Dr. Frankenstein
[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Я просто хочу быть кому-то нужным.
Нужным и необходимым.
Мне нужен кто-то, кому я мог бы отдать всего себя — все свое свободное время, все свое внимание и заботу.
Кто-то, зависимый от меня.
Обоюдная зависимость

(с) Чак Паланик. Удушье

Когда даёшь себя приручить, потом случается и плакать.

(с) Антуан де Сент Экзюпери "Маленький принц"

Музыка: Evanescence - Away From Me

- Скорее всего, они сделали аварийную посадку, ещё не покинув воздушное пространство Германии. Я думаю, они выйдут на связь, как только смогут, но пока остаётся лишь догадываться. Мы понятия не имеем, где их искать. Hикакой информации нам не поступало ни о незапланированных посадках, ни о каких-либо авиакрушениях…
Одно и то же, одно и то же…
Я слышу одни и те же фразы на протяжении целого дня, и ничего не меняется. После того, как объявили штормовое предупреждение по всей стране, связаться с кем-либо стало предельно сложно, так как сеть была перегружена. Циклон направлялся к нам с востока, и хотя этот эпицентр находился ещё за пределами Германии, мы уже ощущали его последствия.
Я куталась в плед, хотя холодно мне не было, и ждала, что услышу хоть что-то новое. Все остальные вопросы и проблемы отошли на второй план, сейчас мне нужно было знать, что Морган жив. Самолеты один из тех видов транспорта, при крушении которого вампир почти так же смертен, как и человек. Падение с такой высоты и мощный взрыв – что ещё нужно, чтобы прикончить даже самого сильного Сородича? Огонь попадёт в разломы кожи и сожжёт тебя изнутри, сделав из тебя что-то похожее на обожжённый глиняный кувшин: хрупкий и такой же пустой внутри.
- Кэролайн, - я не оборачивалась, зная, что это Генри. Он не меньше меня волнуется за Князя, но при этом искренне уверен, что ничего ужасного не произошло, в отличие от меня, - с ним все хорошо, не…
- Ты не можешь утверждать это со стопроцентной уверенностью, Генри. Я буду спокойна только тогда, когда Морган перешагнёт порог этого дома, и я увижу его воочию, - мой голос был достаточно спокоен, чтобы моя внутренняя паника оставалась скрытой для чужих глаз, но я знала, что им не нужны доказательства моего состояния.
- Уверенна, Владу сейчас ещё хуже. Его сын должен был прилететь уже несколько часов назад, а вместо этого, нет ни сына, ни возможности с ним связаться.
Генри ничего не сказал и вернулся к остальным в холл.

