Dr. Frankenstein
[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Чтоб не плакать и не скорбить,
И любых избежать потерь,
Никогда никого не люби,
Никогда никому не верь.

(с) Flёur

Люди получают то, что получают, и это не имеет ничего общего с тем, что они заслуживают

© HOUSE M.D.

The Rasmus - Ten Black Roses

Как только за моей спиной захлопнулась дверь, я поняла, что больше не могу, а точнее нe имею никакого права находиться в этом доме. Более того, я соврала Моргану. Соврала, так как не считала этот мой поступок ошибкой, болеe того, я дорожила этой связью и не только потому, что питала к Князю тёплые чувства. Я никогда не надеялась на взаимность, хотя некоторые события заставляют меня почувствовать некую надежду на интерес с его стороны. Тем не менее, то, что произошло сейчас, полностью рушит тот шаткий, и, возможно, видимый лишь мне, мостик между нами. И от этого было ещё хуже, особенно из-за понимания, что тут исключительно моя вина. Я могла бы не говорить этой фразы, или хотя бы не хлопать дверью. Возможно, еще пару мгновений назад я надеялась, что Морган войдёт в мою комнату и продолжит гневную тираду. Честно, мне было бы легче, если бы мы продолжали этот бессмысленный диалог. Если это единственный способ быть рядом с ним, если это единственная возможность…
И в тоже время я злилась. Злилась на его упрёк по поводу меня и Генри. Возможно, мне было стыдно за свою слабость перед ним, но что сделано, то сделано, и не Моргану судить меня за это. Его отношения с Лорой далеки от дружеских, во всяком случае, на это похоже, и он не скрывает это от остальных. В любом случае я считала все это обидным. Не думаю, что тут дело в ревности, скорее в несправедливости со стороны Князя.
Я выдохнула. Мне не нужно было собираться для того, чтобы осуществить задуманное. Моя сумка с документами и самым необходимым была еще не разобрана с моего прибытия, а остальное мне было не нужно. Единственное, что моя машина находилась в подземном гараже пентхауса, и скорее всего мне нужно будет просить подать машину, дабы сразу отвезти меня в аэропорт. Я могу заниматься делами Ральфа и его семьи в Англии, рядом с Виктором и Нэнси, которых очень давно не видела.
Я сменила одежду, достала из шкафа короткую чёрную пуховую куртку и набрала нужный номер по внутренней сети дома.
- Слушаю вас, Миледи, - послышался голос на том конце аппарата.
Обращение «Миледи» я слышала в свой адрес впервые, хотя теперь это был мой официальный титул, как жены Первого лица клана - Князя. У вампиров была своя система распределения титулов и с человеческой она имела мало общего.
- Мне нужна машина, - пробормотала я, все же решив проверить документы в сумке.
- Эм… - голос по ту сторону замолчал, - прошу прощения, нет, я не могу выполнить Ваше поручение, Миледи.
- Я не понимаю, - обратилась я к говорящему, уже закрыв сумку, - почему не можете?
- У нас есть ясные распоряжения от хозяина на этот счёт, а мы не имеем права их нарушать.
- Да? Я ничего не знала об этом. Почему запрещён выезд за пределы поместья?
- Боюсь, Вы меня не правильно поняли, Миледи. Выезд за пределы поместья запрещён именно Вам.
- Когда было дано такое распоряжение? – сухо спросила я.
- Как только Вы вернулись от Князя Виктора и Миледи Нэнси, - послышалось в ответ.
Что? Причём тут мои родителями? Господи, что Морган наговорил тут? Хотя… хотя как ещё он мог пояснить мое исчезновение сразу после свадьбы? Но… но какого чёрта он себе позволяет? Закрыв меня тут, он считает, что сможет привязать меня и выпускать только тогда, когда это ему заблагорассудится?
- Большое спасибо, - я положила трубку, не дожидаясь ответа.
Я вылетела из комнаты, но даже не прошла и половину пути до кабинета Моргана, как наткнулась на Медлен и Роланда, мило беседующих о чём-то. Их счастье должно было бы меня радовать, но вместо этого я лишь ощутила раздражение.
- Рокс! Куда это ты? – с улыбкой на губах обратилась ко мне Медлен.
- Ты знала, что меня не выпускают за пределы поместья? – сходу спросила я, остановившись напротив парочки.
Медлен потупила взгляд, и улыбка саползла с её лица.
- Да, я знала.
- И ничего не сказала мне? - я кивнула сама себе и посмотрела перед собой. - Мило. Ну и хорошо, ты ни чем мне не обязана. Хорошо провести время.
- Рокс...
Я проигнорировала своё имя, направляясь к пункту назначения.
- Рокс, куда ты?
- Мне нужен Морган, - огрызнулась я, давая понять, что не была настроена на светскую беседу.
- Он уехал, - сказал Роланд, - они с Лорой уехали не более десяти минут назад.
Я закрыла глаза. Кажется, прошло несколько мгновений, прежде, чем я поняла, что смеюсь. Тихий, скупой смех сотрясал меня. Уехал. Конечно, он уехал! А на кой чёрт он должен быть тут? На кой чёрт ему все это, если у него есть Лора? Я возненавидела в этот момент себя. Я возненавидела себя за всё: за чувства к нему, за то, что поддалась на его уговоры и вернулась, за то, что сломалась у Генри на плече… Гнев и злость. Обида и ощущение собственной ничтожности. Чувства и эмоции сжимали меня, заставляли чувствовать, как моя душа, если она у меня есть, выворачивается наизнанку. Дрожь в теле усиливалась; боль начала касаться кончиков пальцев и распространяться по телу, подниматься выше и выше и, наконец, остановилась в районе груди.
А потом мир погрузился во тьму.

