Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: my last autumn (список заголовков)
20:48 

[my last autumn]#8

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я уже почти пришла в себя, когда Морган подхватил меня на руки и куда-то понес.
- Я могу идти сама, - пыталась запротестовать я, но голос прозвучал как-то совсем сипло и это, кажется, только убедило вампира в правильности своих действий. Постепенно я начала узнавать коридоры и осознала, что мы приближаемся к той комнате, которая в поместье была моей. Я была в ней чуть ли не единожды, поэтому, когда мы вошли в помещение, я неосознанно начала оглядываться. Меня аккуратно положили на кровать и затем присели рядом.

- Впредь ты должна быть более внимательной к себе, Кэролайн, - обратился ко мне Морган.

- То, что сейчас с тобой произошло на самом деле очень опасно, особенно в таком состоянии, в котором ты сейчас. Я понимаю, что случившееся было для тебя большим потрясением. Одно дело убить жертву или одичавшее создание, но совсем другое осознать смерть того, кто был тебе близок.

Я была удивлена, но не только словам, что произносил вампир, но и тому, как он это делал. Я имею в виду, что сейчас передо мной не находился властный Князь, а понимающий и заботящийся наставник. Это было странно, но приятно. Было немного необычно признаться самой себе, что тот, которого ты избегала, сейчас рождает в тебе чувство защищенности и спокойствия. Я даже не особо обратила внимание на его познания о моих отношениях с окружающими, так как Кан и правда был мне близок.

- Эмоции настолько сильно охватили тебя, что ты и не заметила, как убрала барьер и на тебя обрушились эмоции окружающих, притянутые к тебе словно магнитом. Шар за шаром, на тебя наслаивалось эмоциональное состояние окружающих. Поэтому ты впала в то, почти коматозное состояние, в котором я тебя застал.

Сказанное Морганом вытащило из закоулков моей памяти воспоминания о трехлетнем добровольном заключении в склепе, проведенном на грани безумия, которую, порой, мне кажется, я переступала.

- Ты все еще слишком молода для своих возможностей, поэтому будь крайне осторожна. Способности, которыми ты обладаешь, имеют две стороны. Используй первую, а вторую держи в узде.

Неуверенное прикосновение к моей руке заставило меня вздрогнуть, и Морган тут же попытался убрать руку, но я придержала ее, поймав ускользающую ладонь большим пальцем. Это было почти рефлекторное действие, так как я не ожидала от себя подобных вольностей. Скорее всего, это было своеобразное высказывание Моргану моей признательности, но все же теперь мне не хотелось смотреть ему в глаза. Возможно, я боялась того, что он мог там увидеть. Мы сидели, молча некоторое время, и мне нравился этот момент. Ощущение защищенности ... и я не перестану ему удивляться. Морган только что доказал, что может дать мне то, что вряд ли может кто-то другой. Он прошел через все то, что прошла и еще пройду я. У него не было той поддержки, которую он мне сейчас предлагает и за это я ему безмерно благодарна. Не знаю, что именно произошло, но в моем воображении одна из стен между нами только что рухнула.
- Мне нужно идти, - тихо сказал Морган и немного повременив медленно убрал свою руку с моей, - я попрошу Медлен побыть с тобой, а потом я вернусь.
Да, правда, что-то изменилось. Это странное чувство того, что тебя понимают без слов. Без слов и объяснений, которые иногда так сложно из себя выдавить. Как я могла сказать ему, что мне нужно, что бы он был рядом? Как я могла бы это сказать самой себе? А он избавил меня от этого.
- Спасибо, - сказала я, когда Морган уже находился в дверном пороге. Он на мгновение остановился, а потом дверь за ним мягко закрылась. Почему-то я была уверена, что он понял весь смысл сказанного мною.