Ничего не происходило. СМИ говорили о многочисленных жертвах и новой опасности или даже возможной эвакуации некоторых районов, но во Франкфурте мы не ощущали всего этого столь сильно, и скорее всего на нашей территории ситуация не ухудшится.
Закрыв глаза, я подумала о том, что не смогу увидиться с Дейреде и Иви, как бы мне этого не хотелось, и дело тут даже не в обрушившихся на нас погодных условиях. Я просто не смогу посмотреть им в глаза, зная, что уже двое из моих родственников-смертных умерло после встречи со мной. Конечно, это звучит нереально, но если всё-же есть что-то свыше, и, догадываясь об этом, я поеду к ним, это будет более чем мерзко. Но если я смогу попросить забрать бумаги у Дейреде кого-то другого, то как я смогу узнать, почему Нэнси никогда не говорила о своей сестре. Нет, я не думала спрашивать об этом мать Иви, но моих способностей к чтению мыслей было бы вполне достаточно…
- Ничего нового, - устало сказала Медлен, когда я вошла в холл. Тут было несколько вампиров, которых я не знала, Генри, о чём-то говоривший с одним из незнакомцев, и Роланд, обнимавший за плечи Медлен. Она явно давно не получала крови и от этого выглядела уставшей и слабой. Я подумала, что можно было бы просто воспользоваться донорской кровью для временного улучшения состояния, но покосившись на стол, поняла, что этот способ питания уже использован.
- Знаю, - тихо сказала я.
Честно, мне бы очень хотелось поговорить с Роландом, но сейчас просить его оставить Медлен было равно пытке. Нет, я подожду, все равно время уже ничего не изменит.
Но спустя мгновение, Роланд что-то шепнул Медлен и направился ко мне. Удивлённая, я смотрела на брата.
- Рокс, могу я с тобой поговорить? – обратился он ко мне, и я кивнула. Мы вышли из помещения и направились в комнату, в которой я находилась ранее.
- Я знаю, ты осведомлена о Ральфе и о том, кто он. Я догадываюсь, что ты хочешь сделать, но давай договоримся – я рассказываю тебе то, что знаю сам, а ты больше не возвращаешься к этой теме, хорошо? Я имею ввиду - ты не будешь встречаться с Дейреде, ты не будешь ничего говорить ни Нэнси, ни Виктору, вообще больше ни кому.
Что-то в его тоне пугало меня, что-то столь жесткое было там, что внутри что-то предательски заболело. Я всегда привыкла видеть Роланда добрым и ласковым по отношению ко мне, а сейчас брат выглядел более чем сурово.
- Хорошо, - сказала я, хотя причин такого строгого решения я не понимала.
Роланд внимательно посмотрел на меня, словно что-то решая, а после вздохнул и начал говорить:
- Этo случилось в то время, когда Виктор встретил Нэнси, и они уже некоторое время были вместе. Твоя мать уже знала, кто Виктор на самом деле, но это никогда её не пугало, и твой отец очень это ценил. Он очень любит твою мать, а она намного смелее, чем ты думаешь. Ей пришлось принимать сложные решения, и принятие вечной жизни только одно из них.
Виктор всегда был уверен в своих силах и умел великолепно контролировать себя, даже когда испытывал сильное чувство голода. Тем не менее, он всегда охотился до встречи с Нэнси, даже если был сыт. Он переживал, правда переживал, что что-то случится с ней, так как сама понимаешь, он хотел её как женщину, и в такие моменты вампиры за себя не отвечают.
И вот в одно из таких кормлений, недалеко от места, где жила твоя мать, Виктор ощутил, что не один. С ним рядом был человек. Ясное дело, что это не проблема, одной жертвой больше, другой меньше, но этот человек… Это была Дейреде, старшая сестра Нэнси. Она стояла и во все глаза смотрела, как Виктор пьёт кровь из своей жертвы.
Можешь себе представить, в какое положение попал Виктор. Подобные оплошности не то, что не характерны для него, он вообще не помнил, чтобы на его практике было подобное. Тем не менее, убить девушку он не мог, так как знал, что Нэнси безумно любит сестру и причинять такую боль своей возлюбленной он не хотел.
Я не знаю, как Виктор все это сделал, но факт остаётся фактом – Дейреде нужно было увезти из этого места, и он это организовал. По документам Дейреде Кроули уехала учиться за границу, а на самом деле её… на самом деле она должна была жить в Дублине, на обеспечении Виктора. Разумеется, все это должно было быть скрыто, чтобы никто не проследил связь между вампиром и смeртным. Но Дейреде… я не знаю, как она не сошла с ума, но ты можешь себе представить, что чувствует человек, который познаёт что-то ужасное и невиданное и осознаёт, что его близкий вскоре станет таким же. Таким же монстром. Дейреде думала, что Нэнси не знает о том, кто есть Виктор, но когда осознала, что её сестра почти с самого начала знала о своём возлюбленном, то была шокирована. Её родная сестра, маленькая Нэнси, любит чудовище и более того, хочет стать таким же созданием.
