять, что делаю, я поцеловала его. Очень легко, почти не касаясь, но я это сделала. Морган легонько ответил а потом на мгновение, задержавшись, словно собираясь с мыслями, он резко оторвался и ушел, оставив мне лишь знакомое уже чувство пустоты. Все начали расходится. Главы Кланов направились к выходу из поместья, так как Сход будет происходить в совершенно другом месте, а все остальные разбрелись кто куда. Я, поглощенная сегодняшними событиями, отправилась к себе. Остался бы он, если бы не Сход? О чем ты думаешь?! Как ты ему в глаза будешь смотреть, вот о чем тебе следует подумать!

Ругая себя, словно последняя шизофреничка, я вошла в свою комнату. Я строго настрого запрещала себе вспоминать и думать о том, что произошло. Сейчас от этого будет только хуже. Вообще от этого будет только хуже. Но, тем не менее, я слишком часто смотрела на кольцо. Теперь мы официально помолвлены…

Мои размышления прервал звонок сотового. Вздохнув, я подошла к прикроватному столику и взяв мобильник в руки, даже не взглянув на экран, сразу поднесла трубку к уху.
- Алло.
- Рокс!
Не может быть. Я ошеломленно оторвала от уха телефон и внимательно прочла имя звонящего. Нет, разумеется, я не ошиблась. Это была она.
- Джина? Какими судьбами?
- Как я рада слышать тебя, дорогая. Когда узнала что ты жива…
- Ближе к делу, Джин. Что тебе нужно?
Вирджиния, моя «сестра», как и Роланд. А вот этих двоих связывали далеко не дружеские отношения. В прочем, как это дело обстоит у них сейчас, я не знаю. Роланд ничего не говорил, да и я не интересовалось. У нас с Джиной отношения никогда не были особо хорошими. А в свете событий трехлетней давности… В общем я не особо верю в ее радостным возгласам по поводу моей живучести.

- Я просто хотела поговорить. Я тут ненадолго, хотела бы тебя увидеть и… - она замялась.
- И?
- Хочу узнать как Роланд. Понимаешь…мы расстались после того как..ну..мы думали что ты мертва. Я его очень люблю..хочу узнать..пожалуйста. Со мной он и говорить не хочет, но хоть ты скажи как он там.
- Об этом и по телефону можно поговорить.
- Я прошу тебя. Я хочу увидеть тебя. Я знаю, что мы не особо близки, но…
Я вздохнула. Нет, я не обязана идти. К тому же запрет на выход из поместья снят не был. И вообще, я не хотела сейчас никого видеть, особенно Джину.
- Хорошо, где и когда?
Джина назвала адрес, и я согласилась приехать сейчас же. Вообще я была удивлена, что Роланд так резко порвал с женщиной, с которой так давно был вместе. Хотя я и всячески поддерживала это его решение, причину я не могла понять. Она его очень любила, и это я признавала.
Сменив свой наряд на удобные кожаные брюки и куртку из того же материала я выпрыгнула из окна и направилась к своей машине. Стоит ли говорить, что уезжала я незамеченной?

@темы: [my last autumn]

00:04 

[Моя последняя осень]. Глава 5

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Тогда за мной сразу выбежала Медлен и дала мне в руки пару старых книг. Она сообщила, что я смогу найти в них кое-что интересное для себя, а так же напомнила, что бы я не забыла о завтрашнем приезде к ней. Мне хотелось спросить о том, не заинтересовало ли Моргана то, что я находилась у нее дома или хотя бы сказать, что вот так выбегать за мной со старыми книгами довольно подозрительно и Глава клана мог что-то заподозрить. Но потом я сочла себя гнусным параноиком, взяла книги и, поблагодарив, ушла. Я нашла свою машину там же где оставила и сев за руль, помчалась к себе да бы занести книги перед Сходом до которого было еще немало времени. Старинные рукописи я спрятала, но даже просматривать не стала. Боялась. Боялась, что найду там подтверждение самых худших своих предположений. Поэтому выбежав обратно на улицу, я сделала пару кругов по городу и поехала в дом, где собирались все Дельцы Смерти.