Я снова одна. Я ощутила это сразу как захлопнулась дверь и так остро, словно с меня содрали кожу, и все ощущения я воспринимала костями. Холодность реалий, смерть, опасность, тревога. Я упала на подушки и закрыла глаза. Кто-то подходил ближе, и прежде чем дверь отворилась, я уже знала, кто войдет.
- Рада видеть тебя, Медлен, - вежливо улыбнулась я, приподымаясь на локтях. Но рыжеволосая девушка, стоящая у двери не улыбалась.
- Ты в порядке? – спросила она, медленно подходя ближе.
- Не знаю, - бросила я ей.
- Ты была в таком состоянии, - Медлен замялась.
- Я знаю. Во всяком случае, только этим можно объяснить то, как я вцепилась в Моргана.
Медлен улыбнулась краешками губ, но я сделала вид, что не обратила на это внимание. Не знаю причин ее улыбок и не хочу. Я была уверена, что Генри знает о фиктивности моего брака с Князем, то на счет Медлен такой уверенности у меня не было. Так что…
- Скажи мне, ты что-то чувствуешь к нему? – аккуратно спросила меня собеседница.
- Почему это всех интересует? – вопросом на вопрос ответила я. В свое оправдание могу сказать, что ни злобы, ни каких-то других эмоций, кроме искреннего удивления, вложить в эти слова я не пыталась.
- Пожалуй только ближайшее окружение знает о том, что ваш с Морганом брак… В общем, сама понимаешь что я имею ввиду. Разумеется, подобных договоров в нашем мире более чем половина, но это та вещь, на которое наложено табу. Это не тема для беседы. И я бы благоразумно молчала, если бы не некоторые вещи, на которые я не хочу закрывать глаза.

Я молча смотрела на Медлен и даже не старалась угадать, что такого она замечает. Но что-то внутри предательски дрогнуло. Черт, что же все-таки происходит?
А Медлен все продолжала молчать. Просто смотрела на меня и ничего более. Смотрела пристально. Смотрела не моргая. Смотрела до тех пор, пока я не отвела взгляд. И, кажется, она поняла что-то такое, что сама я еще до конца не поняла.
- Не говори никому, - услышала я свой шепот, прежде чем я сообразила что сказала.
- Конечно, - со слабой улыбкой на губах сказала Медлен и я удивленно ощутила, что она обнимает меня.
Наверное, во мне живут двое. Я и кто-то еще, который вот только что попросил Медлен не говорить о чем-то. О чем-то, что этот наглый оккупант скрывает под семью печатями. Этот самый незваный гость придержал руку Моргана на моей руке некоторое время назад. Жаль только о существовании этого паразита знаю только я и когда у тебя одно тело с кем-то на двоих, то именно тебе отвечать за последствия.
- А где Роланд? – решила я хоть как-то сменить тему, тем более что я и правда не знаю о судьбе своего брата.
- Вместе с Генри и Морганом. Через пару дней у нас соберутся Князи Старого Света.
- Это…
- Пока не знаем. Но вполне возможно, что старая война разыграется снова.
Джихад.
Страшное слово для тех, кто знает его смысл.
- Значит, Внутренний Круг будет тут уже через несколько дней?
- Тебя это волнует?
- Нет, меня волнует мой отец, - бросила я, смотря в окно.

Мы проговорили с Медлен до утра. Может дольше, я не знаю. Я узнала что Кан, как и Грегор, перед своей смертью находились в непосредственно своих жилищах. Поэтому всех настоятельно попросили ночевать в поместье и вообще стараться его не покидать. Другими словами сидеть в безопасном месте и не высовываться. Если это и правда Джихад, то в скорее мы получим третью жертву с выбитой на груди эмблемой того или иного клана, который объявляет нам войну. Во всяком случае, так было ранее. Как будет сейчас, никто ручаться не мог, хотя вампиры редко уходят от своих традиций. Но это все лишь в том случае, если происходящее и правда имеет отношение к Священной Войне, а если это действия ненормальной группы фанатичного молодняка, а такое бывало, тогда все куда проще. Найти и убить. Жестоко, грубо и мучительно. Боль очищает. Но тут есть одна проблема. А именно, какой молодняк способен убить старых, опытных вампиров? Причем так четко и не допуская промахов? Возможно у них во главе кто-то более сильный и опытный. Это было бы что-то новенькое, так как в таких играх зрелые вампиры не участвуют.

