Dr. Frankenstein
[Искусственные хэппи-энды всегда казались мне формой психоза]
Акт 1.


Действие первое.


Спальня Рокс, в которой та проживала несколько дней, пока ее благоверный был в отъезде по не менее благоверным делам вампирской политики. Сама же Рокс невозмутимо читает отрытую и запасливо стащиную у Генри книгу и уже битый час холоднокровно пытается не обращать внимание на шум, доносящийся снизу. Надежда на то, что это кто-то из клана притащил себе ужин, почти погасла, так как столько времени терпеть столь голосистую жертву может только мазохист. Тяжело вздохнув и горестно подумав о нелегкой вампирьей судьбе, Рокс бесцеремонно швырнула книгу на пол и вышла в коридор. Где-то на первых этажах, явно происходило Взятие Бастилии, или что-то не менее весомое, если судить по грохоту, стуку и победным крикам. Пожав плечами, девушка бодрым шагом направляется к эпицентру этого невразумительного действия. На пороге ее останавливает что-то, откровенно напоминающее кучу хлама.
- Отнеси это Медлен, пожалуйста, - вежливо обращается оно к Рокс и, не дождавшись ответа, взгромоздивши на ее хрупкие плечи половину добра, сваливает, пока ошеломленная вампиресса не послала его куда подальше. Вампиресса не послала, но, зато довольно ощутимо, толкнула дверь ногой, от чего та обидчиво скрипнула.
Холл, или во всяком случае ранее тут находился холл, превратился в декорации к фильмам Тода Броунинга. Все в лучших традициях - паутина, свисавшая с потолка, свечи, неравномерно расставленные по комнате, много какой-то материи и даже несколько летучих мышей, неясно как крепившихся к потолку и делая видимость если не полета, то хотя бы затормозившей левитации.
Медлен: – О, вот оно, спасибо.
Рокс (нахмурившись): – Не за что.
Медлен: – Ты чего такая хмурая?
Рокс (еще сильнее нахмурившись): – Я не хмурая, я в раздумиях.
Медлен (удивленно): – И о чем же эти раздумия?
Рокс (философски): - О смысле бытия!
Медлен (ошарашено смотрит)
Рокс (хмуро): - О смысле бытия тут всех этих вещей и их вложение в общую концепцию с окружающей средой.
Медлен (добродушно): – Готовимся к празднику.
Рокс (так же хмуро): – Профессиональному?
Медлен (так же добродушно): – Нет, кельтскому.
Тут открываются двери в то, что когда-то было холлом, заходит Генри. На нем белая рубашка, которая уже изрядно успела запачкаться и темные джинсы. Генри с интересом всматривается то в улыбчивое лицо Медлен, то в хмурую физиономию Рокс. Потом, все же, оставляет свой выбор на черноволосой вампирессе.
Генри (с улыбкой): – Рокс, репетируешь?
Рокс: – Нет, разыгрываю.
Медлен (к Генри): – Морган уехал, вот она и злится.
Генри (многозначительно): – Ааа, теперь ясно. Непотраченная энергия и все такое…
Медлен (смутившись): – Да я не об этом…
Рокс (весьма демонстративно кашляет, тем самым показывая, что причина их беседы все еще тут и все еще без настроения).
Генри (улыбаясь): - Рокс, плохо быть занудой в твои то года.
Рокс (ответно улыбаясь): – Это я просто еще молода для старческого маразма.
Медлен (фыркнула).
Рокс (обреченно): - Детский сад…
Генри: – А книжки у меня таскать - это не детский сад?
Рокс (ничуть не смутившись): – А чего ж ты раньше молчал?
Генри: – А повода не было.
Рокс (обвинительно): – Интриган!
Рокс разворачивается и чуть не налетает на Роланда, который с весьма удивленным взглядом рассматривает окружающую среду.
Рокс (серьезно): – Розовое платье в рюшках имеется?
Роланд (малось офиигевши): – А зеленое подойдет?
Генри (шопотом, думая что его никто не слышит): – Вот так раскрываются семейные тайны…
Рокс (все так же серьезно): - Нет, не подойдет. А парик? Белый, с кудряками?
Роланд (еще более офигевши): – Зачем?
Рокс: – Для дела.
Рокс уходит, все остальные смотрят ей в след, потом пожимая плечами расходятся, но каждый из вампиров в душе молится Богу, чтобы Морган приехал поскорее и непотраченная энергия вампирессы ушла в верное русло.