- О, ты уже тут. Ты всегда приезжаешь рано, но сегодня ты превзошла саму себя - дружелюбно приветствовал меня Генри. На нем довольно гармонично смотрелись потертые синие джинсы и темный свитер, правда, только если забыть, сколько на самом деле ему лет.
- С детства не дружу со временем, - ответила я, подходя ближе и прислоняясь к холодной стене, - но думаю у нас это взаимно.
- С чего такие выводы? - поинтересовался мой собеседник.
- Прошлой ночью ты так и не удостоил меня своим вниманием, хотя сам попросил приехать.
- Ах, это, - Генри запнулся,- прости. Я не думал, что все это будет происходить так долго. Конечно, я сказал Франциску, что бы он попросил тебя задержаться еще немного, но не особо на это надеялся.
- А кто хоть приезжал? - не могу сказать, что мне было очень интересно, но все же.
- Князь Римского клана. Сейчас она заметно сдали свои позиции вот он и хочет подняться за счет Моргана.
Я вопросительно приподняла брови.
- Дочь у него есть, - слово "дочь" Генри выделил, показав пальцами скобки, подразумевая, что дочурка не имеет даже отдаленных кровных уз с «папочкой», - которую он настырно предлагает в жены нашему несчастному Главе.
- Она что, дурна собой и не умеет готовить? - процитировала я одного призрака, который по этим самым причинам убыл свою жену.
- По поводу второго не знаю, а вот с первым, то ты попала в точку, - улыбнулся темноволосый вампир.
- Вашему другу не угодишь, - трагично заключила я, наиграно опустив уголки губ.
- Я только одного не пойму, какого черта я там был нужен, - фыркнул Генри.
- А может росчитывали, что раз не Моргану так тебе она пригладиться? - усмехаясь, предположила я.
- Увы, но нам с Князем нравятся один тип женщин.
- Это поистине печально - горько констатировала я.
Генри молчал, и повисла пауза ставшая почему-то неприятной. Положение спас Кан, который вошел в комнату. Генри сразу стал прежним и мне уже стало казаться, что никаких неловкостей не было, а все это мое больное воображение или последствие вещества, которое вколола Медлен.
- Вы уже тут. А я наивно думал приехать первым. Как то тихо стало в последнее время. Не как затишье перед бурей,- заявил Кан присаживаясь в одно из кожаных кресел.
- Мне попался только один, но какой-то бешеный оборотень. Буйный птенец, - поддержала я тему, ради которой мы, собственно, тут и собираемся.
- В последнее время много тут "птенцов", - задумчиво протянул Кан и повернулся к Генри, - ну так что, согласился Морган на предложение Юстаса, или нет?
- Нет. Вежливо пояснил ему что жениться в ближайшую тысячу лет он не собирается, - ответил Генри.
- И как отреагировал Ночной Рим?
- Не в их интересах обижаться, - хмыкнул Генри.
Дальше я не слушала. Постепенно зал стал заполняться, но тема не менялась. Я стояла в стороне и думала зачем вообще нужны подобные собрания, если по сути обсуждать нечего. Мы, ладно я, посту тратим время. Откровенно скучая я ждала пока все это кончиться, а потом правильно решив что моего ухода никто не заметить, и собственно он никого не огорчит, я вышла из зала и направилась на улицу.
Последнее время в моей голове откровенно устоялась мысль, что я болтаюсь туда сюда не зная чем заняться и куда себя приткнуть. Если бы еще и Генри не предложил меня стать, как он выражается, Гробовщиком, то я бы совершенно поникла от скуки. Я знала что сейчас могу поехать домой и прочесть ту литературу что дала мне Медлен, но я всячески оттягивала этот момент.
- Разве Сход уже закончен? - услышала я голос за своей спиной.
Знаете, у каждого есть недостатки. И один из моих это умение незаметно отстранятся от внешнего мира, и погружаться в себя. Ничего плохого если насчитать таких казусов.
- Нет, не закончился, - сухо ответила я Моргану который только что вышел из своей машины. Собственно на Сходе ему нечего делать, но на моей памяти это уже второй раз, когда он сюда приезжает.
- Так что же ты сейчас делаешь тут? - поинтересовался Князь.
"Потому что сегодняшний Сбор напоминает собрание пожилых леди, которым нечем заняться, кроме как перемывать косточки Вам и Вашим действиям в отношении Римского Клана" - хотелось сказать мне, но пришлось отказаться от этой идеи.
- Последнее время на территории все тихо и на сходе большую часть времени обсуждают не касающиеся этой темы вопросы, - я старалась как можно деловитей оформить фразу "им делать нефиг и они обговаривают всякую хренотень"
Морган улыбнулся, и я искренне засомневалась в его неумении читать мои мысли.
- Значит, мои доблестные рыцари совершенно обленились, - все еще улыбаясь говорил Морган, - что ж, пожалуй, их стоит немного взбодрить.
Я усмехнулась его словам и понимала, что нужно бы что-то ответить, но не могла придумать что. Но неприятной паузы не было, потому что к нам вышел Генри, который сразу же обратился к Моргану. Воспользовавшись моментом, я пошла к своей машине. Мне нужно было сделать то, что я так оттягивала - просмотреть книги Медлен.