- Когда отменят домашний арест, Медлен? В конце концов, мы не можем сидеть тут вечно. Такое чувство, что мы прячемся, - спросила я девушку.
- Понятия не имею, когда Морган изменит свое мнение, но я с ним солидарна. Не забывай, при каких обстоятельствах убили двух наших Сородичей. А на счет того, что мы прячемся, ты не права. Дельцы Смерти сейчас патрулируют круглосуточно и…
- Что?! Прости, но почему мне никто ни чего не сказал? Я думала, что неплохо справлялась со своей работой и имею право знать, чем занимаются Дельцы Смерти.
- Рокс, ты должна понимать, что это ни их решение и тем более не мое. Все здесь решает один человек.
Меня охватила злость. То же самое говорил мне Генри, когда мы стояли на крыше костела. Он сказал, что солидарен с Морганом, хотя думаю, даже если бы это было не так, это вряд ли что-либо изменило. Все теплые ощущения, которые это ночью зародились во мне к этому вампиру, все это взаимопонимание между нами, все рушилось и на моих глазах.
- Знаешь, что самое удивительное в этой ситуации? – обратилась я к Медлен, - То, что сам он мне ничего не сказал на этот счет.
Она лишь молча смотрела на меня. Наверное, ей было нечего ответить. Морган не старался объяснять свои действия и поступки. Так что…
- Я думаю, он скоро придет сюда, и ты сможешь с ним поговорить, - наконец сказала девушка.
И тут до меня дошло, что она провела со мной так много времени и что вполне возможно это не приносит ей удовольствия. Просто выполняет поручение Моргана.
- Медлен, возможно, ты бы не хотела проводить столько своего времени со мной. Я имею в виду…
- Тебе не стоит так думать. Я сама попросила Моргана побыть с тобой.
Мои брови поползли вверх, когда я ощутила, что к моей двери приближается Роланд. Все вопросы сразу ушли на второй план и прежде чем он успел занести руку над дверью, чтобы постучать я крикнула:
-Входи!
Дверь сразу же отворилась и первое что я увидела это обеспокоенный взор собственного брата.
- Со мной все хорошо, - сразу же бросила ему я и губы Роланда дрогнули в улыбке.
-Я вообще не знаю с чего все так переполошились из-за меня, - недоумевала я, считая, что беспокоится нужно совершенно о другом. В конце концов, что со мной может произойти. Да, признаю, возможно, я оплошала, но сейчас все уже более чем хорошо. Тогда почему я ощущаю себя больной, лежащей в больнице?

- Наверное, потому что ты несколько часов назад превратилась в каменную статую, а пару дней назад принимала яд такой силы, что не останови тебя Морган…
- На моей голове уже бы высаживали маргаритки, - закончила за Медлен я.
- Да, Моргану я очень благодарен, - тихо заговорил Роланд, присаживаясь на кресло в углу, - если бы не он… И если бы не ты, Медлен.
Роланд повернул голову в сторону девушки, и она слегка смущенно отвела глаза. Легкая усмешка скользнула по моим губам, но я была увлечена разговором, что бы придать ей весомое значение.
- Если бы не я, то вполне возможно, Рокс бы никогда не пришлось попробовать все это на себе, - виновато прошептала Медлен.
- Мы с тобой оба знаем, что это не так. Это было решение Виктора.
- Что? – вмешалась я, услышав имя своего отца.
Роланд повернулся ко мне, но продолжал молчать.
- Когда ты пробыла тут примерно месяц я стала замечать кое-что в тебе и это привело к понимаю того, что очень скоро ты уже не сможешь скрывать свою настоящую сущность. Ты сама это ощущала, я уверена. Не знаю, что дернуло тогда позвонить меня Виктору, но я надеялась, что он закончит это идиотскую игру и вернет тебя домой. Я объяснила ему, что с тобой происходит. Но вместо ожидаемых мною действий Виктор вдруг вспомнил о веществе, находящемся в нашем распоряжении. О том яде, что ты принимала. Виктору стало интересно, насколько ты упряма. По ужасному течению обстоятельств буквально после завершение разговора, я почуяла оборотня и..ты сама знаешь. Я очень надеялась, что ты после первого приема откажешься принимать это. И каково было мое удивление, что после той боли, что ты пережила, после всего того, что прочла в книгах, пришла снова. Я поставила себя в ужасное положение. Чувствуя себя виноватой, я молчала и, как и обещала тебе, ничего Моргану не говорила. Я достаточно хорошо могу скрывать свои мысли, но это было бы подозрительно, поэтому я просто старалась не думать обо всем этом. Не знаю, сколько бы это продолжалось, если бы не тот день, когда ты не пришла на Сход. Морган приехал и поинтересовался где ты. Генри сообщил, что ты обещала приехать, но тебя еще нет. К тому же он упомянул, что не знает где ты, и что выглядишь ты в последнее время не важно. Князь тогда сразу же покинул Сход.
- Он приехал ко мне и сразу понял, что к чему… - задумчиво протянула я, вспоминая ту нашу с ним встречу.
- Да, и был вне себя от гнева, когда вернулся. У нас был короткий разговор. Думаю, большую часть своего негодования он выплеснул на твоего отца.
- Знаешь, кроме как счастливой улыбки на лице Виктора, ничего не выдавало его эмоций, - фыркнул Роланд, обращаясь к Медлен, а потом повернул голову ко мне, - он был столь счастлив из-за того, что ты согласилась на предложение Моргана. А я долго не мог в это поверить.
- Мне до сих пор не верится, - грустно констатировала я.
Вообще все то, что рассказали эти двое, грустной тенью легло на мои плечи. Не то, что бы я ощущала какую-то нелюбовь со стороны отца, но он всегда испытывал меня на прочность. В чем-то я была благодарна ему за это, так как это воспитало во мне некие сильные стороны, на которые я могла опереться, но иногда мне хотелось, чтобы все было…иначе. Моя мать редко принимала участие в моем воспитании. Она любила меня... я думаю. Но в ней не было стержня, и она соглашалась со всем, что говорил Виктор. Мне никогда это не нравилось и чем старше я становилось, тем больше меня раздражало ее поведение.