В общем, Дейреде сбежала из Дублина и уехала в какую-то деревушку. Она не хотела принимать тот факт, что жизнь имеет тёмную сторону, темнее, чем убийцы, воры и насильники. Темнее, чем коррупция, денежные махинации и воровство. И она не хотела видеть, как её сестра становится частью ночного мира. Она не принимала денег, не принимала помощи… Она вышла замуж за религиозного фанатика, который через шесть лет после свадьбы покончил жизнь самоубийством во имя Иисуса.
Я знаю всё это, так как лично наблюдал за ней, это была моя обязанность, назначенная Виктором.
Роланд замолчал, хотя мне не казалось, что рассказ завершён. Я забыла, что не дышу и, чтобы что-то сказать, мне пришлось глубоко вдохнуть:
- Почему нужно было, чтобы Дейреде покинула свой дом и уехала? Почему так много сокрытий? – и на последних словах я ощутила, что сама знаю ответ. Но мне стало так не по себе, что я вздрогнула. Нет, не может быть…
- Керолайн, - вздохнул Роланд, - люди не должны знать о нас. И есть те, кто следит за этим.
- Боже… - я поняла. Вот теперь я поняла всё. Господи…
- Но почему… почему я ничего не знала?! Почему ни ты, ни кто-либо другой не сказал мне. После смерти Кроули ты должен был мне сказать! Хоть кто-то должен был! Я не просила говорить мне о Дейреде, но о том, что кто-то будет убивать из-за меня…
- Рокс, я не знаю. Виктор всегда держал тебя в изоляции и давал тебе лишь то, что считал нужным. После смерти Джерольда мы думали, что ты… мертва, и когда это оказалось не так, никто не хотел поднимать эту тему…
- Откуда?! Скажи мне, откуда Джерольд знал, кто я?
Роланд покачал головой, показывая тем самым, что не знает ответа.
- А Ральф… чёртов идиот, зачем он пришёл тогда? Он был бы жив! Он был бы жив, если бы не я! Рaльф и Джерольд были бы живы, если бы меня не было! – я кричала. Кричала, как последняя истеричка, и мне было уже плевать, что меня кто-то мог слышать. Я потеряла контроль над собой, я потеряла остатки спокойствия. Роланд хотел схватить меня за руки, но у него ничего не вышло, я не понимала, почему не даюсь, но мне не хотелось ощущать прикосновений. Никаких прикосновений, слов или взглядов. Я не хочу ничего. Я не имею право на это.
- Рокс, успокойся, пожалуйста, перестань! Ты никому не говорила, кто ты, ты не приходила домой к Ральфу и не называлась. А Джеральд… скорее всего его убили ошибочно, считая, что он осведомлён о том, кто его внучка. Рокс, прекрати, в конце концов ты убивала своими руками и тоже чьих то дочерей, матерей, отцов, сестёр… Ты была, есть и будешь убийцей!
Я отшатнулась от его слов. Словно до меня наконец дошло, кто я и что я. Словно меня показали со стороны, давая понять, что чувствуют те, чьих родных мы забираем.
- Почему никто не сказал… ни ты, ни Морган, ни Медлен… - шептала я монотонно, шептала в пустоту, шептала туда, где сейчас находится моё сознание.
- Не хотели лишних потрясений, чувства вины… Никто не знал, что ты встретишь в этом огромном мире именно своего кузена и, более того, что он узнает, кто ты…
- Но вы могли предупредить! Вы же знали, чёрт побери. Знали, что такое возможно! Возможно, что я доверюсь кому-то, раскроюсь… и его прикончат только по этой причине? Почему?! Кто поверит одному человеку? Скажи мне, почему я не ощутила ни в единой мысли, ни в единой эмоции намёка на то, что люди гибнут от нас не только чтобы поддерживать нашу жизнь, но и нашу тайну?
Роланд не знал ответа. Или делал вид, что не знал. Я впервые ощущала себя такой беспомощной, глупой и наивной дурой. Мне нужно было проглотить это всё, но я все ещё не могла; и осознавала далеко не всё, чтобы оценить весь масштаб вранья, своей глупости и наивности.
Но поток моих мыслей перебило восторженное ощущение. Не моё, но множества других. Я прислушалась ко звукам из холла быстрее, чем сообразила, что делаю, моё сознание скользнуло в мысли сидящих там вампиров.
Морган! Морган был тут! Совершенно спокойный, даже улыбающийся, он был явно удивлён тем, насколько волновались за него окружающие. Еще бы! Князь! Потерять Князя равно убийству клана, так как это обеспечивает множество конфликтов и войну за власть.
Я была рада его видеть, мне хотелось подойти к нему и обнять… Но тут все ощущения сбились в кучу. Новая волна боли прокатилась по телу, задевая сердце. Рядом… рядом с моим супругом находилась Лора! Та самая девушка – ангел! Порочный ангел! Он нежно обнимал её за талию, и все улыбались им, словно… они пара. Я и вернулась в своё сознание. Роланда уже не было, он был со всеми в холле и встречал Князя.

Это было похоже на хлопок. Раз, и ты уже ничего не ощущаешь, кроме пустоты собственного я. Мне нужно покинуть этот дом. Сейчас.
Я помню комнату, в которой жила и собрала некоторые вещи. Я помню, как ушла, выпрыгнув через окно. Никто не остановил меня, никого не было вокруг территории, все были в холле. Там был Князь и настоящая Миледи. Там не место мне. Теперь он сможет сделать её официально своей женой. Я оставила кольца. Я свободна. Снова.