В первый двух, довольно толстых книгах я ничего нашла. Это были заурядный труды посредственных ученых которые своими словами рассказывали уже давно известные теории и вообще к моему вопросу ни как не относились. Наверное, Медлен дала мне их для отвода глаз, так как, опять же, Морган мог что-то заподозрить. Я снова задала себе вопрос, почему мне помогает мало знакомая девушка и кроме чисто научных интересов и использования меня как подопытного кролика ничего придумать не смогла.
Третья книга была тонкой и написана от руки. В кожаном переплете, она казалась старее, чем была на самом деле. Книга не имела названия или имени автора, а на первой странице были лишь разные узоры, сделанные от руки. Книга была на старославянском, и я искренне поблагодарила Виктора, который в свое время настоял на моем обучении различным языкам. Все же быть вампиром очень удобно в этом плане - отличная память позволяет очень легко обучаться и потом уже ничего не забывать.
Книга уже более часа лежала открытой на последней странице, а я все еще не сводила с нее глаз. Словно завороженная, я всматривалась в текстуру бумаги покрытой ровными чернильными полосами и витиеватыми узорами, которые складывались в буквы и превращались в слова. Но всего этого я не видела, а лишь смотрела, куда-то в глубь, словно пытаясь найти еще какие-то ответы. Все информация в моей голове смешалась в один комок, и найти нить, дабы распустить все это мне никак не удавалось. Фразы из рукописи всплывали в голове хаотично и внезапно, словно молнии.
С одной стороны прочитанное мною должно мне принести некое облегчение, а с другой... Не знаю, возможно, все это слишком нереально даже для меня.
Как оказалось все не так страшно и в подобием оборотня я не стану, во всяком случае, согласно этой книге. Всего-навсего довольно незначительные изменения, которые будут проявляться при бурном проявлении эмоций. Правда, в период этих самых изменений они будут постоянны, но все это слишком запутано.
"Человек, который становится вампиром, получает одну, полную частицу и способен стать полноценным ночным созданием. Ровно как дампир получает при своем рождении лишь половину этой частицы, так и вампирское чадо, родителем которого являются оба вампира, получает не одну полную, а две полные частицы, что и приводит к его более сильным изменением. Так например зрение дампира слабее чем у вампира и глаза вампира устроены немного по-другому чем у того же дампира. Так и зрение вампирского чада сильнее зрения вампира, что соответственно ведет к изменению строения глаза и следственно внешних изменений. Так как вампир - это хищник, то вампирское чадо удваивает в себе его способности, делая его сильнее. На примере глаз мы можем заметить, что глаза вампирского чада в возбужденном состоянии приобретают вертикальные зрачки, уподобляясь хищным животным. Это - "плоскость атаки", позволяющая точно ориентироваться на добычу. Во время..."
Пояснения, пояснения, пояснения. Я уже узнала, что меня ждет дальше, и думать об это больше не хочу. Я чувствовала некое отвращение к прочитанному, к книге к себе. Я не знала, что делать дальше. Самое важное что я для себя подчеркнула, это не мои изменения, а свойства того вещества, которое мне вколола Медлен. Красиво описывая его действия автор рассказывает о том, как оно убивает организм вампира. Все просто: как человеческая иммунная система борется с вирусом гриппа, так и моя видит врага в том, что мешает моему телу обрести новый облик. С одной стороны мне нужно прекратить вкалывать себе это и перетерпеть эти процессы, а с другой то это положит крест на моем обитании тут. Уехать куда-то? На сколько? Слишком шатким было мое положение сейчас. И пока я не придумаю, как все уладить, я буду продолжать процедуру. Правда времени у меня немного, ибо, если судить по книге, чем дольше я буду его принимать тем больше буду истощать свой организм. Другими словами я сама себя убиваю. Так что если я хочу продолжать свое существование, мне нужно как можно быстрее решить свои проблемы. Я поднялась с пола и собрала книги. Мне нужно теперь к Медлен. Я очень надеюсь, что хотя бы на некоторое время смогу приостановить процесс. Хотя бы немного времени. Несмотря на некоторые проблемы то место, которое я занимаю тут, мне нравилось.
Медлен уже ждала меня и сразу же повила в подвальную лабораторию. Заняв уже привычное место, я терпеливо ждала вердикта девушки, которая меня обследовала. Через некоторое количество времени она наконец отстранилась и со слабой улыбкой сообщила что мои изменения остановились.
- А уже, на какое время мы узнаем во время наблюдения. Приезжай ко мне
пройдется каждый день.
- Хорошо, - кивнула я.
- Ты прочла?
- Да, спасибо. Насколько я поняла я не стану Лохнеским монстром, но меня больше волнует другое, - я замолчала, - как долго я могу принимать препарат?
- Не знаю, все это индивидуально.
- Все подробности по мере применения? - шутливо спросила я.
Медлен утвердительно кивнула.