- А пройдется поверить, - отозвался бархатный мужской голос и я невольно вздрогнула. Точнее мы все вздрогнули, и я бы наверно усмехнулась по этому поводу, если бы ситуация не была столь… невеселой. Возможно то, что наш будущий брак фиктивен не вызывает сомнений, но говорить об этом так было не очень хорошо. Я почувствовала себя виноватой. Тем временем присутствующие в комнате переговаривались и даже не сразу поняла когда голоса стихли. Осознав это, я встрепенулась, но в комнате оказался только Морган, который смотрел в окно, держа руки за спиной. Мне нравилась его манера одеваться. Он, как и я, носил одежду исключительно черного цвета. Сейчас на нем был черный костюм и рубашка. На галстуке слегка отливали блики от лунного света, что падал в окно. Свет так же озарял его бледную кожу и взгляд его черных, слегка прищуренных глаз, казался еще более мрачным и задумчивым. Я никогда не видела некрасивых вампиров, но Морган… Мне кажется, я смотрела на него, как завороженная.
- Следующей ночью соберется Внутренний Круг. И перед этим будет прием. Таковы традиции. Я надеюсь, ты понимаешь, что тебе нужно будет быть там, и сама понимаешь, в каком качестве, - тихо говорил Морган, продолжая смотреть в окно.
- Да, конечно, - потупила взгляд я, хотя не понимала какой прием, когда Кан умер, этому предшествовала еще одна смерть и, возможно, нам грозит война.
Князь еще некоторое время смотрел в окно, а потом резко вышел. Я даже ничего не успела сказать. Неведомое чувство грусти и утраты укутало меня с головой.

@темы: my last autumn

20:08 

[my last autumn]#6

[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Спустя 14 дней.

Ад? Ада нет, дамы и господа.


- Как она?
- Продолжает.
- Часто?
- Каждые два дня.
- "молчание"
- Я думала, она не выдержит.
- Ошибалась.