Свет. Свет был таким ярким, что я захотела отвернуться, но не смогла. Я не ощущала своего тела, тем не менее, понимая, что оно у меня есть и оно находится в горизонтальном положении. Постепенно свечение становилось слабее, но я ничего не могла разобрать. Всё было тёмным за исключением яркого пятна света, пока я не наткнулась на очертания девушки. Волосы цвета светлой меди, глаза излучали тревогу.
- Кто ты? – прозвучал чей-то низкий и очень слабый голос. Мне потребовалось время, чтобы понять, что этот голос принадлежит мне.
На сколько я могла доверять своему зрению, в данный момент я не знала, но мне показалось, что девушка вздрогнула и судорожно вздохнула.
- Медлен, - её голос был неровный, сжатый, даже глухой, - меня зовут Медлен.
Медлен? Ах, да… Как только она произнесла это имя, в моей голове что-то щёлкнуло, и я будто получила доступ к своей памяти. Никаких образов перед глазами, никаких видений - просто очень резко все стало на свои места. Вместе с этим пришло осознание всего, что произошло, вплоть до самого момента моего падения на пол перед моим братом и его дамой сердца.
- Когда же это кончится, - тихо взмолилась я.
- Ты помнишь как тебя… - начала было Медлен, но я перебила ее.
- Да-да, я все помню. Теперь помню. Ты не скажешь, почему я вижу все так… мутно? Я понимаю, что ты стоишь близко, но я вижу только силуэт и некоторые очертания, нe более.
- Это пройдёт. Ты восcтaновишься, не волнуйся. Совсем скоро ты…
- И это произойдёт еще быстрее, если я дам ей свою кровь, - совсем близко раздался голос, и я съёжилась. Видно Медлен заметила это, так как встала в оборонительную позу. Моргана я не видела, наверное он был не настолько близко ко мне, чтобы мое изувеченное зрение хоть что-то заметило.
- Не подходи к ней. Я дала ей свою кровь. Kонечно, её не сравнить с твоей, но это будет лучше, чем твоё присутствие рядом! – с угрозой произнесла Медлен, тем самым очень удивив меня.
- Ты прекрасно знаешь, что твоей помощи не достаточно. Ты вредишь ей, пытаясь оградить её от меня, - спокойно продолжил Морган, словно то, о чем они говорили, не находилось тут и не слышало их пререканий друг с другом.
- Мне бы не пришлось, как ты говоришь, вредить ей, если бы ты действительно делал то, за что взялся! Я не хочу сейчас поднимать эту темы, но единственный, кто навредил ей за последнее время - это ты. Твои действия заставляют меня очень сильно сомневаться в том, о чём мы с тобой недавно говорили. Я думаю, что тебе лучше пойти к Лоре. Tы же очень печёшься о ней, как я посмотрю.
Я испытывала благодарность к Медлен за её слова, ибо она произнесла именно то, что я так хотела сказать Моргану, но не считала, что имею на это право. Но если подобные вещи говорит кто-то третий - это еще лучше; так как это означает, что мои обиды хотя бы имеют под собой некую основу, заметную так же и другим.
- Керолайн, я могу тебе помочь, - игнорируя выпад Медлен, соизволил наконец обратиться ко мне Князь.
- Я думаю, у тебя есть дела поважнее, - произнесла я, при этом не зная куда смотреть, так как Морган не был в поле видимости моего зрения. И хотела ли я его видеть?
Послышался глубокий вздох.
- Медлен, оставь нас наедине, - прозвучал наконец мужской голос. И когда в нём скользнули некоторые иные нотки, я поняла - положение Моргана не терпело прерeканий, и, что бы там между ними ни было - дружба, любовь, просто хорошие отношения, никто не имел права противиться прямым приказам Князя.
Медлен еще на мгновение задержалась, а потом вышла из комнаты.
Мне стало не по себе. Тот факт, что сейчас я просто никак не могу защитить саму себя, вызывал неприятные ощущения, а когда Медлен оставила меня один на один с тем, с кем я бы не хотела находиться даже в одном доме, то меня невольно сжало в комок.
Когда Морган присел рядом, я смогла увидеть его очертания, но ничего более. K тому же, его любовь к чёрному цвету делала мою задачу - разглядеть его - почти невозможной. Он молча снял пиджак, а затем расстегнул несколько верхних пуговиц своей рубашки.
Я нахмурилась, когда его руки приподняли меня за талию и притянули к себе таким образом, что моя голова находилась на уровне его плеча. Одной рукой все ещё поддерживая меня, второй Морган коснулся моего затылка и очень аккуратно надавил на него, тем самым давая понять, чего от меня ожидают. Я запротестовала настолько, насколько была на это способна. Существовало множество других способов кормления, и в нашем случае самым оптимальным было бы делать это через запястье. Почему сейчас Морган выбрал такой, который усугублял и без того интимный процесс, мне было не понятно. Более того, если прошлый раз ранка для меня была уже готова, то сейчас мне придётся делать все… самой. Рука, которая все ещё находилась на моем затылке, давала понять, что отступать некуда. Я попыталась хоть как-то отстраниться, но меня только крепче прижали к себе.