@темы: [my last autumn]

14:01 

[Моя последняя осень]. Глава 4

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Сейчас я уже точно поняла, что могу писать только в состоянии морального потрясения. Не важно, что стало его причиной и каковы ее размеры. Чувство глубокой печали, обиды и одиночества всегда дают мне толчок. Но я не хочу вводить Вас в заблуждения, убеждая, что мои душевные страдания являются следствием чего-то ужасного, глубокого и существенного. Причиной духовного дисбаланса может стать любая мелочь.
Считаю ли я свой рассказ чем-то действительно хорошим? Честно? Ни на секунду в это не верила и не поверю. Но я стараюсь.
daVinci. 20.23 по Киевскому времени.

Я не оборачивалась. Все бояться посмотреть в глаза своему страху. Голос, который раздался у меня за спиной, был мне знаком, хотя слышала я его чуть ли не единожды. Что я могу сейчас сделать? Сбежать? Бессмысленно. Сбежать я еще успею, но может уже хватит бегать ото всех, словно слабое насекомое, боящееся отвечать за свои поступки? В конце концов, раз я так переживала за сохранение своей тайны, зачем позволила себе столь откровенную демонстрацию силы? Разве могла я быть уверена, что меня ни кто не увидит? Не замечали сто раз, но заметили сто первый. Так раз я сама устроила такую ситуацию, так какого черта?
- Вечер добрый, Мадлен, - обратилась я к девушке и повернулась к ней лицом. Да, это была она – волосы цвета приглушенной меди, слегка округлое лицо мягкие очертания. Но глаза... В них видна вся наша... нет, их сущность. Не стоит делать их еще хуже, чем они есть. Во всяком случае, они хотя бы были людьми.
Она смотрела на меня молча, закрыв свой разум и исследуя взором каждый миллиметр моего тела, словно видела впервые, но чувствуя угрозу. Но она не проронила ни слова, и я даже подумала, что стоит что-то еще сказать, но сама уже снова повернулась к своей разоблачительнице спиной и начала уничтожать все следы бойни, которая тут произошла. Спиной я ощущала ее взгляд, но мне не было неприятно. Можно сказать, я ничего не ощущала. Просто он был. Возможно все это следствие шока, но на самом деле мне было все равно. Нет, правда, никаких эмоций. Возможно потому, что уйти из этого клана мне ничего стоит. И не потому, что я правила тут так мало времени, а просто тут меня ни что не держит. Или это просто еще одно возможность сбежать? Вечная беглянка. Убегает от проблем, ответственности, неприятностей.
- Что ты собираешься делать, Гэбриел? – голос за моей спиной не пропитался ни одной эмоций. Простая сухость, вопрос без интереса. Или это только видимость? Мадлен была сильным вампиром, я не ощущала ни эмоций с ее стороны ни образов. Возможно, это был ее врожденный талант – скрывать свои мысли настолько крепко, что ни один, даже самый умелый вампир, не сможет прочесть их. Разумеется, я далеко не самый умелый вампир, но не слабый уж точно.
- Честно? Не знаю, – я покончила с остатками псины, и теперь ни один человек не сможет даже предположить, что тут произошло некоторое время назад, - Тебе не кажется абсурдом то, что мы сейчас разговариваем?
Вообще-то абсурдность это единственное, чем я могла описать данную ситуацию. Я предполагала, что она или помчится в поместье сообщать Моргану, что за монстр этот наш новоявленный дампир, или хотя бы сама попытается со мной покончить.
- Не кажется, - твердо сказала она, - я могу тебе помочь.
- Что?! – а вот теперь я была удивлена. Помочь? Кому? Мне? Да ни черта не поможет этому импульсивному, морально неполноценному существу, которое никак не может втиснуться в этот сумасшедший мир, в котором ему явно нет места, но которое не может осмелиться уйти навсегда.
Я рассмеялась, запрокинув голову. Истерический смех сумасшедшего и отчаянного существа. Кажется, у меня окончательно сдают нервы.
- Успокойся, все хорошо, все нормально, - в голосе Мадлен явно доминировала обеспокоенность, которой я не верила, - я смогу помочь тебе, слышишь, я смогу помочь!
Что за бред! Мне не нужна помощь. Она говорит со мной, как с ненормальной. Что происходит? Она видит что-то, чего не вижу я?
- Ты же сама ощущаешь, что с тобой что-то происходит. Ты пыталась понять, видь так? Ты пыталась найти информацию, но не смогла, а у меня она есть, – девушка старалась говорить как можно спокойнее, но слова веяли напряжением и даже больше, паникой.
После ее последней фразы я точно осознала, что она не только что узнала, кто перед ней. Возможно, догадывалась, возможно, просто молчала, но она имела представление о том кто я. Остается только понять, имеет ли она такое же представление о тех, кто меня породил и хочет ли она раскрыть всем данный факт. Эта часть меня волновала куда больше всего остального.
- Хорошо, постаралась мысленно успокоиться, ответила я, - зачем тебе мне, как ты выразилась, помогать? Почему ты сейчас не сообщаешь Моргану, кто я такая? А еще интереснее, почему ты не сделала это раньше, ведь как я поняла, сегодняшняя ночь не стала для тебя откровением.
- Нет, не стала, во всяком случае, в полно смысле. Я подозревала, но сначала не решалась сказать. Кто бы мне поверил, если даже я была неуверенна в своих догадках? А потом... нет, потом я не обзавелась доказательствами, но даже если бы они каким-то образом появились, я бы не стала ни о чем говорить. И я не могу объяснить, почему. Но уж точно в этом не было смысла. Ты сильно рисковала, что бы стать частью общины. Ты отлично справлялась со своими обязанностями и просто старалась жить спокойно. Имела ли я право вот так обломать тебе жизнь? Не думаю.
Что за чушь несет это существо передо мной? Какое, к черту, право, когда в твой клан принимают существо, которое выдает себя за другого, а та единственная, кто об этом догадываешься? Может, я чего-то не понимаю в этом мире, но скорее всего она попросту лжет.
- Слушай, ты можешь, верить мне или нет, но если ты и дальше хочешь продолжать свою игру в дампира, тебе стоит пойти со мной. Я думаю, у меня есть возможность тебе помочь. Если нет, то уже к утру даже полуслепой смертный заметит что ты не то, что не человек, а…
Растерянность. Да, да именно растерянность, вот что я сейчас ощущаю. Доверять ей было бы более чем идиотизмом, но она права. Действительно, в последнее время изменения ускорились, возможно, действительно к утру я стану чем-то вроде чупакабры. И дело даже не в том, что я смогу продолжать эту ложь, а в том, что я могу остаться прежней. Если представить что у нее есть волшебная палочка с помощью, которой я могу не превратиться в непонятно кого, то это было бы замечательно. Но ужасно не правдоподобно.
- Решай, - тихо сказала Мадлен.
И я решила. Вероятность того что Мадлен говорит правду почти равна нулю. Да и представить, что существует что-то, способное остановить или хотя бы приостановить процесс, который сейчас набирает обороты в моем теле, просто нереально. Полнейший бред. Поэтому я вздохнула и пошла за ней. Похоже, сегодня будет длинная ночь.

Разве не ясно? Потому что мы натасканы так, чтобы вести жизнь правильно. Чтобы не делать глупостей. А я считаю - чем большей кажется глупость, тем больше шансов для меня вырваться и жить настоящей жизнью.
Паланик Ч.