Почему же я не могу просто жить? Ладно уж, родилась я вампиром, пережила полное Становление, но сейчас то что? Мне кажется, да нет, я просто уверена, что сама создаю себе проблемы, делаю их нерушимыми, а потом даже с каким-то наслаждением погружаюсь в этот комок беспокойства, нервов… Я думала уйти. Сбежать, как последняя дура, умчатся куда-то на старое кладбище, найти полуразвалившийся склеп и снова скрыться. Но не хватает духу снова держаться на грани безумия и реальности. А если хоть один раз сорваться, то нет пути назад… Хотя, что-то внутри меня, мелкое и слизкое, словно червь, шепчет совершенно другую, невероятную теорию, предполагая что я все еще тут совершенно по другой причине. Что терплю созданный мною ужас, что сдерживаюсь только ради одного, призрачного, глупого, совершенно нелогичного и невозможного. Для этого не было причин. Но жизнь – странная дама, которой стоит навестить психиатра.
Вещество, что я получаю каждые два дня от Медлен уничтожает меня. Моя правая рука от запястья до локтя покрыта синими точками – следами от уколов, от которых, словно щупальца, растекаются синеватые жилки. Я ношу кофты или рубашки с длинными рукавами, и к тому же перевязываю руку бинтом. Так, на всякий случай. Возможно, мне только кажется, но боль при вкалывании с каждым разом становится все сильнее. А я - все слабее. Все свои силы мой организм тратит на борьбу с этой чертовой жидкостью без названия. Нужно его придумать… Но как-то потом. Я как то выпала из колеи, хотя делаю все как всегда: дом – охота – выслеживание – сход – дом. Иногда я замечаю тревожные взгляды Кана на себе, но потом думаю, что это мне только мерещится. Правда, один раз он предложил мне поохотиться вместе, но я благоразумно отказалась. Чем больше времени проходит, тем сильнее я понимаю, что это замкнутый круг. Вырваться отсюда - это сделать осознанный шаг – уйти. И снова мои мысли вернули меня в начало, и все по кругу. Эта фигура окружает меня, словно кольца наручников.
Уже все забыли о несчастном вампире, которого убили, или же этот вопрос решился без моего участия? Ха-ха, конечно без моего, но я даже ничего не слышала об этом. Генри я не видела уже более пяти дней, и мне кажется, что он меня избегает. Почему? Черт его знает, женская интуиция, если хотите. Я думаю, почему не могу вспомнить прошлую неделю и понимаю, что вспоминать мне нечего. Схожу сума от того, что меня окружает. Я перекидываюсь парой фраз с Медлен, но все больше меня пугает вся эта ситуация. Когда я иду к ней, когда смотрю в ее глаза и пытаюсь уловить хоть какую-то мысль, я жду удара. Жду подвоха. Я не верю ей. Но она все так же мила. Я пытаюсь понять мотив, но его нет. Я слишком много взяла на себя. Дура. Как я могу жить, бороться, соперничать с опытными, властными, прожившими не одну сотню лет, существами? Я уже сомневаюсь во всем. Мой рукотворный мир - мир наивного создания, которое не учиться на своих ошибках, рушиться, словно песочное уродство. Если бы был конкурс творений из песка, моя вселенная заняла последнее место.
Где я сейчас? Где-то среди леса, в самом сердце. Я вдыхаю холодный воздух и вместе с ним впускаю в себя все, что могу ощутить. И горько усмехаюсь – это только часть того, что я могла раньше. Сейчас я снова ущербна, как несколько лет назад. Хотя нет. Вру, я всегда ущербна. Потому что ущербность - это в мозгу. И еще я говорю спасибо кому-то за то, что сегодня мне не встретился ни один сверхъестественный ублюдок, потому что уже не факт, кто кого. Хех, а может наоборот….не помешало бы встретить.
Я не хочу никуда. Ни на Сход, ни к Медлен, ни домой. Домой... Я начала смеяться. Смех? Смех ненормальной, я бы сказала. Ужасный, несдержанный, истеричный. У меня начались проблемы с психикой? А они заканчивались?
Когда раздался звонок моего мобильного, я уже молча смотрела куда-то в даль. Я невольно вздрогнула и несколько минут смотрела на экран телефона. Потом нехотя ответила.
- Слушаю.
- Гебриел, где ты, черт возьми?
- До Схода еще более двух часов.
- Причем тут сход, я уже пятый раз пытаюсь тебе дозвониться. И не говори что ты у себя, потому что я тебя тут не вижу, - почти кричал Генри в трубку, а я думала, что должна прикончить его за то, что он находиться у меня дома.
- Что тебе нужно? – спросила я.
Молчание.
- Я просто хотел поговорить, - уже совершенно спокойно и, даже как-то зажато, ответил вампир.
- Говори.
- По телефону? – возмутился он.
- Ну, можно телепатически, - искренне предложила я.
На той стороне послышался глубокий вздох, который так и говорил: «Ребенок, что с него взять».
- Хорошо, - Генри замолчал, потом продолжил, - что с тобой происходит?
Мне не хотелось отвечать.
- Гебриел, ты угасаешь на глазах! Ты этого не замечаешь? - в голове по ту сторону звучал сарказм.
- Ты меня уже более пяти дней не видел, - заметила я, подразумевая, что угасаю я уж точно не на его прекрасных очах.
- Если ты меня не видела, это не означает, что я не видел тебя, - играя ударениями, заявил Генри.
- Знаешь, после таких слов сам собой напрашивается вывод, что ты за мной следишь, - фыркнула я.
- Не уходи от темы, - начал был он, но снова замолчал, а потом с легкой ноткой тревоги в голове продолжил, - тебе не кажется, что пора прекратить некоторые действия?
У меня невольно сжалась свободная рука, и показалось, что синие точки на ней запульсировали еще сильней.
- Или наоборот начать. Начать есть, по крайней мере.
Я невольно выдохнула, хотя все еще не была уверена, о чем именно он говорит.