Морган молчал, и, возможно, это было связано с тем, что он был максимально сконцентрирован на защите своего разума, чтобы не дать мне возможности прочесть что-то через его кровь. Я вздохнула и погрузила клыки в гладкую кожу у основания шеи вампира.
Я услышала, как Морган судорожно выдохнул, при этом его руки еще крепче прижали меня к себе. Признаться, любая кровь туманила рассудок, но его… Я лишь смутно осознала, что обвила спину Моргана руками, уже сама прижимаясь к любимому телу. Я ощущала, как его рука, которая все так же прижимала мою голову к его шее, зарылась в мои волосы, и это приводило меня в настоящий восторг. Не отрываясь от источника, я провела языком по ранкам, оставленным моими клыками, и услышала гортанное рычание, столь тихое, что будь я чуть дальше, оно осталось бы для меня не замеченным. Я позволила себе еще одну дерзость - легко поцеловав место укуса, я с новой силой вонзилась в бледную плоть. Не знаю, что дальше происходило в том месте, где осталось мое тело, но мое сознание оказалось рядом с Морганом и Лорой, которые выходили из машины.
- Почему ты не хочешь, чтобы я осталась? - обижено произнесла она, и я ощутила новую волну раздражения. Но она не была моей - эти эмоции принадлежали тому, чью кровь я пила.
- Мы закончили оговаривать все вопросы. Я думаю, тебя ждут дома, - сдержанно говорил Морган, хотя сам он был сильно взвинчен, и причиной тому была не Лора. Что-то беспокоило вампира, и он хотел как можно быстрее покончить с этим, чтобы вернуться в поместье.
- Но… - начала была беловолосая девушка, но закончить ей не дали.
- Нет никаких «но», мы все решили, а те вопросы, которые интересуют лично тебя, меня не касаются. Мне нужно возвращаться к жене, по которой я очень скучал и с которой хочу провести как можно больше времени.
Его слова… да, таким образом Морган давал понять Лоре, что все её попытки обратить на себя его внимание потерпели, и в дальнейшем потерпят, фиаско, но в них… в них не было лжи. Я не чувствовала этого. Он действительно хотел быть рядом со мной и он… он действительно скучал! Более того, он действительно не чувствовал к Лоре ничего, кроме раздражения и усталости. Ему не нравилось её присутствие рядом. Морган осознавал, что Норвегия прислала к нему Лору совершенно не как посла по решению политических проблем. Tем не менее, сыграл свою роль правильно - относился к ней со всей серьёзностью. И как только дискуссия на деловую тему была окончена, отправлял её обратно.
Лора все ещё поднималась по трапу в небольшой частный самолет, а Морган уже отдал распоряжения водителю, и они выезжали за территорию аэропорта.
Звонок моего мобильного был неожиданной весточкой из реальности. Зрение вернулось, и я поняла, что всё это время находилась в своей комнате. Тем не менее, сейчас я была одна и, дотянувшись до сотового, взяла трубку:
- Слушаю, - хрипло проговорила я, перевернувшись на кровати.
- Здравствуйте, моё имя Дейреде. Я мать Ральфа, - женский голос по ту сторону дрогнул, произнося имя сына. Вы хотели получить… некую информацию?
- Да, я говорила Вашей дочери, о том, что хотела бы получить больше материала для публикации книги, о которой мы договаривались с Ральфом.
- Дело в том, что большая часть материала находится в виде рукописей. Я, конечно, могу отослать их почтой …
- Нет, не стоит! Я заберу их лично, если Вы не против.
- Я только за, но Иви говорила, что у Вас проблемы со здоровьем, - женщина замолчала, явно чувствуя себя неловко.
- Да, но сейчас мне уже лучше, и, возможно, в скором времени я смогу приехать к вам и Иви. Так мы сможем обсудить дальнейшую работу над книгой Ральфа, - одобрительно сказала я, хотя понимала, что помимо моего состояния здоровья есть еще Морган и его запрет на мой выезд за пределы поместья.
- Конечно, с удовольствием, мы будем Вас ждать.
- Простите, а не могли бы Вы назвать своё полное имя. Mне необходимо для документации. - попросила я, думая, что именно на счёт женщины отправлю деньги.
- Дейреде Кроули.
- Кроули? – у меня дрогнули руки.
- Да, Вы, наверное, слышали о Джерольде Кроули. Он был моим отцом.