Дом Мадлен находился достаточно близко к тому месту, где я прикончила оборотня. Неудивительно, что она пришла на это место – почуяв псину, она сама захотела с ней разобраться. Уже потом она заметила меня,…а вот я ее нет. С виду здание напоминало каменный двухэтажный дом. Ухоженный сад и выложенные дорожки. Все говорило о том, что тут живет настоящая хозяйка. Отличный образ. Таким же уютным и ухоженным дом оказался внутри, но разглядеть, что-либо достаточно хорошо я не смогла, так как мы быстрым шагом направлялись куда-то по коридорам, а потом спустились в холодный подвал. Там находилась железная дверь, которая после нескольких манипуляций, довольно легко открылась.
Большая белая комната была переполнена искусственным светом, который отбивался от множества железных поверхностей. В помещении находилось множество шкафчиков и столов, на которых можно было рассмотреть немалое количество колбочек и скляночек. Всевозможные приспособления для исследований, множество названий которых, к своему стыду я не знала. Так же я увидела несколько горизонтальных поверхностей. Что среднее между кушеткой и больничной кроватью, сделанное из металла. Пока я рассматривала эту скрытую лабораторию Мадлен прошла вперед и указала мне на одну из этих причудливых кушеток. Послушно присев на ближайшую, я наблюдала за девушкой, которая обещала мне помочь.
- И все же, я совершенно не понимаю, зачем ты это делаешь, - сказала я в надежде на логичное объяснение.
- Я уже сказала тебе. Я скорее просто не вижу причин тебе не помогать. Ты же тоже не можешь объяснить, почему пришла сюда, верно?
И что тут скажешь? Совершенно нестандартная и сомнительная ситуация. Но мотивы должны быть. Они всегда есть.
- Я пришла, потому что ты сказала, что можешь мне помочь. Но чем могу быть полезная тебе я?
- Думаю, что в будущем мы узнаем ответ на этот вопрос, кому и от чего будет польза и будет ли она вообще. А сейчас дай мне тебя осмотреть.
И прежде чем я сообразила Медлен уже присела рядом со мной и включив фонарик, начала проверять мои глаза. Яркий свет не вызвал у меня неприятных ощущений, я просто ждала когда это закончится.
- Зрачок сужается горизонтально и немного замедлено, а радужка меняет свою структуру, - Мадлен выключила фонарик и внимательно посмотрела на меня, - скажи мне, когда ты полностью прошла становление?
- Уже более трех лет прошло, - ответила я.
- Не понимаю. Уже сразу после того, как ты стала полноценным созданием, ты должна была измениться. Через полгода после полного становления изменения должны были завершиться.
- Я эти три года провела под землей, - тихо сообщила я и Мадлен впилась в меня удивленным взглядом.
- Почему?
- Не думаю, что это очень важно. Обстоятельства. Так это могло повлиять на то, что процесс замедлился?
- Д-а, думаю да, - немного растеряно ответила Мадлен, - для полноценного функционирования организма нужна пища, в нашем случае кровь. А в коматозном состоянии будут поддерживаться только самые основные функции, но изменения, требующие таких затрат, происходить не могут.
.А вот когда твое тело начало получать достаточное количество крови и начал быть активным, то процесс ускорился в несколько раз.
Мадлен встала и направилась к одному из шкафчиков.
- Знаешь, это что-то вроде философского камня у смертных. Среди нас всегда находились те, которые мечтают стать людьми. Так было есть и будет. И вот один из таких безумцев утверждал, что сделал возможным вернуться к человеческому существованию. Но, увы, его попытки не увенчались успехом и он бесследно исчез, оставив после себя рецепт и, что не менее важно, способ к примирению. Только недавно в мое распоряжение попали эти древние вещи, и я смогла воссоздать то вещество, на которое возлагалось так много надежд. И да, оно не в состоянии превратить вампира в человека, но способно приостановить процесс становления. Вполне возможно, что это приостановит процесс в твоем теле.
- На какой период времени, - информация, которую рассказа мне Мадлен была столь удивительной, что поверить в нее было просто невозможно. Но дело не в вере, люди тоже не верят в вампиров, но мы прекрасно существуем без этого элемента.