- Если ты не перестанешь вести себя подобным образом, то…Последствия…сама должна понимать. Я не вижу причин твоему нынешнему состоянию, твоей диете, поэтому настоятельно прошу перестать мается дурью.
- Ты уже ушел из моего дома? – спросила я.
- Я жду тебя на Сходе, - сухо бросил Генри и положил трубку.
Я еще некоторое время держала телефон у уха, а потом засунула его обратно в карман. Сейчас меня не заботило, почему это мое самочувствие так волнует Генри, и что он от меня хочет. На что он намекал и намекал ли он вообще. Когда вам есть что скрывать, все вокруг кажутся подозрительными, а вы становитесь параноиком.
Подумав, что мне и правда не плохо бы появится на Сходе и пробыть там, для приличия, минуты три, я направилась в город. Сегодня я без машины, а мчать быстро, как вампир, у меня не было сил, поэтому стоило начать двигаться уже сейчас. Идя вперед, я старалась вообще ни о чем не думать. Мне казалось, что даже мысли забирают мои силы. Я бы решила поохотиться, если бы не делала этого несколько часов назад и не знала, что кровь уже не помогает. Я медленно двигалась вперед, считая каждый свой шаг. Мысли превращались в цифры, и каждая фраза, случайно проскользнувшая в голове, замолкала, становясь номером. Еще шаг и… Запах. Запах вампира. Грязного, озлобленного, дикого вампира. Черт, а я везучая. Я ощущала его приближение – безумное существо гнало ко мне на всех парах, которые могло себе позволить. Вот я уже вижу движение среди деревьев, вот задрожало дерево и, наконец, финальные шорохи - оно выходит передо мной, словно на сцену Большого Театра. Уродливое существо, скорее похожее на киношного зомби, чем на вампира, в драных лохмотьях с кровавыми пятнами и безумным взглядом. Увидев меня, оно зарычало и бросилось вперед. Разумеется, играть с ним у меня не было никакого желания и я, увернувшись, схватила дикаря за руку и ударила об ствол дерева. Злосчастный упырь быстро пришел в себя и снова направился ко мне, но на этот раз отпрыгнуть я не смогла, и на моей руке появились четыре глубоких царапины. По виду они напоминали скорее царапины на камне, чем на коже. Такие вещи мгновенно заживляются, но не в моей теперешней ситуации. Понимая, что я сейчас в далеко не привилегированном положении, я собрала все свои силы и нанесла удар в живот сумасшедшему вампиру. Тот отлетел, но поднялся на ноги и с рычанием снова напал на меня.
- Живучий, падла, - вырвалось у меня.
Ощутив удар в спину, я схватила запястье выродка и свернула его, выломав кость. Упырь взревел, а я развернула его к себе и, что есть мочи, двинула ему по челюсти. Нижняя ее часть взмыла в воздух и оказалась на земле в двух метрах от своего хозяина. Еще пара движений, и от ублюдка остались лишь отдельные части, которые я собиралась кинуть в огонь. Достав зажигалку и пачку сигарет, я закурила, неотрывно смотря на остатки, а потом швырнула источник огня в кучу, которая когда-то гордо именовалась «вампиром». Словно глиняные кувшины, части существа опекались и навсегда теряли возможность срастись. Я смотрела на желтые языки пламени и думала, как же быстро все произошло, и как много сил я потратила на это отродье. Сейчас я прекрасно понимала, что будь их трое или, даже, если бы я не ела некоторое время назад – то в этом костре горели бы мои останки. Я ощущала ноющую боль в спине, а рука все еще не зажила. Меня шатало, и я думала, что оттащить то, что осталось от упыря, у меня нет сил. Тем не менее, я уже тащила их на ближайшее кладбище.
Когда я оказалась дома, Сход уже начался. Но я даже не думала туда идти. Не в таком состоянии. В моем холодильнике находилось два пакета с кровью, любезно предоставленных мне Медлен на случай форс-мажора. Достав оба я упала на пол и, разорвав пакет зубами, начала пить гадкую на вкус, холодную жидкость. Хотя, по большому счету, мне было плевать на вкусовые качества данного продукта. Я ощущала, как затягивается рана на руке, как утихает боль, как я уже меньше дрожу… Проглотив за несколько минут оба пакета, я откинула голову назад и, встряхнув ею, подошла к шкафу и достала чистую одежду: брюки из черной кожи и хлопковую рубашку того же цвета. Вздохнув, я побрела в ванную, слабо веря, что душ заставит меня почувствовать себя лучше. Холодная вода отрезвляет, очищает, приводит мысли в порядок. Сказать, что я вышла из душевой кабины рожденной заново нельзя, но голова стала яснее, словно расселся туман.
Уже собираясь выйти на крышу, я вспомнила, что убила свою зажигалку на упыря, поэтому ругаясь, вернулась обратно и с неким раздражением отыскала другую. Помнится, по дому их валялось около пяти, но где именно я не знаю. Когда же я все-таки добралась до крыши, то мой разум пронзила мысль, что Сход уже минут пятнадцать как начался, а я на него не попала. Что-то внутри заныло от тревоги, но на нее не было сил. Вкус сигареты дополнял привкус холодной крови. Мне чего-то хотелось; я дала себе вою и открылась чем-то невидимому. Словно слетело невидимое покрывало, и на меня обрушились миллионы голосов и образов. Мне хотелось максимально открыться, но в тоже время я понимала, чем рискую.
- Ты все же увиливаешь от своих обязанностей.
Я никогда не ощущала его присутствия, словно он был призраком, а не созданием из плоти и крови. По сути, такое сильное существо можно ощутить с очень большого расстояния, но не его... Хотя, вполне возможно, что это какой-то личный мой недостаток - я ухожу от реальности и никогда не знаю, кто у меня за спиной.