Действие второе.


Прошел час.
Генри сменил рубашку и теперь щеголял в простой черной футболке, скорее взятой не из эстетических, а практичных изображений. Медлен полюбовно развешивает по залу паучков, а Роланд пытается сложить декорацию в форме весьма довольного собой скелета, но это выходит у него несовсем удачно. У бедной декорации постоянно отваливается какая-то конечность, а пару раз даже такой жизненно-важный орган, как необходимая челюсть. Тут дверь в холл открывается и в нее, шагая, словно моряк по палубе, заходит что-то. Это что-то, в немыслимом розовом наряде с кучей всяких оборочек, бантиков и складочек, что скорее напоминает фантазию престарелой Золушки, нежели платье, шагало с беспристрастным лицом. Продолжает это безобразие длинный, кудряшестый парик, совершенно желтого цвета, в котором проглядывается несколько бантиков поросячего оттенка. Жертва моды продолжает маршировать в центр зала, ничуть не обращая внимания на полные непонимания взгляды.
Медлен (тихо): - Я с нее балдею!
Генри (так же тихо): – А это точно она?
Роланд (с кистью скелета в руке): – А чем ей зеленое не подолшло?
Розовое недоразумение продолжает созерцать всех с недовольным видом.
Медлен (к Рокс): - Ты что делаешь?
Рокс (пофигистично): – Буду портить праздник.
Роланд (возмущенно – вопросительно): – Наш?
Рокс (все так же пофигистично): – Нет, кельтский.
Роланд (аккуратно): – Рокс, сними ты это..ээ…платье. Ты в нем… неочень.
Медлен (с иронией): – Какие мы честные.
Роланд (напыщенно): – Я вообще честный!
Генри (чуть понизив голос): – Особенно зa игрой в покер.
Роланд уставился на Генри, потом на Рокс.
Роланд (к Рокс, с возмущением): – Это ты ему сказала!
Рокс (пофигистично): – Нет, это былa твоя совесть.
Медлен (фыркая): - Типа такое может быть.
Рокс (все так же пофигистично): – Верно, как может говорить тот, кого не существует.
Роланд (зло): - Ах вы…
Медлен (миролюбиво): – Успокойся, зайчик.
Генри (удивленно): – Зайчик?
Генри и Медлен пытаются прикрыть смех за покашливаньем и похрюкиванием.
Рокс (к Генри): – А тебе завидно, птенчик?
Роланд (посмеиваясь): – Нет, я думаю ему вообще не хватает женского внимания, (душевная пауза) птенчик!
Генри (злобно): – Это ты сейчас мне, (душевная пауза дубль два) зайчик!
На заднем фоне перепалки уже во всю хохочут девушки.
Парни злобно косятся один на другого, потом хмыкают и развернувшись уходят по разным сторонам комнаты - Роланд для доделывания декорации, Генри для симметрии.
Роланд, наконец, успешно цепляет руку и довольный любуется своей работой. Нo тут приближается, уже ставшее угрюмым, розовое недорaзумeние и под возмущенные крики Роланда, отнимает у скелета не только челюсть, но и всю голову.
Рокс (мелaнхолично держа ухмыляющийся череп): – Бедный Роланд.
Несколько минут Рокс грустно смотрит на находящийся в ее руках предмет.
(неопределенный голос откуда-то из поместья): - О, кажется наш граф Дракула вернулся.
Рокс поворачивает голову и смотрит в обсидиановые глаза прeславутого Дракулы.
Рокс (мысленно): – Может и правда…непотраченная энергия…