- Будет немалым успехом, если это вообще подействует. А сколько времени это продлиться, мы узнаем уже после.
- Я буду чем-то вроде подопытного кролика? – усмехнувшись, я посмотрела на Мадлен.
Она лишь улыбнулась в ответ.
- Вот тебе и мотив, - констатировала я.
- Ну что?
- Была – не была.
Мадлен утвердительно кивнуло головой, и достала небольшую шкатулку из темного дерева. Открыв ее, она развернула красную материю и выложила на стол стеклянный шприц и небольшой стеклянный сосуд с множеством белых иголок.
- Это единственные иглы, способные проткнуть кожу вампира. Иглы из кости оборотня.
- Чего? – спросила я, совершенно не представляя, что способно сделать из гости оборотня тонкую иглу для шприца.
- Сама не верила, пока не сделала нужные анализы. И не спрашивай, как это было сделано, я сама была шокирована, когда мне принесли эту шкатулку. Вот почему я сказала, что способ применения чуть ли не важнее самого вещества. Хорошо, что иголок несколько.
- Думаешь, сломаются?
Мадлен не ответила, а достала ампулу с темной жидкостью и, набрав шприц, подошла ко мне.
- Я не знаю, какой будет реакция, так что...
- Начинай, - уверенно отрезала я.
Девушка взяла мою руку и начала вкалывать вещество. Только сейчас я поняла, что совершенно не знаю, что на самом деле мне вкалывают и что возможно все это какая-то ловушка или еще черт знает, что, но было уже поздно. И когда моя кровь начала разносить по венам неведомую мне темную жидкость я ощутила такую боль, что крик невольно вырвался из моих губ. Словно горящая лава или расплавленное железо наполнило мои вены. Я пыталась сжать губы, чтобы не кричать, но не могла. Сжимая собственные руки, сжимая себя, я пыталась сделать хоть что-то, что бы заглушить боль и когда я совсем отчаялась огонь внутри меня начал угасать. Постепенно я стала приходить в себя. Боль стихала, мне становилось легче.
-Все в порядке…уже,– сообщила я обеспокоенной Медлен, которая все это время с ужасом смотрела на корчащуюся фигуру перед ней.
- Это было… пугающе. Я и не представляла что…, - Медлен запнулась.
- Что это будет так, будто огонь течет по венам, а я буду орать, словно меня на части режут? Я тоже не представляла. Когда ты смажешь заметить, подействовало это адское зелье или нет?
- Уже завтра. Будет хорошо, если ты приедешь ко мне ровно через сутки, разумеется, если не будет никаких форс-мажорных обстоятельств.
- Хорошо, - я встала на ноги и посмотрела в глаза Медлен, - спасибо тебе. Если все сработает, то это будет огромный шанс... Большие возможности.
Девушка только улыбалась и только потом сказала:
- Обещай, что когда-нибудь ты расскажешь мне свою историю, ладно?
- Когда-нибудь, - повторила я и усмехнулась.
Я уже развернулась, что бы уйти, но почувствовала присутствие кого-то другого. Кого-то сильного. Сильного древнего вампира.
- Морган приехал, - как то чересчур спокойно констатировала Медлен.
- Черт, - тихо произнесла я и уже обдумывала, как бы мне с ним не встретиться.
- Чего ты от него бегаешь, как черт от ладана? - приподняла брови Медлен.
- Сама не знаю, - только смогла ответить я.
Мы обе быстро вышли из лаборатории и уже благополучно оказались в холе, когда входная дверь отворилось, и в дом вошел высокий брюнет с очень пронзительным взглядом.
- Здравствуй Медлен, - он улыбнулся девушке, - Гэбриел.
Мое имя он произнес без улыбки и с какой-то агрессией во взгляде. Я съежилась. Уверена, я просто сама себя накручиваю. Каждый видит то, что хочет. Просто я знаю, что если Морган все обо мне узнает, то это будет в первую очередь его проблемы. Можно сказать, что я его подставляю. Хотя с другой стороны, тут только одна моя вина. Я обманула, пошла на эти чертовы эксперименты, терпела боль. Нет я не жалею себя, но у меня будут доказательства, что я делала что-то сознательные, что-то для того, что бы скрыть правду. Никто ни в чем не виноват, кроме меня.
- Простите, - пробормотала я, и прежде чем кто-то ответил, выбежала на улицу.
Мысли путались, ощущение боли в теле все еще не проходило, а душевные раны снова начали кровоточить. И не было тому причины. Не знаю, кем я становлюсь и какие легенды о нас писали, но сейчас я чувствовала себя самым слабым существом во всем мире.