- Я не смогла приехать, - только и сказала я.
Что-то не давало мне пояснить ситуацию. Я обернулась и столкнулась взглядом с Морганом. Его черные глаза бесстрастно смотрели сквозь меня, словно меня тут и не было. Таким взглядом смотрят на тех, кто проходит на улице мимо тебя, кто едет в машине по левую сторону, кто рядом в очереди за хлебом, одним словом на тех, кого ты просто не замечаешь. Я сжала поручень, который ограждал меня от пропасти ночного города. Я не понимала, почему он тут. Но тут Морган резко подошел ближе и одним движением задрал рукав моей рубашки до локтя. Совершенно бессмысленное действие, если только это не была бы та рука, в которую Медлен вкалывает мне вещество. При лунном свете уродливые синие узоры на руки выглядели еще более отвратительно.
Я, словно зачарованная, смотрела на свою изуродованную конечность и только краем разума понимала, что сейчас произошло.

- Ты не понимаешь, что ты делаешь? – в голосе стоящего напротив меня звучали нотки гнева. Наверное, мне стоило что-то ответить, но я продолжала молчать.
- Мне интересно, чего ты ожидаешь? Что случится чудо, и ты перестанешь быть тем, кем являешься? Нет, такого не будет. Это всего лишь яд, который убивает тебя, но не более.
Морган подошел к перилам и, прислонившись к ним спиной, снова посмотрел на меня, потом вздохнул, и, отвернувшись, стал смотреть перед собой:
- Виктор знает, что ты жива, что ты сейчас здесь. А я с самого начала знал кто ты. Кто знает, возможно, будь я кем-то другим, я бы поверил твоим словам, но, увы, я – это я.
- Я не понимаю, - вырвалось у меня, и я снова поймала взгляд черных глаз. Черных… О, Боги, ну конечно. Как раньше можно было быть такой слепой! Глаза Князя не были тронуты цветом крови, как это происходит с людьми, после того, как клыки вампира касаются их шеи.
Значит…
- Откровенно говоря, я надеялся, что ты сама заметишь, - усмехнулся вампир, наблюдая за тем, как я запускаю пальцы в свои волосы. Жест отчаянья, если хотите. Жест, когда на голову сваливается что-то невыносимо тяжелое, когда мир делает сальто, перебрасывая все вокруг с ног на голову.
-Не думаю, что тут только твоя вина, продолжил черновласый демон, - тут, по большей части, вина Виктора. Он растил тебя, словно птицу в клетке. Ты знала только то, что он разрешал тебе знать. Но реальная жизнь немного сложнее, чем о ней пишут в книгах, - и снова эта усмешка.
- Есть что-то еще, что мне стоило бы знать, - спросила я и сама удивилась, как глухо звучал мой голос.
-Я бы хотел узнать, что ты собираешься делать.
- Что я собираюсь делать? - с истерической ноткой в голосе спросила я, - а я еще недостаточно сделала?
- Ну, во всяком случае, я вижу как минимум три сценария, - спокойно рассуждал Морган, доставая из кармана «Treasurer». Смешно, но даже в такой ситуации я заметила, что курим мы одни и те же сигареты, - первый, это, конечно, твое возвращение в Англию.
- Да, и быть палочкой-выручалочкой во внешней политике Виктора.
Морган утвердительно кивал головой и продолжал:
- Второй – сбежать и продолжать свои скитания.
- И жить с чувством вечного преследования до тех пор, пока Виктор все же меня не найдет. Раньше он думал, что я мертва, теперь этот номер не пройдет.
Я ожидала, что Морган выскажет свое третье предположение о моих дальнейших действиях. Но он молча курил, словно был тут один.
- Ну а третье предположение? – не выдержала я и даже сделала пару шагов вперед к выходу.