@темы: [my last autumn]

10:01 

[моя последняя осень] 3 глава (новая версия)

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Если бы меня кто-то сказал, что за 30 дней жизнь может так измениться, я бы не поверила. Это все равно, что снять с себя защитный кокон и оказаться посреди скоростной магистрали. Я не могу сказать, рада или нет такому повороту событий. Я еще не знаю. Но на данный момент я уже привыкла к тому, что меня зовут Гэбриел, я дампир и являюсь одним из Дельцов Смерти, прозванных Генри «Гробовщиками».
Сегодняшняя ночь прошла даже более мирно, чем обычно. То подобие оборотня, что я встретила, скорее, вызывал жалость, чем хотя бы подобие страха. Эта шавка бегала по окраине города и пыталась поймать хоть что-то съедобное. Увы, но поужинать ему уже не светит. Вообще-то только в первое время работа Дельцов вызывала во мне бурные эмоции, как новая игрушка. Но уже сейчас я отдаю себе отчет, что это довольно однообразные действия, которые требуют лишь конкретного соблюдения инструкций, главная из которых – Маскарад. Соблюдение Маскарада это то, на чем построена вся индустрия современного общества вампиров. А именно – скрытие своего существования от человеческих глаз. Каждый вампир, будь это птенец или Старейшина, должны отдавать отчет в своих действиях. За нарушение Маскарада – смерть. К сожалению, такие отбросы, как одичавшие вампиры или оборотни даже не думают о подобных вещах, по этому Дельцам приходится думать за них. После каждого рейда, длиной в ночь, мы собирались в небольшом доме в богом забытом районе города. Эта полуразвалившегося вида постройка резко контрастировала с шикарными машинами, которые оставляли возле нее Дельцы. Такие встречи назывались Сход, и на одну из них я сейчас и направляюсь. Подъехав к месту Х, я вышла из машины и вошла в здание. Узкий коридор вел в небольшую гостиную, в которой стояло несколько кресел и старый камин. Я ни разу не видела, чтобы он горел, но сегодня, пожалуй, исключение.
- Ты сегодня рано, - приветствовал меня Генри, не отворачиваясь от огня. Его тонкая фигура, облаченная в темные брюки и рубашку, казалась сделанной из камня, столь неподвижной она была.
- Да, сегодня мне попалась пустяковая «проблема», устранить которую не составило труда, - ответила я, подойдя ближе к Генри, но он не обернулся. Что-то в выражении его лица меня тревожило. Привычная игривость его взгляда исчезла, и вместо нее появилось сосредоточенность и переживание.
- Что-то случилось, - поинтересовалась я.
- Пока нет, но вполне возможно, что скоро случится, - как то излишне задумчиво произнес Генри, скорее обращаясь к себе, чем ко мне.
- Ты можешь объяснить, или нет? – настаивала я, так как страх перед тем, что меня раскроют еще не ушел основательно. Ко всему прочему скрывать свое «Я» мне все сложнее и сложнее. Я становлюсь сильнее, а вампиры это ощущают. Но это далеко не все…
- Ибо сегодня я обнаружил весьма неприятную "посылку" около парадных дверей в Поместье. И мне безумно интересно, кому захотелось попрощаться со своим земным существованием, - несмотря на полуулыбку, Морган выглядел разгневанным и взвинченным. Он быстрым шагом прошел мимо меня и подошел к Генри. Я посчитала третьего лишним в этой ситуации и незамедлительно покинула гостиную. Снова оказавшись в узком коридоре, я наткнулась на Кана. Великан, как его прозвали за очень высокий рост и мощное телосложение, с удивлением посмотрел на меня сверху вниз:
- Куда ты так летишь, чадо?
- Там Морган и он явно без настроения, - пояснила я.
- Ясно, - Кан явно не был удивлен, скорее наоборот,- тогда нам лучше подождать снаружи. Мы молча вышли из здания и направились к нашим машинам. Я с ногами залезла на капот своего автомобиля, а Кан стал рядом.
- Ты знаешь, что именно произошло? - повернулась я к нему, - а то из
тирады Моргана ничего толком понять было нельзя.
- Сегодня он нашел коробку возле входной двери, в которой оказалась обожженная голова Грегора. Видно знали, суки, что и как нужно делать, чтобы он не смог восстановится. Да и сразу стало ясно, что это не эта падаль, что крутится вокруг. Им бы ни за что не прикончить 250 летнего вампира.
- А есть какие-то предположения, кто это мог быть?- вообще-то такие вещи были не редкостью во время Джихада, священной войны вампиров, но не хотелось бы верить, что этот инцидент связан с этим.
- Я думаю, что уже есть какие-то предположения, но все станет известно после сбора внутреннего круга. Но, что бы там ни было, ничего хорошего нам это не сулит. Грядут не самые лучшие времена.
Кан умолк, а я смотрела куда-то вдаль. Мысли Великана, стоящего передовой мной, витали далеко в прошлом и проигрывали передо мной ужасные картины сражений, которые лишь сгущали темноту вокруг. Что-то уже происходит. Что-то, чего мы не знаем.
- Можем расходиться. Кан сообщи остальным, что Сход отменяется, -
бросил Морган, выходя из здания. За ним шел Генри, который, к моему
удивлению, направился ко мне:
- Не могла бы ты подъехать в Поместье?
- Хорошо, только зачем?- ответила я.
- Потом, ладно? - улыбнулся Генри.
- Ладно, - лишь пожала плечами я и спрыгнув с капота, хотела уже сесть в машину, как на секунду замерла, увидев с какой скоростью срывается машина Моргана с места. Удивленно подняв брови, я села за руль.
Ехать к Поместью было не долго. Особенно когда знаешь множество объездных путей и гонишь на максимальной скорости. Примерно так и ехал Морган, поэтому я решила поступить полностью противоположно и плелась как черепаха через весь город. Не знаю, что именно меня пугало, но встречи с Князем я старалась сводить к минимуму.
Когда я приехала, то все уже давно были на месте. Я обошла здание и вошла через черный ход. Чем меньше Сородичей меня увидит, тем спокойней я доберусь в свою комнату. Да, не смотря на то, что я отказалась тут жить, комнату за мной числили. Таковы многовековые традиции, как пояснил мне Генри. Быстро добежав к нужной двери я, словно воровка, тихо пробралась внутрь. Тут ни чего не изменилось с того момента, как я вошла сюда впервые. Бывала я тут всего раза два, не больше. Присев на краешек кровати и стала ждать. Я знала, что рано или поздно Генри узнает о моем приезде. Лучше я буду просто сидеть, чем искать его, натыкаясь на обитателей особняка.