- А третий, - я услышала за спиной вздох, - выйти за меня замуж.
Как я стояла, так и замерла. Чувство, с родни того, когда Вас окатывают ведром ледяной воды. Я даже забыла, как дышать и, наверное, задохнулась бы, если бы нуждалась в воздухе.
- По-моему, это самый удачный вариант для нас обоих, Керолайн, - звук собственного имени, которое я не слышала более трех лет, имени, которое сама начала забывать, прошел сквозь меня дрожью, - твой отец оставит тебя в покое, которого ты так жаждешь, а я получу его поддержку и гарантии.
- Смысл? - у меня прорезался голос, - Получается то же, что и при первом варианте – пешка в политических играх.
- Ты должна понимать, что таковы правила в нашем мире, и что просто так свои возможности никто не оставляет. Главы кланов всего мира становятся сэрами и воспитывают своих «отпрысков», нарекая их «сыновьями» и «дочерями», чтобы иметь козыри в рукаве. А тут такая редкость – собственный ребенок, и ты думаешь, что Виктор лишит себя такой возможности? Пусть сейчас мы живем в 21 веке большинство из нас, особенно тех, кто на вершине иерархической лестницы, продолжает решать проблемы прежними способами, и, позволю себе заметить, они редко подводят.
Морган замолчал, а у меня тряслись руки.
- Я предлагаю тебе максимальную свободу, которая возможна. Не думаю, что кто-то другой будет готов тебе ее дать, кроме меня. Мне нужен только официальный статус, уверенность в отношениях с Англией и эскорт на разного рода мероприятиях.
- Если тебе нужен эскорт, то обращайся в соответствующие организации, - бросила я, заходя в помещение.
- Перестать придираться к словам, Рокс, ты прекрасно поняла, что я имею ввиду, - услышала я за своей спиной, - согласись, это шикарные условия.
Предыдущая сигарета уже давно истлела и превратилась в пепел, но я вспомнила о ней только сейчас, потому что нужно было куда-то деть руки, делать какие-то действия. Я достала из серебристой упаковки тонкую сигарету, что далось мне с трудом, так как пальцы дрожали, и если с этой задачей мои руки справились, то заставить зажигалку работать у них никак не получалось. Но тут перед моими глазами зажегся огонек и спустя несколько мгновений погас, будучи снова спрятан в золотой клетке, дверцу которой захлопнули тонкие мужские пальцы. Сигарета в моих губах пустила струйку дыма и, приподняв глаза, я увидела взгляд, который даже не пытался скрыть иронию.
- Яд, что ты принимала, ужасно бьет по нервной системе, - наиграно-спокойным голосом сообщил мне Морган, пряча зажигалку в карман черных брюк.
- По-моему, это что-то другое бьет по моей нервной системе, - тихо ответила я, держа злосчастную сигарету в руках.
Морган молчал, только глаза продолжали бессловесно требовать ответа. Тишина нагнетала. Сказать по правде, я просто хотела, что бы что-то произошло, чтобы что-то сместилось, пусть даже это был бы порыв ветра с улицы, который бы снес пару книг с полки, или еще что-то. Но ветра не было, и прежде чем я подумала, ответ уже прозвучал.
- Хорошо.
Ни один мускул на лице стоящего передо мной не дрогнул. Еще несколько секунд он смотрел мне в глаза, а потом ушел. Не знаю, был ли он еще тут, когда я опустилась на пол и закрыла глаза. Я вспомнила о золотой зажигалке Моргана и ощутила незримую параллель между собой и маленьким огоньком, заточенным в сверкающий сосуд. Наверно, я все же не понимала, на что только что дала свое согласие. Уже вторая сигарета бесцельно превратилась в пепел.

@темы: my last autumn

[graymatter]

главная