«Зачем я тут?» - все время крутился в голове один вопрос, ответа на который я не знала. Разные гипотезы заставляли меня, то вздрогнуть от страха, то усмехнутся. За такими вот догадками я правила достаточно много времени, хотя возможно мне лишь так казалось. Время вещь для каждого личная и для каждого идет по-разному. Те минуты, которым дорожишь, проходят незаметно, а те, а ненавистные секунды длятся вечность. Жаль, что мы не можем меняться в такие моменты времени.
Дверь в комнату отворилась, но прежде чем я узрела входящего, я уже знала, что это Франциск.
- Генри сейчас занят. Он вместе с Морганом встречает гостей… - сходу выпалил он, но договорить ему я не дала.
- Гостей? Разве внутренний круг собирается тут? Насколько я знаю, то для таких собраний есть специально отведенное место.
- Да, да, - отмахнулся он,- одно другого не касается. В общем, Генри просил тебя подождать.
- Да? Подождать говоришь? Передай ему, что пока я ждала, меня настиг Ван Хелсинг.
- И сказать, что он тебя убил?- улыбаясь, спросил беловолосый вампир.
- Нет, скажи, что я перешла на его сторону.
- Договорились, Блад Рейн.
Засмеявшись, я вышла из комнаты. Повторив путь от своей комнаты до черного хода, я без проблем дошла к своей машине. Наконец, я могу ехать домой. Впереди был целый день, а потом снова охота и рейды по ночному Франкфурту. Все же у меня чертовски веселая жизнь. С тех пор, как я стала Дельцом Смерти, я стала более развитой в плане убийств, выслеживаний, скрывания улик. Ты становишься все более изворотливым и более сильным. Твои ощущения усиливаются, ты лучше контролируешь свое тело. Но из-за всего этого приходиться питаться как можно чаще. Хотя возможно моей, почти постоянной, потребности в человеческой крови есть и другое объяснение. Но об этом я стараюсь не думать. Хотя бы не думать часто… Уже, примерно, недели две я ощущаю себя довольно странно, но объяснить этого не могу. Все чаще мне кажется, что во мне что-то меняется. Что еще вчера я была более прежней, чем сейчас. Возможно это последствие коматозного состояния, в котором я пробыла три года, а возможно все это следствие еще более ранних событий, не известно. И не важно. Главное, что бы это прошло. Когда же я смогу сказать : «Я в порядке» и при этом не лгать. Хотя, я слишком многого хочу. Мои копания в себе слишком самовлюбленны.
Дни проходят как то вязко, словно один, но очень затянувшийся миг. Ты делаешь что-то одно с восходом солнца и до заката: читаешь, смотришь мюзиклы или кино, слушаешь музыку или просто отключаешься, погружаешься в свои мысли и не видишь ничего перед собой. По этому, когда я посмотрела в окно, то город уже освещали ночные огни. Улыбнувшись, я отбросила книгу и начала собираться. Время стало одни неумолимо быстро, но зачем о нем молить, если в запасе вечность?
Мне нужно было «поужинать» перед тем, как начать рейд. Но видимо не сегодня, так как уже на полпути к запланированному месту я ощутила присутствие нежданного гостя. Запах псины ударил в нос и я непроизвольно поморщилась. Ублюдок, он наверно вообще не знает, что такое «душ». Отложив «трапезу» на потом, я вышла из автомобиля и направилась в лес, в котором, по моим ощущениям, находился будущий фарш. Вообще-то я не отличалась особой толерантностью и старалась получить от охоты максимальное удовольствие, издаваясь над теми, кого нужно убрать. Весь свой гнев, переживание, волнения, обиду и боль я выливаю в изощренное убийство, заставляя своих жертв испытывать те же ощущения и сделать их как можно невыносимее. Идя вперед дальше и дальше, я все более отчетливо ощущала невыносимый запах, и от этого во мне все более росло раздражение. Я уже знала, что сотворю с этим мерзким созданием, когда найду его. Во время убийства я ощущаю, кто я на самом деле, потому что ни один дампир не способен сотворить с оборотнем то месиво, которое остается после наших с ними встреч. Как же хорошо, что Дельцы Смерти работают отдельно, а то лишила бы себя последнего удовольствия.
Он стоял ко мне спиной – большой, с коричневой шерстью и мощными лапами. Явно новообращенный. Все новообращенные, вне зависимости вампир это или оборотень, глупы и наивны. Они считают, что после Становления перед ними открывается весь мир, а слово «бессмертие» они тоже воспринимают слишком буквально. Поэтому и прут как мухи в первое время. Особенно если их Сир не слишком внимателен или вообще оставил без присмотра. Похоже, передо мной последний случай, и молодой оборотень находится в полном смятении. На рубеже безумия и невероятного восторга его ест изнутри его же голод. Но скоро все его переживания уйдут. Исчезнут. Бесследно…
Когда я была примерно в десяти метрах он, наконец, почуял мое присутствие и повернулся. Оскалившись и зарычав, он бросился вперед, но я уже оказалась за его спиной, а псина сообразила это только спустя пару минут. Я пару раз проделывала этот элементарный трюк, а оборотень все никак не усвоил этот маневр. Когда же в очередной раз он начал бежать на меня я осталась на месте и, смеясь, ударила пса. Тот отлетел на пару метров, но сразу же встал на ноги и снова помчался вперед. Ощущая себя тореадором, я играла с собакой, гоняя его по кругу, дразня и издеваясь. Но хорошего понемногу и наконец, последовал более сильный удар и собака, сильно зарычав, ударилась о мощное дерево. Толстый ствол крякнул, и ветви угрожающе зашумели. Собака из последних сил поднялась на ноги и с безумным рычанием уже в который раз ринулась на меня. Все ближе и ближе и вот он уже был в прыжке, что бы накинутся на меня. На мгновение, коснувшись брюха зверя, я разорвала его надвое. Ужасный, оглушительный вопль сопровождал всплеск темно-красной жидкости.
- Гэбриел?!

@темы: [my last autumn]

[graymatter]

главная